Архив категории »Приключения «

Как на неделю арендовать целый санаторий

2 апреля 2021 г., 13:46
Раменское, Подмосковье

Мы давно собирались съездить с супругой на недельку в санаторий – отвлечься от повседневности, подлечить нервы и просто отдохнуть без ребёнка. Новый комфортабельный автомобиль Skoda Karoq, приобретённый прошлым летом, просто умолял совершить на нём дальнюю поездку! В конечном итоге созрел такой план: отвезти сына к бабушке в Ульяновск, найти в том районе санаторий, чтобы на недельку «спрятаться», потом забрать сына и вернуться домой.

Первоначально мы запланировали всё это осуществить на осенние школьные каникулы – то есть с 31 октября по 7 ноября, «откусив» ещё пару учебных дней – последний день первой четверти и первый день второй четверти. Посмотрев варианты в Ульяновской области, мы решили взять самый бюджетный и удалённый – санаторий «Прибрежный» на Белом Озере, в 200 км от Ульяновска. Мы договорились с Викулькиными родителями, и я забронировал номер «люкс» на неделю с лечением, внеся предоплату.

Однако 20 октября я травмировал колено, а за пару дней до отъезда и родители заболели. Это был отчётливый знак, что планы нужно скорректировать. Мы перенесли бронь на новогодние каникулы, понимая, что и это ещё не окончательный вариант. В итоге так и вышло: мне на 8 декабря назначили операцию, после которой минимум в течение полутора месяцев нельзя садиться за руль. Третья попытка осуществить задуманное выпала на весенние каникулы. Андрюшка закончил четверть с одной четвёркой – по русскому языку (непростительно для сына великого русского пейсателя) и в полной мере заслужил отдохнуть у любимой бабули от школы и от нас, а мы, соответственно, от него.

План был составлен заранее: выезжаем 18 марта вечером, ночуем в придорожном отеле в Рязанской области, утром 19-го снова трогаемся в путь и приезжаем в Ульяновск к маме Наташе аккурат к ужину на манты! Конечно, планировали мы выехать часов в 5 вечера, дабы хотя бы половину пути к месту ночёвки успеть проехать до наступления темноты. Но по факту удалось выехать только в 18:35, и уже минут через 40 стало темно. Зато путь до мотеля «Аракс» в Казачьей Слободе мы преодолели за три часа вместо запланированных трёх с половиной. Семейный номер я тоже забронировал заранее, и мы достаточно быстро разместились. Здесь же было прекрасное кафе – дёшево, сытно и по-домашнему вкусно. Особенно запомнились совершенно потрясающие голубцы – давно я таких не ел!

Ещё одна достопримечательность рядом с «Араксом» – это лотки и развалы со всяким китайским хламом типа игрушек и безделушек. Но больше всего поразил лоток с… дисками! Словно я попал на «Горбушку» середины 90-х годов: музыка, фильмы, софт на дисках. С трудом подавив подступивший к горлу комок воспоминаний о своих молодых годах, я сел за руль, и в 10 часов утра мы возобновили наш путь в сторону Поволжья.

Однажды мы уже ездили в Ульяновск на машине – в мае 2009 года. Тогда я взял в аренду машину, чтобы не гонять своё авто по убитым российским дорогам. Мы объездили Ульяновскую область, Самарскую, Саратовскую (в последней собрали, по-моему, всех гаишников и попали на пару совершенно драконовских «штрафов» – но это я сам дурак!). Викулька тогда была на 4-м месяце беременности – и мы, безбашенные, устроили себе такое турне. Сейчас даже странно, что я его вообще никак не отразил в своих записках, а жаль, там было что вспомнить… Пожалуй, самым ярким воспоминанием (помимо инвестиций в благосостояние саратовских гаишников) была жуткая пробка, в которую мы попали, ибо от большого ума выехали в пятницу вечером. Сначала встряли на выезде из Москвы, а потом – когда объезжали Рязань, потеряв там три часа. Объездная дорога вокруг города тогда только строилась, и мы именно на ней и толкались. Зато сейчас мы по ней проскочили, практически не заметив! Да и вообще, надо сказать, что состояние дорог приятно удивило, особенно по сравнению с историей 12-летней давности. Лишь пара участков были в среднем состоянии, но откровенно разбитых дорог между городами мы не встречали. Другое дело – в самих городах, но это отдельная история… Погода тоже нам благоволила – лишь временами беспокоил небольшой снежок, но в остальном – и дороги сухие, и видимость прекрасная!

Два дня мы провели в доме мамы Наташи, и 21-го утром поехали в санаторий. Белое Озеро – древнейшее озеро ледниковой природы с одноимённым посёлком на его берегу, в дали от цивилизации. Сейчас всё выглядело уныло и грустно, но большое количество закрытых киосков и магазинчиков свидетельствует о том, что летом это место становится довольно оживлённым. Несмотря на конец марта, зима здесь ещё была полновластной хозяйкой. Метровый слой снега покрывал газоны и доступы к большинству «мест интереса», сейчас закрытых. Санаторий тоже выглядел почти заброшенным. Мы заехали на стоянку, взяли чемодан и пошли регистрироваться. Как приличные отдыхающие, мы набрали с собой одежды, предвкушая развлечения и вечерние дискотеки. Но странное дело – по дороге от стоянки к главному корпусу мы не встретили ни одного гостя!

На регистрации нас приняли крайне радушно, мы даже не ожидали. Быстро зарегистрировались и получили ключи от номера. Что ж, очень неплохо! Двухкомнатный люкс с евроремонтом. В наличии вся необходимая мебель, холодильник, чайник и даже набор посуды. Хоть гостей приглашай! Удивляла только невероятная тишина и отсутствие постояльцев. Мы поинтересовались, скорее даже в шутку, есть ли кто-то ещё в санатории? Но нам ответили на полном серьёзе, что во всём санатории мы единственные гости! Сегодня заканчивается какое-то соревнование рыбаков, которые после обеда уедут – и весь санаторий теперь в нашем распоряжении! Почему такое запустение? Во-первых, мёртвый сезон, а во-вторых, даже те немногие, кто готовы были приехать, отменили свой приезд, напуганные барановирусом. Тем лучше для нас! О таком ВИП-сервисе мы даже и не мечтали. Вся инфраструктура санатория теперь работала только на нас двоих – кухня, лечебные процедуры, свет, отопление. Правда, появились серьёзные сомнения насчёт дискотеки. М-да, наш большой чемодан с одеждой смотрелся теперь особенно уместно. А по факту достаточно было бы одного спортивного костюма и пары смен нижнего белья.

Мы пошли на обед – и были приятно удивлены. Питание, хоть и без особых изысков, но при этом очень вкусное, почти домашнее, разнообразное и, что называется, сбалансированное. А один раз давали даже манты! При этом размер порций и количество блюд превращали в полный абсурд любые идеи о том, чтобы хоть немного сбросить вес.

Мы заехали в воскресенье – это выходной, процедур нет, и мы решили прогуляться и немного осмотреться. Сам санаторий «Прибрежный» представляет собой живое воспоминание об СССР. Главный корпус – кирпичный. Типичное здание советской эпохи, словно мы на машине времени переместились лет на 40 назад. Весьма потрёпанное и обшарпанное, как и вся инфраструктура санатория. И даже сквозь красивую обёртку люкса там и сям пробивается тяжёлое наследие. Труба полотенцесушителя замотана синей изолентой… Кронштейн для душевой лейки расположен так, что вода льётся аккурат за противоположный бортик, чётко минуя ванну… Туалетная бумага – самая дешёвая, от которой наши постсоветские изнеженные попы успели уже отвыкнуть… Два выключателя прикроватных ламп смонтированы по-разному: один включает лампу при нажатии вниз, а другой – вверх… В люстре из шести лампочек присутствуют четыре, одна из которых не горит… Конечно, эти мелочи не мешают жить, никак не влияют на качество отдыха и уж точно не в состоянии сколь-нибудь значительно испортить настроение, но являются при этом характерной чертой типично советского распиздяйства, которое умрёт, видимо, только вместе с его носителями. И то, если это не передаётся по наследству.

Но продолжим нашу экскурсию. Сама территория санатория шикарная, где меж вековых сосен уютно расположились в основном деревяные корпуса. Что в них находится, мы так и не смогли выяснить, поскольку на зимний сезон они все закрыты, да и подступы к ним забаррикадированы метровым слоем снега. Лавочки полностью покрыты снегом, к беседкам не пробраться. Основные дороги расчищены трактором, и по ним можно вполне комфортно ходить, но более мелкие тропинки протоптаны работниками санатория и редкими гостями. Они узкие и находятся поверх слоя снега. В день нашего приезда погода была чудесная – солнечная, ясная и… морозная. Не так, чтобы совсем морозная, но где-то в районе –5° по Цельсию. Мы дошли до озера, полюбовались его белой равниной, заприметив нескольких рыбаков, завершающих своё соревнование, и пошли обратно.

