Архив категории »Работа «

Турецкие приключения, часть 2

27 марта 2004 г., 12:07
Palm City Hotel, Измир, Турция

Как и следовало ожидать, в этой поездке мне пришлось быть затычкой к каждой бочке. Не скажу, что это было в тягость, хотя общение с турками в некотором роде выматывает психологически – особенно принимая во внимание мой достаточно низкий уровень терпимости к откровенным идиотам. Я также никогда не боялся повышенных обязательств. Но считаю, что это должно быть надлежащим образом компенсировано в денежном эквиваленте. Буквально накануне отправления в Туретчину я предусмотрительно подписал договор с клубом, где достаточно четко прописаны мои обязанности. Вряд ли можно подмести всю эту турецкую нервотрепку под пункт «лингвистические услуги». Общение с дебилами не входит в круг моих обязанностей!

Тем не менее я ничуть не жалею, что поехал. Измир, портовый город с населением около 2 миллионов, встретил нас теплой, по-настоящему летней погодой. Хотя в Москве весна уже вступила в свои права и в черте города сошел практически весь снег, что для марта месяца невиданно, перенестись в лето было приятно. Беглый осмотр города, мягко говоря, не восхитил, и первое впечатление осталось довольно серым. Тем не менее, вид из 8-го этажа нашей гостиницы открылся очень живописный – окраину Измира венчают горы, а в небольшом отдалении просматривается Эгейское море.

Площадь международного торгового центра ИзмираПервую «вылазку» я предпринял вчера. Рассчитывал погулять в одиночку, но за мной увязалась Анна, которая не закрывала рот ни на секунду. Метров через сто нам попался Григорий, который с довольным и важным видом дефилировал навстречу. Втроем мы пошли исследовать окрестности гостиницы. Неимоверное количество маленьких магазинчиков, где можно было купить всё за смешные деньги: мужские сорочки по $5, джинсы по $8, кроссовки по $10. Адаптер SCART для телевизора, который на «Горбушке» стоит $8, здесь я купил за доллар. На обратном пути мы наткнулись на магазин, торгующий кожаными изделиями. Более того, продавец там оказался русскоговорящим. И если джинсами и сорочками я и так обеспечен на много лет вперед, то новая кожаная куртка была для меня делом актуальным. В Москве платить три сотни зеленых мне не хотелось, но здесь висели точно такие же, но в два раза дешевле. Продавец сделал вид, что отдал мне ее по спец-цене, а я сделал вид, что ему поверил. Торговаться он не захотел, и в итоге мой кошелек похудел на $150, а я стал счастливым обладателем новой кожаной куртки.

Цветы рядом со стадиономТурция – страна миллионеров! За один американский доллар здесь дают почти полтора миллиона турецких лир. Рассчитываться очень неудобно: на каждой купюре приходится долго считать количество нулей. И как они докатились до жизни такой? Справедливости ради стоит заметить, что свободное хождение имеют и американские доллары, и евро.

Вечером за ужином начался глум по поводу Анны. Инициатива шла от Григория, но все работники клуба предупредили меня, чтобы я ждал ее ночью в гости, и если спонсор нам не продлит контракт на следующий год, то виноват в этом буду лично я! Доктору и массажисту посоветовали тоже быть начеку в случае, если мне понадобится помощь – ведь главное, чтобы спонсор остался полностью удовлетворенным!

Маленький банкомат называется... "банкаматик" :)К сожалению, тот факт, что я приехал сюда не отдыхать, а работать, полностью лишил меня свободного времени. Я собирался пройтись по торговым лавкам, купить сувениров, посмотреть на море и подышать морским воздухом. Однако в виду занятости, удалось мне это сделать только сегодня. Руководство клуба, оказавшись на «чужой» территории, проявило поразительную беспомощность, и мне приходилось быть им буквально нянькой и решать за них почти всё – разве что в туалет не водить за ручку. Фразы «Не уходи далеко, а то вдруг какие проблемы» и «Скажи им, чтобы…» я слышал по 10 раз каждый день. Однако сегодня после завтрака я поставил всех перед фактом, что иду гулять, и ничто меня не остановит! Отъезд на стадион у нас в 13:00, и до этого времени меня не ищите.

