Архив категории »Личное «

Снегопад и немножко лирики…

31.12.2002, 16:44
Москва

Я ничего не имею против хорошего снегопада, как позавчера, с температурой -3°. Я также ничего не имею против крепкого 20-градусного мороза, как вчера. Но вот когда одно сочетается с другим, да еще и с порывистым северным ветром, как сегодня – здесь уж извините-подвинтесь! Я проклял все на свете, пока добрался из дома до рынка и обратно. Собственно, я сам виноват, оставив закупку продуктов к новому году на последний день. Но, уважаемая небесная канцелярия, нельзя же так издеваться над людьми!

 

Лирическое отступление

Вот и настали предпоследние сутки уходящего года. Это означает, что остатки зарплаты уходят на закупку продуктов, о существовании которых в природе как-то забывается в течение года, а у супруги начинается двухдневное заточение на кухне, чтобы прокормить толпы званных и не очень гостей в течение последующих двух недель. На спиртное деньги приходится вытаскивать уже из заначки, которая предназначалась на черный день. Вот уже в который раз подряд таким черным днем оказывается канун Нового Года. Кто бы мог подумать!

Новый Год – замечательное время, когда все диеты летят к черту, когда ничего больше не остается, как загадать желание похудеть, но только после 13-го января… в смысле, после 23 февраля… ну, имелось в виду после 8 марта… я хотел сказать, после лета… вот после 7 ноября точно! И какая сволочь придумала столько праздников? В свисающем поверх брюк в виде знака «бемоль» животе теперь еще и отчетливо проглядываются контуры печени. Интересно, а почему можно зашиться от спиртного, но нельзя зашиться от еды? От любой? Помнится, один американский фермер пытался приучить свою корову не есть. Опыт проходил исключительно успешно, и он уже почти приучил ее, но случилась такая неудача, она сдохла…

А жена тем временем с кухни в двадцатый раз просит вынести мусор. Такое впечатление, что примерно 80% из купленных продуктов уходит туда в виде картофельных очистков, яблочных огрызков, рыбьих хребтов, курьих костей, свиных рыл, шерстяных… стоп, это что? Честное слово, я не собирался выбрасывать нашего Котэ, он сам туда полез за очистками! А потом удивляемся, откуда берутся пирожки из котят.

Вот и 31 число подкралось незаметно, как всем известный сами знаете кто. К уже сидящему в печенках призыву «вынеси мусор» прибавляются новые: «пропылесось полы», «вымой ванну», «почини кран», «помой окно». И снова, как год назад, с пола исчезает сантиметровый слой пыли, и ты вспоминаешь, что у тебя уже, оказывается, давно не паркет, а ковролин. Ванна неожиданно оказывается белого цвета, а не коричневого. Кран, как выясняется, служит для того, чтобы останавливать воду, а не для музыкального сопровождения сна. И, в конце концов, ты с удивлением смотришь в окно, где вместо вечного тумана, оказывается, стоят другие дома!

Тем временем дорога к мусоропроводу проходится с закрытыми глазами, движения становятся заученными до неприличия, и карьера мусорщика больше не кажется столь отталкивающей. На улице начинает темнеть, к аромату елки, наконец-то, примешивается запах с кухни, и начинаешь понимать, что остаток зарплаты ушел не только в очистки, огрызки, ошметки и хребты. В который год подряд мы желаем друг другу «С лёгким паром», и из телевизора снова слышится знакомая до боли песня сифилитика: «Мне нравится, что Вы больны не мной…».