Ближе к вечеру обнаружилась ещё одна неприятность – отсутствие горячей воды. Вернее, не полное её отсутствие, а такое недоприсутствие. Ввиду пустующего санатория циркуляции воды в здании практически не было. Наш номер находился в самом дальнем конце коридора от котельной, и пока горячая вода доходила до нашей комнаты, она успевала остыть. Приходилось включать воду загодя и сливать её. И не 5-10-15 минут, а часами! Я уж не знаю, какая допотопная там система водоснабжения, но чтобы помыться перед сном (скажем, часов в 9 вечера), включать воду требовалось сразу после ужина, в районе 19:30. И не только в нашем номере: дежурная медсестра в нескольких номерах по пути следования трубы с горячей водой полностью открывала кран горячей воды и сливала там воду, чтобы не успевшая остыть горячая вода поскорее доходила до нашего номера. И только после всех этих мероприятий, а также дополнительных танцев с бубнами, мы с некоторой долей везения могли получить воду, минимально пригодную для помывки. И это, пожалуй, единственная серьёзная претензия за всё время, но даже она не смогла нам сильно омрачить отдых. Мы просто были счастливы свалить подальше от повседневности и суеты хотя бы на неделю, уединиться и провести время спокойно. И отоспаться. По крайней мере, мы так планировали.

Вечером в первый же день у меня разрядились «умные» часы, которые я забыл зарядить перед выездом. Несмотря на нахлынувший в этой связи дискомфорт, я всё же посчитал это скорее добрым знаком – как известно, счастливые часов не наблюдают.

Естественно, никакого Wi-Fi здесь нет и в помине. Зато прямо по центру посёлка стоит вышка сотовой связи, что обеспечивает уверенный приём 4G сигнала от любого оператора связи. Так что Wi-Fi я смог спокойно раздать со своего мобильного телефона, что позволило нам не отрываться от научно-технического прогресса и даже выполнять срочную работу на своих ноутбуках.

А вот по поводу отоспаться случился облом! Завтрак в санатории по расписанию аж в 8:00, то есть просыпаться надо в 7:40. А если учесть часовую разницу во времени с Москвой, то подъём здесь в 6:40 по Москве ничем не отличался от подъёма в обычный будний день. Отоспались, ага! Разве что лечь спать иногда удавалось пораньше…

В понедельник после завтрака мы пошли к терапевту, которая изучила наши карты, посмотрела анализы и выписала процедуры в соответствии с нашими профилями лечения: я делал упор на бронхолёгочную систему и на колено, а супруга – на нервы. Частично наши процедуры пересекались, но в конечном итоге мы решили перепробовать всё по максимуму, за смехотворные деньги набрав ещё и дополнительных процедур. И в первый же день перестарались – кедровая бочка была явно лишней. Это такая штука типа сауны, только голова находится снаружи, а горячий пар обрабатывает всё остальное тело. После неё у нас разболелась голова. И если у Вики всё прошло достаточно быстро, то меня прихватило не на шутку: такой дичайшей головной боли я давно не припомню – голова словно раскалывалась на части, и каждое движение отдавалось немыслимой болью. Пришлось даже болеутоляющее выпить…

Но остальное было прекрасно: массаж (пожалуй, самая приятная процедура из всех!), грязевые ванны, гидромассаж, четырёхкамерные ванны, сухие углекислые ванны, магнитно-ИК-лазерная терапия, галокамера, аэрофитотерапия. Кроме того, каждый день мы пили фиточаи – шиповник и мать-и-мачеху, а по вечерам – кумыс. И не устану повторять про удивительно тёплое и доброжелательное отношение, которое с лихвой компенсировало какие-то недостатки а-ля совок во внешнем облике санатория и каких-то мелочах. Конечно, мы понимали, что когда здесь сотни гостей и всё поставлено на поток, вряд ли отношение столь же душевное, но мы предпочитали об этом не думать, просто наслаждаясь моментом.

В один из дней мы выползли за территорию санатория прогуляться по посёлку. Открыт только один магазинчик, в котором мы купили чаю и магнитик на холодильник. Остальные заведения закрыты – кафе-бар, ресторан, ещё пара магазинов (особенно порадовал «Сингапур на Белом Озере»), киоски, даже почтовое отделение не работало. Чуть дальше расположился кемпинг, также принадлежащий санаторию. Видели даже местную школу! В селе мы насчитали всего четыре улицы: Приозёрная (главная улица), Береговая, Лесная и Сосновая. Улицы Ленина не обнаружили, как ни странно. Но самое удивительно то, что мы целый час бродили по посёлку, исследуя все его уголки, и за это время не обнаружили ни одной живой души, если не считать скучающую продавщицу в единственном открытом магазине «Берёзка». Зато какая тишина! И какой фантастический воздух!

По соседству с санаторием мы обнаружили корпуса какого-то детского лагеря с распорядком дня, вывешенном ещё, видимо, в советские времена. Снова нахлынули ностальгические воспоминания о беззаботном детстве…

В последние пару дней наконец-то пришла весна, температура стала плюсовой, и всё начало активно таять. Это возымело сразу два эффекта. Первый заключался в том, что теперь нельзя было просто гулять по тропинкам, протоптанным поверх снега, потому что в любой момент нога внезапно проваливалась на полметра в снег! А второй эффект ещё более неприятный – с крыш стала сползать снежная масса, в любой момент готовая обрушиться на голову. Поэтому выходить из корпуса приходилось очень осторожно и мелкими перебежками. К счастью, нам удалось избежать последствий этих эффектов: и ноги целы, и голова на месте!

В целом мы остались очень довольны. Иногда полезно вот так выбраться из города на природу, подальше от всего и всех, где можно уединиться и просто лениться, чтобы никто не беспокоил. Правда, беспокоили всё равно по работе – то супругу, то меня. Мы старались пройти все процедуры до обеда, чтобы потом поваляться, поспать, поработать, прогуляться, а после ужина посмотреть какой-нибудь интересный фильм или сериал.

Незаметно пролетела неделя. Вроде бы скучно, делать нечего – но как же быстро пронеслось это время! Очень хочется приехать сюда летом – чтобы всё было открыто и чтобы можно было искупаться.

Выезжать мы планировали в воскресенье, 28 марта, после завтрака. Нам надлежало забрать Андрея у бабушки, доехать до Чебоксар, где навестить Викину тётю, переночевать там и в понедельник утром выехать в Москву. Но, немного поразмыслив, мы решили, что поедем в субботу вечером, чтобы подольше побыть с мамой, а днём в воскресенье выдвинуться в Чебоксары.

Мы попросили нам подать ужин на полтора часа раньше. Заранее собрали вещи, оставили в знак благодарности обслуживавшим нас врачам и медсёстрам бутылку шампанского с коробкой конфет и примерно в 18:30 выехали из санатория в сторону Ульяновска. К маме Наташе мы прибыли около девяти часов вечера. Андрей встретил нас, заливаясь горькими слезами по поводу окончания каникул и предстоящего расставания с бабулей. Правда, расставание предстоит недолгое – в июле они снова встретятся уже на всё лето!

Вечером в воскресенье мы были в Чебоксарах, где прекрасно провели время с замечательной тётей Таней. Здесь мы подметили две вещи, причём одна полностью противоречит другой. С одной стороны, все деревеньки в Чувашии выглядят очень аккуратно и ухоженно. Яркие и опрятные домики и автобусные остановки, нет ощущения разрухи, как на задворках той же Ульяновской области, к примеру. Да и сам город Чебоксары (по крайней мере, та его часть, которую мы видели) показался очень красивым и, опять же, ухоженным. Но при этом в нём совершенно разбитые дороги. И если плохие дороги в Ульяновске меня давно не удивляют, то чувашский контраст поверг в недоумение.

В понедельник, 29 марта, в 10 часов утра мы выехали в сторону дома, сделали по пути несколько остановок – заправиться, поесть и сходить в туалет – и к семи часам вечера были дома. В целом всё прошло спокойно, без особых приключений, но при этом познавательно и насыщенно. Проехав в общей сложности более 2200 километров, мы лишь один раз были остановлены усталым гаишником, с которым произошёл крайне содержательный диалог:

– Добрый вечер! Как самочувствие, вы трезвый?

– Конечно!

– Документы в порядке?

– Разумеется!

– Счастливого пути!

И что это было? Вообще говоря, гаишники давно перестали быть актуальны, поскольку все дороги теперь обильно увешаны камерами. Так что вопрос сейчас только один: сколько штрафов на меня свалится по итогам этой поездки. Пока что я получил один за превышение скорости. Хотелось бы, чтобы этим и ограничилось, хотя верится в такое счастье с трудом.

Напоследок хочется ещё раз сердечно поблагодарить персонал санатория «Прибрежный» за замечательный отдых и тёплый приём. Мы обязательно вернёмся!

Турция пост-ковидная

11 октября 2020 г., 12:29
Раменское, Подмосковье

Каждый год на майские праздники мы всей семьёй уезжаем из средней полосы, спасаясь от пыления берёзы. В последние годы мы летали в Турцию, где как раз в это время начинается сезон. То же самое было запланировано у нас и на нынешнюю весну. Однако так называемая пандемия спутала все карты и внесла в нашу жизнь энтропию, говоря научным языком. Пришлось остаться дома, закупившись антигистаминными и прочими антиаллергическими препаратами.

Однако на удивление всё прошло достаточно гладко. Приём препарата Сталораль в последние три года здорово помог – до этого с началом пыления у сына опухало лицо, а я начинал неистово чихать и в былые времена даже испытывать астматические приступы. В этом году симптомы если и были, то минимальные, на которые можно было даже не обращать внимания. Погода была хорошая, мы постоянно были на улице, и при этом ни разу даже не пришлось что-то пить, дабы убрать аллергическую реакцию. Её попросту не было, а антигистамины так и остались нетронутые. Чудеса!