Предвестник нашего провалаВ 10:05 я вышел из гостиницы и решительно двинулся в сторону моря. Какое же разочарование меня постигло! Сегодня – воскресенье, к тому же день местных парламентских выборов, и улицы казались полностью вымершими: абсолютно всё было закрыто, а машины и люди встречались очень редко. Быстрым шагом за 15 минут я дошагал до набережной, побродил вдоль нее, подышал морским воздухом и направился обратно. На набережной мне встретился шикарный черный кот, который дорогу мне не переходил, но что-то долго и упорно мне пытался сказать, а может, просто послать хотел меня подальше. Но я его не понял, потому что мяукал он, видимо, тоже по-турецки.

Турецкие приключения, часть 1

25 марта 2004 г., 22:12
Palm City Hotel, Изм
ир, Турция

 

Турция! Почему-то именно в этой стране очень любят отдыхать россияне. Меня же в Турцию никогда особо не тянуло. По крайней мере, не до такой степени, чтобы ехать туда за свой счет. Совсем другое дело – за чужой!

Дворец спорта "Ататюрк", где проходили матчиСудьбе было угодно, чтобы федерация баскетбола ФИБА назначила Пан-Европейский Финал Четырех именно в Турции. Точнее – в Измире, что на самом западе страны. Конечно, я бы с бόльшим удовольствием поехал во французский Дижон, слухи о котором как принимающей стороне финального турнира упорно муссировались. Но, видимо, не срослось… Измир, так Измир. Тем более что там тепло!

В том, что мне придется ехать, я почти не сомневался. Однако я был совершенно не готов к тому, что из всей клубной офисной «тусовки» поеду я один. Как правило, все организационные вопросы всегда решал Вадим, но я слабо представлял себе, как все будет происходить в этот раз. Не говоря уже о том, что нам элементарно не хватает рабочих рук. Я высказал свои соображения директору, но он не изменил своего решения, ответив лаконично: «Ценю твой командный дух, но так надо!». Даже когда я недвусмысленно намекнул ему, что я на себя беру только фоторепортаж, обновление информации на сайте и пресс-конференцию тренеров, это не произвело на него должного впечатления. Возможно, потому что все, включая меня самого, прекрасно понимали, что все переводческие функции лягут на меня. А значит и всё, абсолютно всё, будет тем или иным способом решаться через меня.

Дом рядом с набережной Эгейского моряВ 11:30 клубный автобус отъехал от дворца спорта «Динамо» в сторону аэропорта, и через полчаса «Шереметьево-2» приняло в свои мрачные недра нашу делегацию. На соседней с нашей стойке шла регистрация на рейс авиакомпании «Дельта» до Нью-Йорка. «Вот он, мой рейс, он летит ко мне домой!» – мечтательно произнес огромный негр Джонни Тейлор, готовый выпрыгнуть из штанов и лететь туда, но Григорий, наш директор, вернул Джоника не землю: «На площадке бы у тебя так глаза горели!».

В 13:40 Боинг-737 «Турецких Авиалиний» взял курс на Стамбул. Спустя два часа полета показалось оно… Черное море! Слева по курсу отчетливо вырисовывались контуры Крымского полуострова. Может, резкий поворот, и обойдемся без Финала? До Симферополя ведь рукой подать… Но нет, не стал лайнер слушаться моих мыслей и продолжил свой путь на юг.

Уже при заходе на посадку самолет начало болтать так, что я себя почувствовал лягушкой в блендере, а мои часы такого издевательства просто не выдержали и самопроизвольно решили меня покинуть, непонятным образом сломав штырек на браслете. Вся наша баскетбольная банда, сидевшая в самом хвосте самолета, от души повеселилась над этими «турецкими горками». Когда мы наконец приземлились, шквал аплодисментов потряс и без того расшатанный самолет, а объявление командира корабля о том, что «мы совершили посадку» было встречено со здоровой долей глума и сарказма.