И вот уже белая скатерть расстелена на столе, и приходится применять всю смекалку, расставляя салатницы так, чтобы осталось еще место собственно для тарелок. К половине одиннадцатого начинают подтягиваться гости. Хозяйка получает 10-минутную амнистию из своего двухсуточного заточения, чтобы поздоровкаться с гостями и чтобы муж вспомнил, как она выглядит. А ведь неплохо выглядит, черт побери… И вдруг понимаешь, что без этого человека Новый Год в лучшем случае превратился бы в обычную попойку с пересоленными пельменями в виде закуски…

Хозяйка садится за стол, и впервые за последние двое суток она может оглянуться по сторонам. Обычно первый тост всегда пьют за уходящий год. А я всегда пью первый тост за тех, кто превращает новогоднюю ночь в праздник. И черт с ними с бемолями, диезами и прочими скрипичными ключами. Сначала за наших драгоценных женщин! С вами невозможно жить, вы – чокнутые создания, вы не от мира сего, понятие «логика» для вас не существует. Но мы вас любим – может быть, именно за всё за это. За вас, любимые наши жены, невесты, сестры, мамы, бабушки, тещи, свекрови, дочки и просто подруги. Спасибо вам за то, что вы есть!

Шампанское нóлито, стрелки подходят к 12-ти. Президент, в очередной раз пообещав кого-то где-то замочить, произносит такие долгожданные слова: «С Новым Годом, дорогие россияне!» Пять… Четыре… Три… Два… Один… Бой курантов звучит, как музыка детства. В Новый Год мы все вновь становимся детьми. Мы хотим побыстрее лечь спать, чтобы ночь скорее промчалась, и, проснувшись утром, мы увидели подарки под елкой. Но звон бокалов возвращает нас к реальности. И мы снова готовы клясться в том, что станем лучше, что похудеем, что будем мыть ванну хотя бы 2 раза в год, что будем дарить нашим женщинам цветы не только в день рождения и день свадьбы, что, в конце концов, будем просто ЛЮДЬМИ! С Новым Годом!

Билет в один конец

24 сентября 2002 г., 20:07 (20 дней, 19 часов и 38 минут до вылета)
Лос-Анджелес

Ну вот и все. Пути назад больше нет. Вещи успешно отосланы, и на руках у меня билет в один конец на рейс Аэрофлота SU-322. Вылет из Лос-Анджелеса 14 октября в 15 часов 45 минут. Такое впечатление, что это все происходит не со мной…

Кажется, только сейчас до всех моих многочисленных знакомых, друзей и приятелей начало доходить, что я действительно уезжаю. А ведь не верил почти никто. Не далее как в июле журналист Виктор Родионов на страницах самой читаемой эмигрантской газеты «Мы и Америка» опубликовал целиком посвященную моей скромной персоне статью с сочным заголовком «Синдром Хлестакова», в которой публично обозвал меня треплом и пустобрёхом, заодно и поклеветав невзначай. Ну что Вы теперь скажете, товарищ Родионов? Кто из нас теперь Трепло – с большой буквы? Справедливости ради надо признать, что мой горе-тёзка все же оказался человеком вполне вменяемым, выслушал мою сторону истории и даже принес извинения. Однако соблазн утереть нос «обидчику» и сказать последнее слово нестерпимо велик!

Тем временем «эксперты-прогнозисты» завели новую песню: «Ничего-ничего, перекантуешься месячишко и как миленький вернешься в Америку!» Вообще, эмигранты – удивительная категория людей. У большинства из них существует твердое убеждение, что заветная мечта любого человека, живущего за пределами Америки – это эмигрировать! Причем даже мысли не допускается о том, что люди могут жить, к примеру, в Москве, в Питере, в Томске, в Ростове, в Волгограде, в Саратове, на Сахалине и совершенно не гореть желанием уехать. В эмигрантскую «логику» такой расклад просто не вписывается, потому что все знают, что жить можно только в США, а за пределами этой страны лишь влачить жалкое существование, если ты не мафия и не «новый русский» (или «новый еврейский»). Впрочем, это и понятно – оправдать свой приезд как-то надо, а поскольку дела у Америки в последнее время идут неважно, то и приходится постоянно себя убеждать в том, что сделан правильный выбор. Кажется, мне пора открывать тотализатор и принимать ставки, ибо прогнозы на мое «возвращение» в США самые различные: от двух недель до двух лет. Но все просто убеждены в том, что я не смогу жить в Москве. Что ж, зарекаться не хочу, бить себя кулаком в грудь тоже. Только время рассудит, кто из нас оказался прав.