Однако тур в Турцию нами был приобретён ещё в январе, и деньги уплачены. Турагентство уведомило нас о «наступлении форс-мажорных обстоятельств», но уплаченные средства сохранились на депозитном счету нашего туроператора Анекс Тур (про него я ещё скажу пару «добрых» слов). Использовать их мы могли аж до конца 2021 года.

Но на море очень хотелось съездить этим летом, до начала нового учебного года. И вот привалило счастье: 1 августа открылась Турция, а 10 августа – Анталия и другие курортные города! А для меня, только переболевшего ковидом, но ещё не полностью восстановившегося, море было бы лучшим вариантом для скорейшего восстановления! И тут нас ждала первая из многих засад. В конце апреля наш тур на 2 недели в шикарный отель стоил меньше, чем сейчас нам предлагалось в отель попроще и всего на 11 дней. Мы долго выбирали и наконец выбрали вариант, который нам показался оптимальным. Турагентство подтвердило наличие мест и цену – при этом пришлось доплатить 10 тысяч. И внезапно, непосредственно в процессе бронирования, цена вдруг взлетела на 30 тысяч! Шлю первые лучи поноса Анекс Туру за такой финт ушами. При том, что стоимость туров в этот отель у других туроператоров осталась прежней! Однако бронировать мы могли только через Анекс, у которого на депозитном счету, напомню, лежали наши деньги. Пришлось срочно переигрывать и искать другой вариант – в итоге мы остановились на Belek Beach Resort Hotel с 15 по 26 августа . 5 звёзд, всё включено – как полагается.

Я не буду подробно расписывать наш отдых, тем более что ничего особо примечательного на нём не было, но вот хронику ковидобесия освещу со всех сторон. Хотя нет, пару слов я всё-таки ещё скажу про «прекрасный» Анекс Тур. На второй день во время встречи с представителем туроператора оный бил себя пяткой в грудь и рвал тельняшку, что решит любые проблемы с номером, гостиницей, размещением и т.д. Собрав у нас ваучеры, он также обещал их нам вернуть и написать на них свой номер телефона, чтобы мы по любому поводу, в любое время суток могли к нему обращаться. Что в итоге? В итоге никому он на ваучере свой номер не написал, а всех отсылал к информации на стенде. Мой ваучер вообще потеряли. А когда у меня возникла проблема со сливом воды из душа, я дважды обращался за помощью, но ничего так сделано и не было. В итоге я сам путём нехитрых манипуляций в какой-то мере смог решить эту проблему. Не напрягаются ребята абсолютно, зато всю Турцию увешали своими тупыми наклейками, как они несут всем радость.

А теперь, собственно, к хроникам маразма.

Конечно, ожидать сразу возврата к нормальному режиму работы было бы наивно, но, как обычно это бывает, в ограничительных мерах логика отсутствовала полностью. Мне просто реально интересно, чем руководствуются люди, которые всё это придумывают. Они действительно настолько тупые, что не понимают принципиальную невыполнимость большинства из этих требований?

В аэропорту Внуково нас попросили надеть маски лишь однажды – при посадке в самолёт. На самом рейсе авиакомпании Azur особо никто не зверствовал по поводу масок, и на том спасибо. По дороге туда перед приземлением всех попросили заполнить анкету о своём самочувствии и контактах в последние две недели. Бортпроводники собрали анкеты и, подозреваю, не глядя отправили в мусор. Я с трудом представляю, что кто-то будет их изучать. Никому не нужная формальность для галочки. Как и 90% того, что делается в эту так называемую пандемию.

По прилёту в аэропорт Анталии тоже попросили надеть маски, больше никаких проблем не было. Зато в гостинице началось самое весёлое! При заселении весь багаж отставили в сторону и продезинфицировали. Подходить к стойке регистрации нам категорически запрещалось. Всех прибывших рассадили в холле и раздали регистрационные карточки, а также ещё одни анкеты на тему самочувствия. Представители туроператора в масках и перчатках (странно, что не в биозащитных костюмах) сами подходили к нам и собирали карточки, после чего передавали в регистратуру. Партия чумных прибыла, не иначе…

По всему отелю наклеены на полу линии социальной дистанции – полтора метра. А также стрелочки, где и в каком направлении надо ходить. Апофеоз идиотизма – это лифт: в рассчитанном на 13 человек лифте в противоположных углах на полу наклеены наклейки, где разрешено стоять – не более двух человек за один раз. В общественных туалетах часть кранов с водой отключены и залеплены через один, а то и через два. Аналогичный идиотизм с общественным душем, где можно смыть с себя пляжный песок. При этом душ-то расположен у выхода с пляжа, на улице! Излишне говорить, что все просто плевали на эти идиотские и абсолютно невыполнимые требования. И никого совершенно не волновало, что в лифтах случались аншлаги, а наклейки на кранах срывались.

Столовая – это отдельная песня! У входа измеряют температуру тела бесконтактным градусником и выдают маску. Я ни разу не видел, чтобы кого-то не пустили в столовую, но если кто-то перегрелся на солнце, то поесть ему, видимо, будет не суждено. Однажды мне удалось подглядеть показания градусника: судя по всему, все мы ходячие полутрупы с температурой тела 33-34 градуса. За столом, слава всевышнему, разрешается сидеть и употреблять пищу без намордника. Но не дай бог встать из-за стола без него – вынесут мозг до основания. На столах отсутствуют салфетки, соль-перец, зубочистки и все прочие атрибуты. Официанты их приносят по запросу, причём комплекты всегда разные. Можно делать ставки, что в этот раз окажется в комплекте, а что – нет. Со стопроцентной вероятностью там точно будет вилка и нож, а вот салфетки (сухие и/или влажные), зубочистки, соль, перец – всегда лотерея. В общем, так себе уровень сервиса для заявленных пяти звёзд. Хотя к качеству и разнообразию еды претензий нет.

Шведский стол превратился в профанацию: сам себе еду никто не накладывает, везде только персонал по запросу кладёт то, что попросишь. Это приводит к приличным очередям у каждой раздачи. И не дай бог подойти к раздаче без намордника или даже просто высунуть из него нос, чтобы можно было дышать – сразу замечание. Причём раздающий запросто потратит минуту или десять, объясняя, почему он не обслужит гостя без маски, вместо того чтобы за пару секунд налить чаю, выдать яблоко или положить на тарелку кусок курицы. Это как если у какой-нибудь истерички что-то переспросишь, а она вместо того, чтобы коротко ответить ещё раз, выдаст получасовую лекцию на тему того, что она это уже говорила, надо было слушать, и какой ты глухой и тупой и ни хрена не помнишь и не слышишь…

Сам персонал постоянно в масках и перчатках. Этих несчастных даже немного жалко становится. Дерматит и гипоксию будут лечить после курортного сезона, по-видимому. И ещё интересную штуку я заметил. Думаю, всем знакомо ощущение, что после пары минут ношения маски начинают болеть уши от резинок. Так вот, персонал носит маски не на ушах, а на специальных пластиковых зацепах на шее. Впервые такое увидел!

Есть в Турции традиционное развлечение – игра в «бочу» на пляже. Обычно играют две или три команды, игроки которых поочерёдно кидают алюминиевые шары (примерно 5 см в диаметре) в определённый сектор так, чтобы они приземлились максимально близко к шарику-маркеру, который имеет другой цвет и бросается первым. После того, как все шары выброшены, выигрывает команда, чьи шары приземлятся на меньшем расстоянии от маркера. И вот представьте себе – на 35-градусной жаре брать шар в руку и кидать разрешается только в перчатке! Как вы понимаете, на этих шарах коронавирус под палящим солнцем особенно живуч. После 10-минут игры перчатка практически сама уже соскальзывает с руки от пота.

Пляжный волейбол полностью отменён в связи с «пандемией». Очень контактный спорт, да. Детская игровая комната закрыта. Амфитеатр закрыт, поэтому все представления проходят на открытой сцене, где зрители сидят за столиками, а вход на танцпол запрещён. И самое печальное – хамам не работает!

В остальном же отдых был прекрасен. Должен сказать, что в августе мы в Турции оказались впервые – и там реально жарко! Последний раз такую жару я испытывал в Палм-Спрингс, в Калифорнии. Но море было изумительно-ласковым, еда сытной, воздух чистым, а комары кусачими. Да-да, впервые за все наши поездки в Турцию я встретился здесь с комарами. Как нам объяснили, каждый год в феврале антикомариные службы Турции начинают обработку, чтобы к началу курортного сезона гарантировать беспроблемны отдых гостям. Однако в нынешнем году всё пошло наперекосяк, обработка произведена не была, поскольку сам курортный сезон был под вопросом, поэтому у нас вечерами нещадно сосали кровь. Но даже эта мерзость не смогла испортить отдыха. Главное – мы побывали на море, которое здорово ускорило моё восстановление!

Фотки кликабельные (в верхней части снимка)

И снова Волга!

31 июля 2019 г., 02:05
Раменское, Подмосковье.