Кафе над водойВ стамбульском аэропорту, где я безуспешно искал возможность отремонтировать браслет, после часового транзита нас погрузили в автобус и отвезли к другому самолету, направлявшемуся уже в Измир. Время в пути – меньше часа, и не успели мы набрать высоту и забросить бутерброды в желудок, как уже началось снижение. Около 19:50 мы приземлились. Впрочем, приземлением это назвать язык не поворачивается – мы, скорее, упали на взлетную полосу. “Next time I will drive” – тоном, не терпящим возражения, заявил Джонни.

Турецкие визы, представляющие собой подобие почтовых марок, выдаются (вклеиваются в паспорт) всем подряд непосредственно в аэропорту и стоят для граждан различных стран по-разному. Особенно любят турки американцев, для которых установлена специальная цена в 100 евро, притом что для граждан остальных стран стоимость визы колеблется от 5 до 20 евро. После получения визы был паспортный контроль, кабинки которого больше походили на пивные ларьки. Затем – выдача багажа, и мы на «свободе»! Нас встретило два автобуса: один, маленький – для багажа, другой, побольше – для людей. Курировал нашу делегацию абориген Мурат, изъяснявшийся по-английски вполне сносно, но с забавным акцентом, прибавляя «ш» к букве «р» на конце слова. Таким образом, я стал называться «Викторш», а Мурат и я составляли некое связующее звено между Турцией и командой «Динамо».

Типичный торговец калачамиНеожиданно выяснилось, что одного человека не хватает. Нашего спонсора представляла некая Анна, которая умудрилась выйти из противоположного вестибюля – именно ее мы и недосчитались. Мурат, я, массажист Серега по кличке Фикус и собственно водитель маленького автобуса, набитого сумками, поехали к тому терминалу, где, судя по всему, нас и ждала Анна. Мурат тут же выскочил и помчался на поиски пропавшей попутчицы, представление о которой он имел лишь с привычно циничного и оттого особо красочного описания со слов Григория: «она одета во все черное, и у нее из головы торчат две палки». И тут я ее увидел – она сиротливо стояла у выхода из терминала и ждала нас. С двумя пластиковыми шпильками, торчащими из собранных в пучок волос. Я отправил Фикуса за ней, а водитель тем временем припарковался на стоянке. Через минуту они вернулись, и автобус двинулся в путь. Я сделал попытку остановить водителя, пытаясь объяснить, что Мурат еще не вернулся, кричал «СТОП!» по-русски и по-английски, но тщетно. Видимо, по-турецки слово «стоп» звучит совершено иначе. (Впоследствии выяснилось, что «стоп» по-турецки будет «дюр».) Лишь когда водила спросил что-то по-турецки и не получил ответа, он сообразил, что забыл Мурата в здании терминала. Пришлось разворачиваться и возвращаться обратно.

На этой улице располагался наш отельВ 8 часов вечера мы наконец-то прибыли в гостиницу Palm City Hotel. Естественно, что мне как единственному англоговорящему пришлось решать все вопросы заселения. Распихав всех по номерам и получив ключи, я наконец-то вздохнул с облегчением. Номер в гостинице оказался вполне пригодным для жилья – чистый, уютный, с длинным столом, предназначенным для работы. Порадовало наличие телевизора, холодильника, центрального кондиционера и даже отдельной телефонной розетки над столом для подключения к интернету. Особый восторг у меня лично вызвало наличие телефона в туалете. Поскольку звонить мне все любят в момент всевозможных интимно-гигиенических священнодействий, для меня это было очень актуально.