Впрочем, я несколько погорячился, заявив, что пути назад больше нет. Путь назад для меня всегда открыт, но вот захочу ли я им воспользоваться – это уже совсем другой вопрос.

Сеанс ностальгии

1 сентября 2002 г., 18:46
Лос-Анджелес

«Первый раз в первый класс!» Или «снова в школу». Или «во сколько начинается первая пара?» В общем, каждому свое. Тем временем я назначил окончательную дату отъезда на Родину – среда, 16 октября. Почему именно это число? Потому что авиабилеты у Аэрофлота дешевеют именно с этой недели. Сегодня же я запаковал пятую коробку с вещами, которые собираюсь отправить морем. Особенно весело было собирать старые вещи, когда-то привезенные в Америку, а теперь отправляющиеся в обратное путешествие. Эти вещи, о существовании которых я мог и не вспомнить в течение последних 11 лет, неожиданно попадаются на глаза и вызывают океан ассоциаций и мысленное возвращение в студенческие или даже школьные годы, а порой и в раннее детство. Ведь у каждого такого предмета, не имеющего ровно никакого значения для постороннего человека, есть целая жизнь, своя судьба. К этому предмету прикреплена частичка моей биографии. Неожиданно припоминаются мельчайшие детали, связанные с ним…

Вот, например, рассказ “Nicolas et Nina” на французском языке, напечатанный мной и Аликом на промокашке папиной печатной машинкой. Эта машинка «Ремингтон» находилась для нас под строгим запретом. Но мы с Аликом открывали замок булавкой и печатали неимоверный бред. Это было классе в шестом-седьмом французской спецшколы имени Ромэна Роллана – тогда еще №2, а ныне №1215. Когда я учился на 2 курсе института, папа решил продать этот «Ремингтон». Я нашел покупательницу в своей институтской группе и наварил 10 рублей – по тем временам (1989 год) ощутимые деньги, 1/5 часть моей стипендии. Причем, папа до сих пор ничего не знает об этом «гешефте».

А вот и стихотворные шедевры, рожденные нашей замечательно дружной компанией во время игры в буриме в том же 1989 году. И ведь нарочно не придумаешь такое…

Стуча и гpемя и визжа тоpмозами,
Наш поезд на новый вдp
уг путь повеpнул –
Видать, машинист повеp
нулся мозгами
Иль стp
елочник в пульт сапогом долбанул.

И вот уже что-то сияет пpед нами –
Угли коммунизма меp
цают вдали.
Гляжу: коммунизм вон за теми гоp
ами,
И мы к ним уже ну почти что пp
ишли.

Свобода витает там над облаками,
И счаc
тлив там весь этот гоpный наpод:
Постp
оил он гоpод своими pуками
И стp
ажу поставил у главных воpот.

И солнце сияло над мощной деpжавой,
И путь к коммунизму ей был освещен,
Но света на всех никогда не хватало,

И плиткой бp
акованной путь был мощен.

Не все мы пошли коммунизма доpогой,
Все умные люди свеp
нули с пути,
А все потому, что пошли не пологой,
–Кp
утою доpогой пошли.

И мне хотелось в начале доpоги
Все дальше и дальше идти,
Однако сильней охватили тp
евоги
По ходу такого пути.

На этом сеанс ностальгии объявляется закрытым!

Собираем чемоданы!

21 июля 2002 г., 19:29
Лос-Анджелес

Жена устроилась на работу! Это означает, что во-первых, нужно срочно покупать вторую машину (а гадалка-то оказалась права!), а во-вторых, я с чистой совестью смогу теперь уехать (и снова гадалка права!), будучи уверенным, что супруга на останется без куска хлеба. Что ж, благодаря судьбе все идет по плану. На этой неделе куплю коробки и начну паковать вещи и готовить их к отправке.

Категория: Личное  4 комментария