Честно говоря, не собирался писать об этой поездке, полагая, что ничего нового, достойного внимания, в ней не случится. Однако жизнь снова заставляет взяться за перо. А также за клавиши и мышь.

Ровно месяц прошёл с предыдущего научного круиза по Волге – и вдруг снова в круиз! И если месяц назад мы плавали с нелинейными физиками, то в этот раз намечалась конференция по биофотонике. Здраво рассудив, что в преддверии отпуска лишние деньги не помешают, я согласился. А когда выяснилось, что едем мы в том же составе, тем же звёздным квартетом, последние сомнения отпали. С ними – хоть на край света! И перспектива убить выходные на работу с утра до вечера уже не выглядела столь удручающей. А совсем даже наоборот!

Если в прошлый раз мы плыли из Нижнего Новгорода на юг, то в этот раз маршрут проходил на север: Нижний Новгород – Ярославль – Углич – Плёс – Нижний Новгород. Однако была проблема. Вся поездка продолжается пять дней – с 27 по 31 июля, а мне в понедельник, 29 июля, желательно бы вернуться домой. Соответственно, за два дня мне предстояло выполнить пятидневную программу в плане интервью. Единственный шанс соскочить на сушу – это в Угличе, куда корабль прибывает как раз в понедельник в девять часов утра и откуда до Москвы можно добраться только на автобусе, ближайший из которых отходит в 11:00.

Дабы исключить ситуацию, возникшую месяц назад, билеты на поезд в Нижний Новгород были взяты заранее. Отплытие из Нижнего планировалось в восемь часов утра в субботу, 27 числа, поэтому прибыть туда нам предлагалось в пятницу утром – практически за сутки. Таким образом, в качестве дополнительного бонуса у нас образовался целый день в Нижнем Новгороде с ночёвкой в гостинице и возможностью посмотреть город.

Началось всё вполне штатно, если не сказать скучно: никто электрический кабель почему-то не спёр, Вика почему-то не проспала, и скоростной поезд «Ласточка» домчал нас до Нижнего Новгорода почему-то точно по расписанию. Около двух часов пополудни мы заселились в гостиницу. И в какую! Гостиница «Азимут» расположилась прямо над набережной, открывая взору потрясающие виды на город и на стрелку, где Ока впадает в Волгу. И номера у нас были с идеальными видами на эту красоту – большое спасибо коллегам! И отдельное спасибо за четыре одноместных номера, а не два двухместных.

Впрочем, «скучать» пришлось недолго, и первая весёлая новость пришла практически сразу – Волга в районе Нижнего обмелела настолько, что плыть вверх опасно, поэтому отчаливать мы должны теперь не из Нижнего, а из местечка под названием Городец, что в 50 км от города. Для этой цели были заказаны автобусы, которые должны нас забрать с причала в 8:40.

Чтобы у нас, да всё гладко, да по плану? Ха, не в этой жизни!

Пообедав в ресторане отеля, где нас очень позабавила форма тарелок – готовые декорации для фильмов про инопланетян, мы пошли прогуляться по городу.

Нижний Новгород оказался неожиданно прекрасен! Я здесь впервые, и должен сказать, что впечатлений осталась масса. Понятно, что город привели в порядок к прошлогоднему чемпионату мира, но это ничуть не умаляет заслуг тех, кто этого добился. Чисто, красиво, ухоженно, в то же время с таким размахом и простором! Мы дошли до Кремля, который оказался в каких-то полутора километрах от отеля, и начали наше знакомство с городом именно с него.

В процессе культурной прогулки произошло и незапланированное знакомство – с местным блюстителем правопорядка.

– Добрый день! А вы знаете, что вы нарушаете статью такую-то пункт такой-то Кодекса об административных правонарушениях, и я имею право вас привлечь к административной ответственности, – перед нами как из-под земли вырос старшина полиции и одним залпом выпалил заученную фразу.

Мы в недоумении посмотрели друг на друга, не вполне понимая, что мы нарушили. Может быть, нельзя на территории Кремля появляться в шортах? Или мы слишком громко разговаривали?

– Курение на территории Кремля запрещено, – на этот раз он обратился непосредственно к Николаю, который дымил сигаретой.

Мы выдохнули с облегчением, а Коля пообещал немедленно выбросить изо рта эту омерзительную гадость.

– На первый раз я вас прощаю, – снисходительно успокоил мент.

– Мы уж испугались, что мы все что-то нарушаем, – облегчённо вздохнула Вика.

– Нет, вы все, к сожалению, ничего не нарушаете… – тут служитель закона осёкся, – или к счастью, я уж не знаю…

Смешно, конечно, но не очень. Осадочек, что называется, остался.

После Кремля мы прошлись по пешеходной улице, выпили кофе, отведали местного мороженого и, описав круг, вернулись в отель. Прошагали мы в общей сложности порядка шести километров.

Вечером я прикупил упаковку хлебцов, пачку зелёного чая с жасмином и фумигатор от комаров – на окнах не было даже сеток. До полуночи я работал над текстами предыдущей конференции, которые мне наконец-то согласовали спикеры, после чего планировал выспаться.

И тут меня ждал жестокий облом! Окна на набережную – это прекрасно, но когда всю ночь по набережной гоняют долбанутые на всю верхнюю голову мотоциклисты, вопрос вида из окна уходит на десятый план…

Автобус отъехал от причала вовремя, но умудрился по дороге попасть в дичайшую пробку, что задержало наш приезд в Городец на 40 минут. Примечательно, что остальные автобусы ехали другой дорогой и приехали вовремя. А когда в автобусе едет наш квартет, он просто по определению не может приехать вовремя, и отплытие всё равно придётся задерживать на те же 40 минут, как и месяцем ранее. Карма такая. Хорошо хоть в этот раз гуманитарием никто меня не обозвал!

По ощущениям, на корабле народу в этот раз было больше, чем месяц назад, несмотря на более узкую тематику. И ещё бросилось в глаза, что примерно половину иностранцев на корабле составляли китайцы. Впрочем, это и не удивительно, учитывая, сколько средств они вкладывают в развитие технологий, да и в рамках симпозиума была отдельная российско-китайская рабочая группа.

Корабль оказался тот же, что и в прошлый раз – «Константин Коротков». Официанты в ресторане встретили нас, как родных – с объятиями и рыданиями. Ладно, рыданий, пожалуй, не было, но наши бросания друг другу на шею повергли окружающих в недоумение.

В отличие от прошлого раза, нас с Колей поселили не в трюме, а в нормальной каюте. Памятуя о том, что в трюме с сотовой связью вообще беда, я на радостях воскликнул, обращаясь к Коле: «Отлично, теперь у нас будет связь! Сотовая я имел в виду…» До сих пор не уверен, спас я или усугубил ситуацию этим уточнением…

Сама каюта оказалась крошечной – чуть больше купе в поезде. И всего с одной электрической розеткой, которая располагалась на стене, на метровой высоте, при входе в каюту! Это надо было укуриться чего-то крайне забористого, чтобы таким образом всё спроектировать. Но зато у нас была хорошая связь. Сотовая!

Вообще, этот круиз оказался весьма щедрым на цитаты. По-видимому, нахождение в замкнутом пространстве среди физиков и прочих учёных оказывает своё воздействие, особо влияя на неокрепшую юношескую психику. Так что самое интересное о физических явлениях в нашей повседневной жизни мы теперь узнавали от Насти. Например, при добавлении сливок в чашку кофе возникает сильнейшая энтропия, а если зубочистка, не дай бог, застряла в контейнере и никак не хочет вылезать, то здесь несомненно имеет место случай квантовой неопределённости. Не перепутайте!

Вечером в день отплытия состоялся приветственный фуршет, где было много спиртного и мало закуски. И её не просто было мало, она закончилась в первые же 15 минут, при этом спиртное было в неограниченном количестве! Единственное, что меня огорчило – в этот раз не оказалось коньяка. Водки не хотелось, а предложенное вино я вообще не смог пить, хотя очень люблю красное сухое. Пришлось довольствоваться вискариком, который я не очень люблю, но не оставаться же трезвым в такой компании, в конце-то концов! Выбрав наименьшее из всех зол, мы всем нашим квартетом высыпали на палубу, где крайне душевно пообщались на всевозможные темы – от науки до политики – с норвежско-ирландским учёным, которого я интервьюировал ранее в тот же день.

А затем… Затем состоялось то, ради чего, пожалуй, стоило оказаться на этом корабле. Я не знаю, доведётся ли мне когда-либо ещё лицезреть, как собравшиеся со всего мира профессора, доктора наук, молодые учёные и аспиранты неистово зажигают под Раммштайн! Абсолютно сюрреалистичная картина и незабываемое зрелище!

Второй день начался с трёхчасовой обзорной экскурсии по Ярославлю. Последний раз я там был более 10 лет назад и лишь смутно помнил город. А он оказался не менее прекрасен, чем Нижний! И созрел у меня теперь коварный план: в следующий раз до Ульяновска надо ехать не поездом, а речным круизом с посещением разных интересных мест. Ведь это ж красоты какие!

На следующий день был Углич. К сожалению, его я толком так и не успел посмотреть, поскольку торопился успеть на автобус в Москву. Если не считать жуткой пробки на Ярославском шоссе, то можно сказать, что добрался я домой без приключений.