Город на склонеНа носу был ужин… Безусловно, американцы очень тупые люди. Но ровно до тех пор, пока вам не представится шанс пообщаться с турками. Американцы сразу покажутся все без исключения академиками в области ядерной энергетики или, в крайнем случае, ракетостроения. Не зря для них турецкая виза такая дорогая – ведь надо хоть как-то досадить конкурентам по безмозглости. Найти среди персонала гостиницы человека, который бы нормально понимал по-английски, оказалось задачей не из легких. Вообще, в Турции понятие о знании английского языка весьма специфичное. Когда я спрашивал «Ду ю спик инглиш?», радостный вопль «Йес!» отнюдь не означал, что человек понимает и уж тем более разговаривает на этом самом инглише. Это означает, что он знает семь или восемь слов. Так вот, возвращаясь к пресловутому ужину… Я с доктором команды с одной стороны и два чудика в ресторане с другой минут сорок обсуждали меню. Я опущу скучные подробности и попытки объяснить на пальцах, сколько каких порций нам нужно, и почему 19 порций минус 3 порции равняется ровно 16 порций… В конце беседы мне хотелось взять что-нибудь очень тяжелое – так, чтобы одним ударом прибить этих двух притурков! В конце концов, нас накормили и вроде бы даже не отравили – и на том спасибо. Но с этого момента ежевечернее обсуждение меню на следующий день превращалось в самую настоящую пытку. Приходилось заново каждый раз объяснять, сколько в нашей делегации человек постятся (смысл этого слова я так и не смог до них донести), сколько из нас едят мясо, курицу, рыбу и так далее. И каждый раз они что-то путали, приносили не то, что надо, не тем, кому надо. В страшных снах мне теперь будет являться этот сюжет…

НабережнаяПосле ужина произошло то, что и должно было произойти: телефон в туалете зазвонил в самый неподходящий момент, когда я уже расслабился в надежде, что меня хоть в этом маленьком помещении площадью в 3 квадратных метра оставят в покое. Это из Москвы звонила наша пресс-атташе Женя и даже не спросила, а выкрикнула дрожащим от нетерпения голосом: «Ну, рассказывай!!!» Резюмировать все происходившее до этого момента, я смог только одной фразой: «Жень, это пиииииииииздец!» В ответ на истерический хохот на том конце провода я попросил ее все же перезвонить мне через 15 минут, ибо в сей момент нахожусь в очень интересном положении, не вполне располагающем к разговорам на тему работы.

Рабочие моменты

5 марта 2004 г., 11:11
Москва

Чем дольше я работаю в баскетбольном клубе «Динамо», тем более очевидным становятся все прелести этой работы. Во-первых, она связана со спортом. Во-вторых, работа с компьютером, но не написание кода 8 часов изо дня в день, а полный спектр задач: настройка сетей, наполнение сайта, создание фоторепортажей, а также собственно программирование. В-третьих, постоянная практика с английским. Перевод интервью с нашими неграми для телевидения стало обычным делом. А не далее как месяц назад пришлось переводить пресс-конференцию Душана Ивковича, главного тренера ЦСКА, не говорящего по-русски.

Однако еще одно достоинство стало очевидным неделю назад, когда я поехал с клубом в Тулу на Финал Четырех. Таким образом, есть еще возможность путешествовать за счет клуба, а также питаться, так сказать, на халяву.

Турнир в Туле проходил 28-29 февраля, и 26 числа вечером на клубном автобусе мы прибыли в город-герой пряников, самоваров и оружия. Симпатичный 4-этажный особнячок веселого желтого цвета служил для нас пристанищем на эти 4 дня. Гостиница с необычным названием «Демидовский стиль» была просто-таки идеальным вариантом. Всего на 22 номера, она смогла целиком разместить нашу делегацию без всяких посторонних. К третьему дню все настолько обнаглели, что просто перестали запирать двери своих номеров. Можно было, к примеру, запросто вломиться в номер к главному тренеру: «А что, Константиныч, не выпить ли нам чайку с тульским пряничком?»