Наверное, надо сказать пару слов о работе, поскольку она всё-таки была основной целью поездки. План по интервью выполнен, но теперь меня пугает одно обстоятельство. Если в предыдущую поездку у меня было только два англоговорящих спикера – из США и Канады, то в этот раз их было шесть из семи, причём из них два немца и по одному норвежцу, индусу и корейцу. Последние двое тоже считают, что говорят по-английски… То есть вся веселуха с расшифровкой (причём в самом широком смысле этого слова!) у меня ещё впереди. Но где наша не пропадала? Справимся и с этим!

Звёзды мировой биофотоники зажигают под Раммштайн!

Волга-Волга

8 июля 2019 г., 1:08
Раменское, Подмосковье

Если найдётся великий ум, способный сформулировать основные постулаты теории невероятности, а также придумать им рациональное объяснение и подвести научную базу, то он как минимум получит Нобелевскую премию. Когда ряд событий, наступление которых и индивидуально-то весьма сомнительно, внезапно выпадают друг на друга и производят нужный (а чаще ненужный) эффект – вот это самый что ни на есть материал для «Нобелевки»!

* * *

Журнал «В мире науки», для которого я последний репортаж делал более 3-х лет назад, по разным причинам потерял интерес ко мне как к научному обозревателю. Периодически они мне давали материалы для срочного перевода на английский язык, но не более того. Как я считал тогда, так и продолжаю считать, что причиной тому стала проваленная мной «миссия» в новосибирском Академгородке, которую мне так и не смогли простить. Впрочем, история та давно поросла мхом и плесенью, а к сегодняшнему дню я себя окружил таким количеством разнообразных проектов, занимавших всё моё свободное время, что мысль вернуться в научную журналистику не просто ушла на второй план, а совсем как-то потерялась. Мне очень нравилось это занятие, но что поделать…

И вдруг, как гром среди ясного неба, на меня обрушивается звонок с просьбой через 2 дня выехать в составе международной научной группы на речной круиз по Волге с целью взятия ряда интервью с дальнейшей публикацией в журнале. Нужен был человек с хорошим английским, поскольку интервьюировать надо было в том числе и англоговорящих.

Обычно я не люблю что-то менять в последний момент. На выходные была запланирована поездка к брату на дачу, на его день рождения. К тому же я собирался провести время с семьёй – это последний выходной с сыном, который потом на остаток лета уедет в Ульяновск. В общем, несмотря на всю заманчивость ситуации, я отказался. На том конце провода послышалось глубокое разочарование. Тема, казалось бы, закрыта. Однако на почту мне прислали информацию, а через пару часов снова позвонили и стали уговаривать, задобрив вполне себе вкусной суммой. К этому добавился жуткий прогноз погоды на выходные в виде 12° с дождями. Это был уже не просто прозрачный намёк, а вполне себе толстый знак! Супруга сказала, что я должен ехать и даже не сомневаться, одновременно переживая, что же она будет без меня делать целые выходные. В итоге я принял решение ехать.

Программа включала себя отъезд в пятницу, 28 июня, рано утром в Нижний Новгород, посадка на теплоход «Константин Коротков» и следование по маршруту Нижний Новгород – Казань – Саратов – Самара – Ульяновск – Нижний Новгород. При этом можно (а как потом выяснилось – нужно) было прервать миссию досрочно, вернувшись домой уже из Саратова в понедельник днём. Событие, по которому собирается свет физики со всего мира, называется «VII международная конференция «Рубежи нелинейной физики» (Frontiers of Nonlinear Physics). Такая конференция проводится раз в три года в России и организуется Российской Академией Наук.

Последние несколько раз мероприятие проводилось на борту теплохода. Решение весьма здравое, если говорить абстрактно, но в переложении на российскую действительность картина, как обычно, засияла неповторимым колоритом. Но об этом чуть позже…

От меня требовалось взять 4-5 интервью, из которых 2 на английском, и сделать материал для журнала. На русском, разумеется. Наша группа состояла из четырёх человек: помимо меня это администратор Виктория, журналистка Настя и фотограф-видеооператор Николай.

Билеты на скоростной поезд «Стриж», отходящий в 6:35 утра от Курского вокзала и прибывающий в Нижний уже в 10 утра, разлетались, как горячие пирожки. И пока вся эта история согласовывалась и пересогласовывалась, на «Стриж» осталось только два билета. Повезло Коле и Насте, а Вике и мне повезло меньше. Нам пришлось теперь ехать на обычном скором поезде, который хоть и прибывал в Нижний в те же 10 утра, но выезжал из Москвы на час раньше – в 5:28. А места были у нас аж в разных вагонах. Теплоход отчаливал ровно в полдень. Таким образом, у нас оставалась масса времени в запасе, чтобы преодолеть семь километров, отделяющих железнодорожный вокзал от речного порта. Можно было хоть ползком ползти и всё равно успеть. Гипотетически.

* * *

В 3:01 у меня зазвонил будильник, я на скорую руку позавтракал, и в 3:50 подъехало такси. Путь до Курского вокзала занял около часа, при этом на дорогах было на удивление много для столь раннего времени машин. И с моего прибытия на вокзал начинает разворачиваться удивительная цепочка событий, вполне себе вписывающаяся в понятие теории невероятности.

Первым делом выяснилось, что поезд, на котором я должен был ехать, является проходящим. Следует он по маршруту Великий Новгород – Москва – Нижний Новгород, с 13-минутной стоянкой в Москве, где он меняет свой номер с 41 на 42. До отправления оставалось меньше получаса, но ещё даже не было известно, к какой платформе он прибывает, а на табло горело печальное, постепенно переходящее в безнадёжное, слово «опаздывает». И ещё несколько проходящих поездов, причём более ранних, задерживались столь же печально и безнадёжно.

Ровно в 5 часов я позвонил Вике сообщить о ситуации и заодно узнать, как далеко она от вокзала. И тут меня ожидал второй сюрприз нынешнего утра: оказалось, что очень далеко. Говоря проще, она проспала. Говоря ещё проще, я её разбудил своим звонком! Ей теперь предстояло за 28 минут одеться, умыться и доехать из Лобни до Курского вокзала. Не знаю, насколько низёхонько летел над трассой таксист, но Вика каким-то образом ухитрилась ворваться в зал ожидания в 5:29! При этом я смотрел на неё в упор и не замечал – она словно нарочно сменила имидж, причём до такой степени, что, столкнувшись с ней на улице нос к носу, я бы её не сразу узнал. В любом случае ей можно было теперь не спешить – никакой информации о нашем поезде до сих пор не было.

Вскоре подоспели Коля и Настя. Нет, они всё-таки сговорились! Коля тоже сменил имидж до ещё большей неузнаваемости: судя по его внешнему виду, с нашей последней с ним совместной работы 3 года назад он вообще не стригся, не брился и почти ничего не ел. И если Вику я при внимательном изучении мог бы признать в толпе, то Колю я бы вряд ли идентифицировал даже под пытками. Настю я увидел впервые – она оказалась самым молодым членом нашей группы, почти вдвое моложе меня. Забегая вперёд отмечу, что, пожалуй, я давно не встречал настолько удивительно светлую и солнечную девушку! При этом профессиональными качествами и работоспособностью она была награждена весьма щедро.

Время шло, в 6:30 мы с Викой проводили наших коллег на «Стриж», попытались даже договориться с проводником, потом с начальником поезда, но безуспешно – все места были заняты. А поезд сидячий, и даже спрятать нас было абсолютно некуда! Коля с Настей уехали, а мы продолжали сверлить взглядом табло, словно энергия наших взоров могла что-то изменить. Мы решили, что если до 7-ми часов поезд не объявится, то смысла ехать просто нет. Параллельно мы стали придумывать, как «догонять» теплоход. Выезд в 7 часов означал бы приезд в Нижний к 11:30, что теоретически оставляло нам неплохие шансы успеть к отплытию. Гипотетически.

Мы пошли в кофейню, чтобы присесть – всё это время мы были на ногах. Однако стоило нам отойти, как на табло появилась информация – 7-й путь. Ура! За считанные минуты мы доскакали до платформы – аккурат к прибытию поезда – и разбрелись по своим вагонам. Со мной в купе оказался железнодорожник, который и поведал причину задержки. Оказалось, что в районе Сходни какие-то отморозки спёрли кусок электрического кабеля (как потом выяснилось – полтора километра!), что привело к полному коллапсу на участке. Блин, вот в другой день они никак не могли это провернуть? С другой стороны, Вика должна быть благодарна этим отморозкам, иначе она бы просто опоздала на поезд. Зато теперь мы рисковали не попасть на конференцию вообще! М-да, всё-таки длительное отсутствие какой бы то ни было «движухи» по жизни с лихвой компенсируется приключениями за одно утро, словно спрессованными за все годы «засухи» почти в сингулярность.

В 7:12 наш поезд тронулся. Я очень надеялся, что мы сейчас быстро нагоним потерянное время. Вместо этого наш поезд плёлся за какой-то электричкой, и первые 50 километров мы ехали почти полтора часа. Пламенный привет диспетчерам! После Фрязево дело пошло бодрее, электричка куда-то свернула, и остаток пути мы ехали на максимальной скорости 140 км/ч. Появилась слабая надежда. Можем даже успеть к отплытию. Гипотетически.

Тем временем Вика поставила на уши всех организаторов по поводу нашей внештатной ситуации. Примерно в 11 часов стало понятно, что мы должны прибыть в Нижний в районе полудня. Но когда начальство дало команду «доставить Виктора на корабль любой ценой» (надо было уточнить, что желательно живым), стало понятно, что если понадобится накормить капитана судна пургеном, взять в заложники весь экипаж и запереть в туалете, лишь бы только задержать отплытие, то и это будет сделано. Кажется, именно в этот момент мне надо было потребовать удвоить свой гонорар. Эх, погубит меня когда-нибудь моя скромность…

К счастью, обошлось без крайних мер – удалось договориться, что нас будут ждать. И поистине удивительно, как светила мировой физики, профессора, учёные и прочие академики в количестве 160 человек с семьями будут 40 минут ждать припозднившихся журналиста и администратора! Правда, один из спикеров потом сполна отыгрался на опоздавших в своём вступительном слове.

Поезд прибыл ровно в 12, и на платформе нас уже ждал представитель оргкомитета. Нас быстро пересадили в машину и за 15 минут доставили прямо на причал, а ещё через 5 минут, пройдя все формальности, мы были «заселены» на корабль. Что характерно, на борт я поднялся самым последним, тем самым невольно ещё раз потешив своё самолюбие. Все в сборе, можно отплывать!

* * *

Сначала скажу два слова о корабле. Конечно, российские реалии – это вещь в себе, но перед иностранцами можно было как-то выступить и получше, чем найти корыто 1976 года выпуска, сделанное в ГДР, которое при включенных моторах вибрировало всем телом, на котором Wi-Fi ловился только в одном баре, где установлен совершенно разбитый рояль, а крыша главного и очень душного конференц-зала протекала. Даже один из спикеров в интервью потом скромно заметил, что это был не самый комфортный зал, в котором ему доводилось выступать. Учитывая, что спикер был известным учёным из Канады, перевод этого замечания на русский означал бы что-то вроде «Впервые выступаю в таком убогом сарае». В целом, суммировать первое впечатление от корабля можно как раз в обещанных двух словах: «ёбаный стыд», простите мне мой французский. И как завершающий штрих – нас с Колей поселили в каюте на нижней палубе (фактически в трюме), где воняло затхлостью, иллюминаторы не открывались, а кондиционер гонял всё тот же затхлый воздух. Да-да, я всё понимаю, что корабль забит под завязку, кому-то надо жить в трюме, и явно не нобелевским лауреатам, но всё же… На этом, пожалуй, негатив исчерпан, и уже к концу первого дня мы благополучно о нём забыли. Правда, перед зарубежными гостями всё равно как-то неудобно вышло. Судно можно было и получше найти.

Зато всё остальное было на высшем уровне! Сервис – безупречный. Еда – сытная и вкусная. Обслуживающий персонал – вышколенный выше всяких похвал. Про виды вокруг я даже не говорю. Воздух, Волга – красота!

В 13:00 состоялось открытие конференции. После вступительного слова академика Александра Литвака, автора и идеолога этого мероприятия и исключительно приятного в общении человека, слово взял канадский физик Пол Коркум. Он-то и отыгрался на нас, опоздавших, обозвав гуманитариями. Теперь у меня психологическая травма на всю оставшуюся жизнь…

Как говорит новомодный комик Виталий Косырев, сообщать человеку о том, что у него гуманитарное образование, должен врач: «Проходите, присаживайтесь. Нет простого способа вам это сказать, поэтому скажу, как есть: мы нашли у вас гуманитарное образование»… В общем, и мне теперь заочно поставили диагноз. За то, что кто-то где-то спёр кабель.

Да, и между прочим мы приехали сюда не развлекаться, а работать. У каждого из нашей команды была своя миссия, и эти миссии частично пересекались. За 4 дня мне предстояло взять минимум 4-5 интервью, вылавливая академиков и молодых учёных в перерывах между пленарными сессиями, научными докладами и трапезами. И всё это надо было синхронизировать с графиком фотографа. В общем, требовалась слаженная работа всего коллектива.

Я решил сразу взять быка за рога и в первый же день поймал обоих англоговорящих спикеров – вышеупомянутого Пола Коркума из Оттавы и Марлона Скалли из Техасского университета. С обоими я договорился об интервью на следующий день.

За ужином был фуршет, где спиртное лилось рекой, причём весьма неплохое: от пива до виски и коньяка, на любой вкус и цвет и в любом количестве. Я очень мечтал хоть раз в жизни увидеть пьяного академика, но так и не дождался. Всё было предельно скромно, правда спор двух подвыпивших физиков по теме нелинейных волн был весьма колоритен. После ужина я немного помузицировал на разбитом рояле, и внезапно оказалось, что один из молодых учёных обладает прекрасным баритоном – и мы с ним примерно на час оказались в центре внимания: под мой аккомпанемент он исполнил с десяток самых различных песен на русском и английском языках.

* * *

Несмотря на антураж, наш рабочий график был весьма напряжённым. Подъём в 7 утра. После завтрака – поиск очередной «жертвы», чтобы побеседовать. Записи, расшифровки, снова поиск, снова беготня. И так до 10 вечера. Свободного времени в конечном итоге было не очень много. Но зато оно было качественным! На второй день в программе была обзорная экскурсия по Казани. До этого я ни разу в Казани не был, и мне теперь очень захотелось приехать туда ещё раз, чтобы не за 2 часа всё посмотреть «галопом по европам», а обстоятельно. Но даже то, что я видел, мне очень понравилось.

Третий день был весь посвящён работе – остановок не было. Зато вечером нас ждал традиционный русский ужин – причём выдержано было всё в едином стиле от и до, начиная со скатертей и посуды в стиле Гжель, кончая официантами, одетыми в традиционно русские одежды. Меню тоже соответствовало – стопочка водки, селёдочка, свекольный пирог, кулебяка с капустой, жаркое в горшочке. Одним словом, безупречно!

На четвёртый день с утра мы высадились в уже ставшим для меня родным Саратове, где тоже прокатились с экскурсией по городу, после чего «приземлились» в кафе, а потом отправились в аэропорт и домой. Думал написать отдельно об этом «недокафе», но решил, что не буду, поскольку даже отвратительное обслуживание и совершенно несъедобная окрошка не смогли испортить общего впечатления.

Что в итоге? План перевыполнен в два раза – 8 интервью, беседа с интересными людьми, причём зачастую далеко за рамками «обязательной программы», включая даже весьма неожиданные откровения из серии «не для прессы». Вообще, надо отдать должное, что само мероприятие организовано великолепно. И даже в кулуарной беседе с разными людьми понимаешь, насколько им это важно и интересно. Крайне дружелюбная и позитивная атмосфера на всех уровнях. Это была настоящая международная конференция, куда прибыли учёные из ведущих университетов США, Канады, Италии, Кореи, Финляндии, Швеции, Швейцарии, Франции, Китая, Германии, Венгрии, Индии, Израиля, Эмиратов. Японии, Испании и Великобритании. Что особенно порадовало – очень много молодёжи. Одно обидно: побочным эффектом каждой такой конференции является очередной отток молодых мозгов из России. Но это уже совсем другая история…

Отдельно хочется сказать о нашем квартете. Именно так – не просто четвёрка, а квартет! Потому что у нас как-то сам собой получился удивительно слаженный ансамбль, где все оказались на одной волне – и в профессиональном, и в личностном плане, несмотря на разброс по возрасту. Последний раз я получал такое удовольствие от процесса работы, когда трудился в баскетбольном «Динамо» – аж 15 лет назад. Разумеется, это сказывается и на продуктивности! Не знаю, доведётся ли ещё раз поработать в таком составе, но очень хотелось бы.

Коллеги, если вы вдруг это читаете, то знайте: вы – лучшие! Вика, Коля и Настя, спасибо за прекрасный вояж!

Как довести себя до психоза, или о вреде Интернета

3 апреля 2017 г., 20:47
Раменское, Подмосковье

 

Честно говоря, всё описанное ниже настолько не характерно для меня, что сейчас мне кажется, что это вообще было не со мной. Как будто в другой жизни. Но факт остаётся фактом – было. В первый и, надеюсь, в последний раз. Главное, извлечь правильные уроки.

Заранее прошу извинить за некоторые интимные подробности, но без них – никак.

Как я уже отмечал, 2016 год был одним из самых тяжёлых на моей памяти, прежде всего, психологически: переезд, продажа-покупка квартиры и постоянный стресс, с этим связанный; кроме того, я не был в отпуске и, по сути, не отдыхал вообще, стремясь заработать побольше…

Одна из моих работ связана с командировками в Данию, куда я езжу с большим удовольствием. И хотя эти поездки чисто рабочие и для отдыха не предусмотрены, смена обстановки всегда действует освежающе. Так мне казалось, по крайней мере.

Последние несколько раз я останавливался не в гостинице, а снимал жильё через сервис AirBnB. Это получалось удобнее и дешевле. В моём распоряжении была полноценная квартира в городке Ølby, что в 30 км от Копенгагена, рядом с железнодорожной станцией, откуда до центра города 45 минут на поезде. Эдакий датский аналог подмосковного Раменского. Я себе сам готовил еду, даже брал с собой из Москвы всякие крупы, немало при этом экономя. Но обязательной частью каждой такой командировки всегда было посещение стейкауса Jensens в Копенгагене, где готовят потрясающий стейк за относительно адекватные деньги. Не стала исключением и моя поездка в начале октября.