Доктор команды продумал меню до мельчайших деталей, и гостиничное кафе порадовало превосходной готовкой и лошадиными порциями. Вроде и не лезет уже, но грех на халяву не отхватить всего того, что дают. Понятно, что спортсменам двухметровым надо много есть, но нам-то, простым смертным, как все это переварить? К примеру, меню первого ужина включало в себя следующее: свежие овощи, зелень, запеченные куры, рис, макароны, блины, сметана, мёд, грецкие орехи, курага, фруктовые соки, питьевая вода, чай, шоколад «Аленка», тульский пряник (куда ж без него-то). И в таком духе все 4 дня!

После такого ужина надо было малость протрястись, и мы с Вадимом предприняли прогулку по главной улице города – проспекту Ленина, кого же еще. Погода стояла отвратная: +2 градуса с периодически моросившим дождиком. Обледенелые тротуары превращали эту прогулку в ползки с препятствиями. Но что характерно – при приближении к центру города и местному «белому дому» тротуары становились вполне проходимыми.

Удивительное дело – на часах всего десять часов вечера, а жизнь в городе практически остановилась. Это особенно контрастировало по сравнению с Москвой, которая в это время только-только приходит в себя после дневной рабочей суеты и начинает жить своей неповторимой вечерне-ночной жизнью.

Во время этого променада обсуждались последние баскетбольные и клубные новости и сплетни; высказывались предположения о том, где можно найти подруг и какой ночной клуб посетить следующим вечером, пока игроки будут строго соблюдать режим и готовиться к двум самым важным матчам сезона.

Тула – хоть и город-герой, но со странностями. Почти на каждом углу стояло по 2-3 парня, одетых во все черное. Они просто стояли и ничего не делали! Словно ждали кого-то. Или чего-то. На бандитов не похожи, на гопников – тоже, ибо одеты во все приличное. Эта загадка так и осталась неразгаданной.

Вторая странность – несмотря на практически полное отсутствие ночной жизни в Туле, количество круглосуточных продуктовых магазинов на единицу площади зашкаливает. Из местных продуктовых достопримечательностей непременно стоит отметить водку с чудесным названием «мужское достоинство». Сразу развею сомнения читателя – к сожалению, бутылка не была выполнена в форме того, о чем вы подумали. Хотя логично было бы именно такой ее и сделать. Впрочем, причину отказаться от очевидного дизайнерского решения я для себя вывел чуть позже: памятуя о том, как наши люди любят глушить водку из горла, сей акт выглядел бы, по меньшей мере, странно. С другой стороны, может и пить бы меньше стали…

Последний штрих дополнил картину ровно в полночь, когда мы с Вадимом переходили проспект Ленина, возвращаясь в гостиницу. В этот момент на улице погасли все фонари. Город погрузился во тьму. Всем спать!

Музей оружияВ пятницу, пока команда была на тренировке, я уже в одиночку совершил дневную прогулку по городу и дошел до кремля. Унылая погода отнюдь не прибавляла красок и без того не слишком яркому городу. Кремль выглядел совершенно неухоженным и каким-то заброшенным. Единственное светлое пятно – и в прямом, и в переносном смысле – музей оружия, ярко-красным цветом выделявшийся на фоне снега, серого от таяния, и невзрачных кремлевских стен и башенок. Здесь же продавались тульские пряники и всевозможные сувениры.

Вечером, пока команда опять всеми силами соблюдала режим, мы с Вадимом так же активно начали его нарушать. В полукилометре от гостиницы расположился ночной клуб «Анастасия». Несмотря на пятничный вечер, посетителей было мало, и мы без труда нашли свободный столик, где взяв по 100 граммов коньяка, решили для начала оглядеться. Интерьер заведения был точной копией типичного русского ресторана в Америке: на сцене – клавишник с «минусовками», певцы и певички с микрофонами, танцовщицы. Однако при более близком рассмотрении аналогия начала стираться. Тульские официанточки были на порядок симпатичнее, а музыкальный репертуар порадовал не только широким ассортиментом музыки, но и красивой шоу-программой. Довершало впечатление очень вкусное стриптиз-шоу, причем, что примечательно, женский стриптиз чередовался с мужским. Таким образом, и мужская, и женская часть аудитории смогла впрыснуть в кровь по равной дозе гормонов. Что касается посетительниц, то ничего достойного внимания и в то же время свободного мы с Вадимом не обнаружили и, оставив 800 рублей в этом милом кабачке, отправились дальше на поиски приключений.