Я прогулялся по торговому центру Fisketorvet и, почувствовав лёгкий голод, бодрым шагом направился в сторону любимого ресторана, заранее предвкушая нежный стейк с печёной картошечкой. Хорошая погода располагала к прогулкам на свежем воздухе, и я решил пройти одну станцию пешком. Уже на подходе к ресторану у меня закололо в желудке. Я не обратил внимания – иногда случается, потом проходит. Не проходило. Я зашёл в ресторан и сделал заказ, всё ещё надеясь, что эта ерунда быстро пройдёт. Но ерунда не проходила, более того – ухудшалась и из ерунды превращалась в неприятность. Заказ отменять было поздно, и я попросил мне всё завернуть с собой, поняв, что сейчас мне кусок в горло не полезет.

Пока мне упаковывали мой обед, я посетил в ресторане мужское заведение. Вышел я из него весь скрюченный и, по-видимому, зелёного цвета, поскольку официантка, взглянув на меня, предложила отменить заказ и не стала брать с меня ни копейки. Я извинился и поковылял в сторону вокзала. Начался час пик, в вагоне было битком, так что все мои мечты спокойно сесть на свободное место разбились о суровую действительность. Кое-как я пережил эти 45 минут поездки, даже живот немного отпустило, и я решил было, что кризис миновал – нужно лишь немного отлежаться.

Я дошёл до квартиры, лёг на диван, и тут меня накрыло… Скрутило так, как не скручивало никогда. Я не мог ни пошевелиться, ни продохнуть. Любое, самое незначительное движение отзывалось во мне нестерпимой колющей болью, причём болело всё – от пищевода до самого низа. Всё моё тело превратилось в комок болевых ощущений. Как будто меня насадили на ржавый кол и постоянно его проворачивали в ответ на малейшее движение. Минут 20 я лежал, не в состоянии пошевелиться. А ведь я даже медицинскую страховку не оформил, будучи уверенным, что уж за 4 дня командировки вряд ли со мной что-то случится. В моей дорожной аптечке, как назло, не оказалось даже но-шпы. Но нашлась смекта. Не совсем то, что нужно, но лучше, чем ничего. Неимоверным волевым усилием я заставил себя встать и развести пакетик. Выпил и лёг обратно.

Минут через десять начало отпускать. Примерно через полчаса всё прошло окончательно, как будто ничего и не было. Первый вопрос, который я себе задал: «Что это вообще было?» На всякий случай, я ничего больше в тот день не ел, только пил зелёный чай. Весь следующий день я питался очень аккуратно, но всё было в порядке. И на вечер я даже позволил себе плотный ужин – отварил картошки, настрогал овощного салата. Всё было хорошо.

Оставшиеся два дня командировки прошли относительно спокойно, и только по возвращении домой я почувствовал, что у меня постоянно тянет справа внизу. Сделав первым делом несколько простых тестов на аппендицит (покашливание, поднятие правой ноги и т.д.), я пришёл к выводу, что у меня его нет. Однако знакомый гастроэнтеролог сказал, что может быть хронический аппендицит. На следующий же день я помчался к хирургу, который меня промял, исключил всё экстренное, включая аппендицит, диагностировал поверхностный колит и прописал маалокс. Заодно направил на колоноскопию.

И тут вновь нарисовалась срочная командировка в Данию, причём на 10 дней. Как же, чёрт побери, не вовремя! Мне бы обследоваться, а тут надо уезжать… До отъезда оставалось всего 3 дня, колоноскопию пройти я не успевал и решил, что сделаю её по возвращении. И здесь бы мне расслабиться, раз ничего экстренного нет, и спокойно съездить в командировку, после чего пройти обследование. Но я совершил первую большую ошибку: я имел неосторожность сообщить о своём непонятном приступе отцу. Добрый папаша меня сразу же «успокоил», заявив, что у меня наверняка полипы в кишечнике; у него их вырезали несколько лет назад, после чего возникли осложнения. Правда, ему тогда было почти 70 лет, а мне и полтинник ещё не стукнул, но это ведь неважно – он категорично заявил, что гены всё решают, и мне одна дорога – под нож!

Я загрузился и допустил вторую – теперь уже роковую – ошибку: полез читать Интернет про полипы и прочее. Лишь гораздо позже я осознал, что едва ли не первым пунктом в списке диагнозов – какие симптомы ни вбивай в поиск – вылезает рак. С того самого момента я покатился по наклонной…

В первый же день командировки свалилась новая напасть – сынуля мой загремел в больницу с острым пиелонефритом. Жена в ужасе, я в Дании вообще места себе не нахожу. Ну, то есть, чтобы жизнь мёдом не казалась, надо было обрушить на меня всё сразу. Ах да, посреди той же ночи позвонил бывший работодатель из Америки и попросил срочно, буквально в течение часа, поправить программу, которая прекрасно работала в автономном режиме 2 года без моего участия, но в связи с изменением настроек сервера дала сбой. И разумеется, это должно было произойти именно сейчас! Лишь щедрая компенсация за час работы придала мне достаточно сил, чтобы не сорваться и починить программу.

На следующий день я почувствовал непонятную одышку. Вообще-то я астматик в лёгкой форме, но это было что-то другое, что выражалось в невозможности сделать полноценный вдох. Ингалятор, который я на всякий случай всегда вожу с собой, не помог. Следует заметить, что до этого в течение месяца меня мучил кашель, который я какое-то время игнорировал, а потом пытался вяло и безуспешно лечить. Тут же всплыла в памяти история моего приятеля, который несколько месяцев покашливал и решил всё-таки сделать рентген, где у него обнаружили онкологию. Я снова загрузился и полез читать Интернет. Молодец я, правда?

Чем больше я читал, тем хуже себя чувствовал. И ещё больше читал. И ещё хуже себя чувствовал… Чувствовал, как безудержно сваливаюсь в режим штопора и ничего не могу с собой поделать. Той ночью я почти не спал, и периодически мне казалось, что я задыхаюсь. Особенно запомнился сон, как жена мне говорит: «Пойди побегай с Андреем, погоняй мячик», а я ей отвечаю, что у меня рак лёгких и бегать я уже не смогу никогда. Кое-как я дотянул до утра и попросил своего датского компаньона отвезти меня в больницу – в этот раз я приобрёл медицинскую страховку на весь срок командировки. Огромная больница находилась всего в 300 метрах от моего временного пристанища. Врач меня осмотрела, послушала и констатировала, что с дыханием у меня всё в порядке, пульс в норме, так что давай, до свидания. Мои уговоры сделать рентген или хотя бы взять кровь на анализ оказались тщетными. Моё состояние при этом было весьма печальным: прошёл 100 метров быстрым шагом – задыхаюсь. Утром зарядку сделал – задыхаюсь. Я пытался себя убеждать – и уговорами, и строго, и даже матерными криками на самого себя, что я всё это выдумал, что всё это у меня в голове – и я это в глубине души понимал! – но безуспешно.

Ну, что делать – я пошёл дальше читать Интернет. Молодец я, правда? А ведь я никогда не отличался особой мнительностью, скорее наоборот, но эта неизвестность меня просто душила, причём в буквальном смысле. Я сам себе удивлялся – откуда что берётся, при моём-то жизненном оптимизме? По-видимому, что-то серьёзным образом переклинило у меня в мозгу. И это я тоже прекрасно осознавал, а всё равно не мог вырваться из этого состояния. Я чувствовал, как с каждым днём теряю интерес к жизни, что предстоящий переезд на новую квартиру мне на хрен не сдался. Я даже стал думать, что если мой самолёт вдруг рухнет по пути в Москву, это лишь избавит меня от дальнейших мучений, а семья получит страховку и выплатит ипотеку. Не прибавлял мне весёлых мыслей и тот факт, что в далёком Раменском Андрей лежал в больнице…

Так и не сумев выбить у себя из головы мысль о страшном недуге, я всё же попытался настроить себя на то, что надо бороться. И ещё очень забавной мне тогда показалась мысль, что на Новый Год (если я до него доживу) придётся довольствоваться гречневой кашей и варёным брокколи, а про всякие салаты и селёдки под шубой можно благополучно забыть.

Единственным способом отодвинуть страшные мысли на задний план было уйти с головой в работу. Так что вопреки моему жуткому состоянию (а может, именно благодаря ему), командировка оказалась весьма продуктивной в плане работы, но совершенно опустошающей психологически и физически. Эти 10 дней мне теперь вспоминаются как страшный сон. Словно в тумане. Постоянная одышка, тянущие боли в животе не отпускали, в туалет я бегал по 6-7 раз на дню – казалось, всё съеденное проходило меня насквозь, не задерживаясь. А питался я исключительно варёными и тушёными овощами, варёной куриной грудкой, лёгким йогуртом, крупами (в основном, гречкой) и пил зелёный чай. При этом – что удивительно – с аппетитом у меня проблем не было (и это внушало определённый оптимизм), однако за один месяц я похудел на 7 килограммов. Накопившиеся за весь год усталость и стресс навалились на меня всем своим гигантским весом и проявились таким вот причудливым образом в самый неожиданный момент. Это была непрекращающаяся паническая атака длиной в 10 дней. Пожалуй, не покривлю душой, если скажу, что это были самые жуткие 10 дней моей жизни… К концу командировки я поставил себе кучу диагнозов, один страшнее другого, но при этом настроился побороть их, какими бы страшными они ни оказались. Рано мне ещё на тот свет!