Следующей остановкой был ночной клуб «Мираж». Однако и там ничего интересного мы не нашли и, сыграв три партии в бильярд, вернулись в гостиницу.
В субботу утром я купил домой пряников и расписной самовар, а вечером состоялась первая полуфинальная игра, которую «Динамо» выиграло, а следом – второй полуфинальный матч, в котором саратовский «Автодор» неожиданно выбил из розыгрыша хозяев турнира  – тульский «Арсенал».

Я в музее самоваровНа следующий день мы с Вадимом предприняли культпоход. При моем везении было бы странно, если бы оружейный музей оказался открыт. Он и не оказался – нас встретила табличка об обеденном перерыве. Что ж, придется еще раз как-нибудь вернуться в Тулу, раз не все дела улажены. Однако в музей самоваров мы все же попали. Никогда не думал, что самоваров бывает столько разновидностей: от самых обыкновенных до невероятно причудливых. Был даже «самовар-паук», напоминавший футуристического вида космический корабль.

Вечером в воскресенье состоялся финал, в котором мы встречались с «Автодором». После трех четвертей преимущество нашей команды составляло 19 очков, и всем нам уже мечталось поскорее заполучить в руки заветный трофей. Однако игра состоит из четырех четвертей, и без интриги скучно, правда? Когда «Автодор» за несколько минут до конца матча сократил разрыв до 6-ти очков, стало страшно, и не хотелось верить в реальность происходящего. Фотографировать в последние минуты я уже не мог – тряслись руки. Я в шутку заметил соседу-фотографу, что для таких матчей нужен валидол, и он на полном серьезе достал из кармана упаковку и предложил мне. Но я, теперь тоже на полном серьезе, отказался. Президент нашего клуба специально прибыл в Тулу на финальный матч, и проигрывать мы просто не имели права. Иначе никакой вазелин нас бы не спас, и в Москву пришлось бы возвращаться пешком. Однако две «трёхи» в концовке поставили все на свои места. В итоге – победа 96:88, и подмосковное «Динамо» на первом же году своего существования сумело завоевать свой первый в истории трофей, и мне особенно приятно осознавать, что я имею к нему вполне конкретное отношение! Теперь нас ждет Европа, куда мы отбываем с командой в конце марта и будем играть Пан-Европейский Финал Четырех Кубка ФИБА-Европа.

Я с выигранным нашей командой кубком

Букет русской экзотики

11 февраля 2004 г., 00:29
Москва

Возил я недавно двух новичков нашего баскетбольного клуба на медосмотр. Один – Грег, белый канадец, ростом два метра с гаком, взятый на позицию центрового. Второй – Майкл, американский негр из Лас-Вегаса, ростом всего лишь с меня. Мне же отводилась скромная роль переводчика, посредством которого наши эскулапы должны были общаться с новоиспеченными легионерами команды.

Действо проходило в центре спортивной медицины в Лужниках. Игрокам выдали по медицинской карточке и отправили по кабинетам. Майкл стал тут же клеиться ко всем девчонкам, коих было предостаточно, ибо в то же самое время медкомиссию проходила женская олимпийская сборная России по фехтованию. Поиграв в Перми в начале сезона, Майкл, видимо, вкусил всю прелесть общения по интересам с русскими девочками и отчаянно желал продолжения «банкета». Таким образом, мне, помимо переводчика, приходилось теперь служить еще и отклеивающим реагентом для чернокожего легионера в попытках спасти наших красавиц от черной напасти.

Первый казус не заставил себя долго ждать и произошел в лаборатории, где брали анализы. Надо было сдать кровь из пальца. Грег, ранее никогда подобной процедуре в своей отсталой Канаде не подвергавшийся, ударился в панику, настаивая на том, чтобы у него брали кровь только из вены, как он в своей отсталой Канаде привык. Он так переживал, что не сможет больше этим пальцем играть в баскетбол, словно лаборантка держала в руке не иголочку, а топор, которым она готовилась в следующее мгновение отхватить своей жертве как минимум полруки. Однако совместными усилиями мы смогли убедить бедолагу, что при определенной доли везения рука у него, возможно, останется целой.

Далее им было указано на дверь в соседнюю комнатку, где стояли перевернутые баночки из-под варений, фруктовых соков и кабачковой икры – причем, на многих из них этикетки так и сохранились. Информация о том, что именно им придется сейчас в эти баночки делать в другом конце коридора, привела обоих легионеров в неописуемый восторг – наверняка сдавать анализы в баночки из-под фруктового сока им не приходилось ни в Лас-Вегасе, ни в Торонто!

Кульминацией дня стало посещение терапевта. Врачиха долго задавала Майклу вопросы, я их ему переводил, он отвечал, я переводил его ответы обратно врачу. Таким «кругом» и проходило наше общение, пока речь не зашла о пищеварении. Был задан вполне естественный вопрос: «Со стулом проблем нет?», что я Майклу и перевел, строго придерживаясь медицинской терминологии: “Any problems with your stool?”. По его потухшему взгляду я понял, что он не имеет ни малейшего понятия, о чем я его только что спросил. На всякий случай, если он вдруг не расслышал, я повторил вопрос. Его взгляд яснее от этого не стал. Надо было спасать ситуацию, и, отбросив все условности и нормы приличия, я сформулировал вопрос так, что не понять его теперь было просто невозможно: “Do you shit regularly??!!”. Неопределенный артикль “muthafucka” я пока решил опустить. Как и следовало ожидать, негр это понял сразу и безумно обрадовался, выпалив “Oh, yes, of course!!!” с таким бешеным энтузиазмом, словно собирался сделать это немедленно! Но терапевт заверила его, что этого не потребуется.

Уэлкам ту Раша!

14 ноября 2003 г., 23:40
Москва

Новая работа захватила и закрутила в своем водовороте. Интересная работа. Это приятно. Вчера была зарплата. Это еще приятнее.

Вчера же в расположение нашего баскетбольного клуба прибыл очередной негр из США. Теперь их у нас двое – Джонни Тейлор и новичок Шон Колсон. Прилетел он во второй половине дня, и на квартиру привезли его уже когда стемнело.

Когда я увидел эту квартиру, моим первым желанием было выгнать всех и сказать «теперь я тут живу!». Это была квартира моей мечты. Дом – новостройка, в подъезде – охранник. Квартира с евроремонтом, трехкомнатная, по площади никак не меньше ста квадратных метров. Два санузла – один раздельный (туалет и ванная), второй – совмещенный. Кроме того, два подсобных помещения, огромный платяной шкаф размером приблизительно с мою кухню. В гостиной поместилась бы вся моя квартира, а застекленная лоджия представляла собой полноценную комнату, вполне пригодную для жилья в теплое (и не очень) время года. В кухне можно было играть в футбол, предварительно убрав из нее обеденный стол. И, наконец, две симпатичные спальни, одна из которых больше похожа на детскую. Однако даже при таком размахе квартира все равно выглядит очень уютной, чему способствует гармоничная отделка и со вкусом подобранные детали интерьера. М-да, в профессиональный спорт-то я подался, да только, видимо, не с той стороны. Играл бы я в футбол сейчас, имел бы большую квартиру, ездил бы на BMW. Да и связки коленные мне бы за счет клуба давно починили. А так лишь по клавишам остается стучать. Кажется, что-то в этом мире не совсем логично…

Итак, вернемся к нашим баранам. Шон прилетел так внезапно (нам позвонил президент и сказал, что буквально через 4 часа надо встретить Шона в аэропорту), что квартира не была толком подготовлена. Нет, там все было чисто, убрано – в этом смысле претензий никаких. Вполне естественно, что после долгого перелета и смены часовых поясов у человека было лишь одно желание – лечь спать. Увы, в квартире мы не нашли ни постельного белья, ни даже одеяла. С нашей пресс-атташе Женей я сел в машину, и мы помчались в магазин. Благо живет Шон в двух шагах от меня, район мне хорошо знаком. На закупку предметов обихода и туалета у нас ушло немногим более получаса, после чего мы вручили все это добро новоявленному динамовцу и, пожелав спокойной ночи, удалились.

Однако не суждено было несчастному новичку отдохнуть, ибо через полчаса по поручению начальства я ему позвонил, «обрадовав» предстоящей следующим утром диспансеризацией, на которую ему надо было ехать ровно в восемь.

В 7:30 утра я его разбудил, а в 8:00 Женя его повезла в лапы врачей. В два часа дня Шон вернулся домой в надежде выспаться. Однако ровно через час хозяева квартиры изъявили желание с ним познакомиться, чтобы, по крайней мере, знать, кто проживает на их жилплощади. Я выполнял функции переводчика, и все это время безумный взгляд Шона с опухшими глазами умолял поскорее закончить все и дать ему отдохнуть. Но хозяева без боя сдаваться не желали и, чтобы решить все проблемы сразу, пригласили главную по подъезду, которая просто обязана знать своих жильцов в лицо. Та как бы между прочим заметила, что в районе шести часов вечера придет комиссия проверять батареи отопления, и ее очень желательно впустить в квартиру. В общем, на голову бедного легионера с первого дня посыпались все прелести российского быта.

Напоследок я у него спросил, нужно ли ему что-нибудь еще. Ответ его был неоригинален: «Да! Поспать!!!»

А мне это отдаленно напомнило комедию “Дежа Вю” и злоключения Джона Поллака в советской Одессе…

Первая настоящая работа

28 октября 2003 г., 19:33
Москва

Что-то уж очень рано пришла зима в этом году. Выпал первый снег, который до сих пор не растаял, а градусник за окном показывает 3 градуса ниже нуля. Правда, к концу недели синоптики снова обещают приход осени, таяние снегов и температуру до +9.

Главная же новость заключается в том, что я устроился на работу. Дневную, настоящую! Менеджером по информационным технологиям (проще говоря, компьютерщиком) в баскетбольный клуб «Динамо» (Московская область). В мои обязанности входит поддержание компьютерного «парка» и сети в рабочем состоянии, настройка операционных систем, подбор компьютеров и периферии, веб-программирование и разработка сайта, фото- и видеосъемка тренировок и игр команды, работа с базами данных, присылаемых баскетбольной федерацией России, а также наполнение веб-сайта информацией. Клуб, вице-президентом которого, к слову, является Лев Лещенко, начал свое существование только три месяца назад, поэтому есть хорошая возможность для роста. В случае удачного выступления команды, в клубе будет открыт международный отдел, где мое знание того, что я еще помню от английского языка, наверняка будет играть не последнюю роль.

Что особенно радует – работа не сугубо офисная, а главное – творческая. Мне выдали цифровую камеру, и в прошедшее воскресенье я отщелкал первую игру команды. По интересному стечению обстоятельств играли мы с… ЦСКА. Вот была моральная дилемма! Спасло меня исключительно то, что мне баскетбол всегда был довольно безразличен, и даже выигранное в прошлом году ЦСКА первенство России ситуацию не сильно изменило. Однако теперь, видимо, придется приобщаться.

После окончания воскресного матча мне пришлось побыть еще и переводчиком: лучший игрок матча в «Динамо» Джонни Тейлор, огромный негр из Техаса, давал интервью телеканалу «Россия».

Пожалуй, с этим устройством на постоянную работу можно в полной мере сказать, что я окончательно влился в ритм современной России. А резюмировать свое состояние на текущий момент я могу всего двумя словами: я счастлив!