Вернувшись в Москву, я первым же делом помчался на рентген, морально приготовившись к самому худшему. Посмотрев на снимок, я тут же «нашёл» опухоль. Однако заключение рентгенолога меня немало удивило – никаких отклонений не найдено, а «опухолью» на снимке оказалось сердце. Боже ж ты мой, какой же я идиот! Практически в тот же момент куда-то пропала моя одышка. Но радоваться было рано – хорошо, рассудил я, в лёгких метастазов нет, но главное теперь понять, что у меня с животом. Да и кашель никуда не делся.

Ночь перед колоноскопией была бессонной – меня страшила не сама процедура, хоть и малоприятная, а то, что у меня найдут внутри. И я ни секунды не сомневался, что обязательно что-нибудь найдут – ведь диагноз-то я себе уже поставил! Однако всё, что у меня нашли, это закономерные возрастные изменения плюс особенности строения. Ну и по мелочи кое-что – ничего опасного или криминального. Дополнительно я сделал УЗИ, которое выявило лишь небольшой застой желчи. Мне прописали желчегонное и посоветовали раз в 2 недели делать тюбаж (чистку печени и жёлчных протоков), который легко можно провести в домашних условиях. Ну и побольше двигаться.

Однако не всё так просто! Активные движения приводили к болезненным ощущениям, а тянущие боли справа внизу не отпускали, и вскоре к ним прибавилось жжение под кожей справа и слева при любом напряжении мышц. Я снова психанул и пошёл по врачам. Сделал ЭКГ, а потом и компьютерную томографию, которая обнаружила… подозрение на кисту поджелудочной железы, причём довольно внушительных размеров. Я загрузился и пошёл читать Интернет. Молодец я, правда? Пошла новая волна панической атаки и ещё одна бессонная ночь… Всё же на утро остатки здравого смысла заставили меня позвонить УЗИстке и задать один-единственный вопрос: могла ли она не заметить на УЗИ такую блямбу – 4×6 см? Ответ меня обнадёжил: «Абсолютно исключено – она бы заняла пол-экрана!» Я поехал на повторное УЗИ, и «подозрением на кисту» оказалась лишняя петля кишечника, которой быть не должно – вот они, те самые особенности строения моего организма. Я написал разгромную претензию кретинам, которые не в состоянии отличить кисту от кишки и тем лишили меня сна, а в качестве хоть какой-то компенсации за моральные страдания я получил бесплатную консультацию специалиста (к счастью, не того, который мне «выявил» кисту). В общем, никакой кисты у меня не оказалось.

В конечном итоге, тонны сданных анализов и проведённых обследований не выявили у меня ровным счётом ничего. Тянущие боли справа внизу, которые периодически возвращаются, хоть и с гораздо меньшей интенсивностью – скорее всего, защемление нерва. И я на них уже перестал обращать внимание. На сегодня рецепт для меня простой: дробное питание, умеренная диета и физическая нагрузка. Ну и хорошего мануального терапевта мне бы не мешало посетить. А также избегать стресса.

Легко сказать…

Примерно к февралю я постепенно вернулся к привычному образу жизни. Разве что чуть больше внимания стал уделять питанию, хотя я и раньше нормально питался. А окончательную точку в этой истории поставило моё триумфальное возвращение на футбольное поле в начале марта: отыграв полтора часа, я забил пять голов, чувствовал себя великолепно, ничего не беспокоило, на одышку не было и намёка. На следующий день, конечно, болело всё – но то была приятная мышечная боль! Из потерянных 7 кг я уже сумел вернуть 3. Остальные не торопятся возвращаться. Может, оно и к лучшему?

Ах, да, кашель. Его я за 2 дня вылечил ударной дозой чудо-препарата под названием «Кора муравьиного дерева». Он же Pau d’Arco. Не первый раз им спасаюсь, кстати…

Мораль сей истории довольно банальная, но порой приходится пройти через семь кругов ада, чтобы её осознать. Избегайте стресса – это невероятно мерзкий мучитель и убийца! Отдыхайте хотя бы пару недель в году, чего бы это ни стоило. Деньги можно заработать (а всех денег всё равно не заработаешь), а подорванное здоровье так просто не вернёшь, причём даже за деньги. Хотя, на самом деле, наше здоровье – у нас в голове: каким мы его себе представляем, таким оно и будет. И главное – не читайте Интернет, особенно на ночь! И будет вам щазтье!

Клубный отдых, или отпетые мошенники

12 июня 2015 г.

Началась эта история в 2009 году, когда мы с супругой летом улетали отдыхать в Черногорию. Нас в аэропорту заловила какая-то женщина, всучила синюю пластиковую карточку, на которой было написано «LaCosta», записала наши данные и обещала перезвонить.

Обещанного пришлось ждать не три года, а всего пару месяцев: она наc пригласила на презентацию, причём присутствовать обязательно должны оба супруга. За потраченное время нам обещали подарок.

Презентация, которая проходила в уютном офисе рядом с Белорусским вокзалом, заключалась в рассказе о системе клубного отдыха – его истории, преимуществах и последующих уговорах стать членом клуба.

Небольшое лирическое отступление, чтобы рассказать о клубном отдыхе – он же таймшер (timeshare). Говорят, автор этой идеи даже получил нобелевскую премию в области экономики. Вполне допускаю. Идея заключается в следующем. Предположим, есть некие апартаменты на некоем курорте. И некоей семье очень полюбилось отдыхать в этих апартаментах – каждый год они бронируют их и приезжают на неделю. Или на две. И смекнул тогда головастый делец, обедая в ресторане, что совершенно незачем заказывать целый торт, если съедаешь лишь кусочек, и совершенно незачем отдыхающим платить каждый раз за весь номер, если можно приобрести в собственность 1/52-ю его часть (если отдыхать неделю в год) и стать полноправным владельцем. Таким образом, определённая неделя каждый год автоматически принадлежала этой семье. Другая семья приобретала другую неделю (или две). Так возникла концепция разделения времени владения, или timeshare по-английски. Впоследствии эта схема многократно усовершенствовалась: сначала недели стали плавающими, то есть не обязательно было отдыхать строго в одно и то же время каждый год. Далее появилась возможность сменить место отдыха – появились обменные системы, которые включали курорты по всему миру, где за небольшую плату или даже без доплаты можно было использовать свою неделю (или две) на любом курорте, входящем в обменную систему.

Достоинств у этой системы масса: во-первых, гарантированное место в апартаментах; во-вторых, однажды приобретя свою неделю, за проживание больше ничего платить не надо (кроме ежегодного так называемого управленческого взноса) – а это колоссальная экономия средств; в-третьих, не страшна инфляция, поскольку стоимость апартаментов фиксируется в момент покупки. Однако и недостатков у клубного отдыха хватает. Во-первых, никакой гибкости: есть строго определенный список курортов, где вам предлагается отдыхать, и если вы хотите попробовать что-то новое, не входящее в обменную систему, то вам не повезло; во-вторых, это требует больших изначальных вложений (как если бы вы проплатили свой отпуск на 5-10 лет вперёд); в-третьих, зная свою финансовую ситуацию на момент планирования отдыха в текущем году, можно выбрать то, что сегодня по карману – от недели в Крыму до месяца в Майами. Поэтому вполне очевидно, что кому-то клубный отдых подходит, а кому-то нет.

Часто приходится сталкиваться с мнением, что это лохотрон. С этим я категорически не согласен по вышеуказанным причинам. Просто зачастую люди сначала подписываются, а потом только считают, во что им это обойдётся. А надо делать наоборот. Про чистоплотность компаний, продающих клубный отдых, и про их методы убеждения я пока не говорю – это отдельная песня, которую я пропою чуть позже.

Теперь возвращаемся к нашей презентации в клубе ЛаКоста. И мы вернулись к ней как раз вовремя – она только-только подошла к концу, и нас ознакомили с расценками. Даже предложили рассрочку. Посчитав и посовещавшись с супругой, мы пришли к выводу, что клубный отдых лично нам не подходит, хотя сама идея прекрасна. На том всё было закончено, никто нас излишне не убеждал, просто выразили сожаление, что мы не стали членами клуба. Осталось получить подарок.

По-видимому, потенциальных клиентов в нас всё же засекли, поэтому в качестве «подарка» нам выпала неделя проживания на курорте ЛаКоста на Тенерифе (Канарские острова) с оплатой лишь перелёта. Подарок, конечно, весьма условный и с подвохом, поскольку на курорте нам предстояло посетить точно такую же презентацию. Подобные рекламные поездки в клубной системе именуются «маркетинговая неделя». Однако по деньгам выходило очень выгодно, и мы поехали.

Не буду растекаться мыслью по древу, лишь скажу, что этот отдых на Тенерифе был, пожалуй, одним из лучших в моей жизни. Такое же впечатление осталось и у супруги. Апартаменты были шикарные, клуб показал нам ещё один свой курорт по соседству, где нас порадовали ужином с вином, паэльей и зажигательным испанским шоу. Всё за счёт клуба, разумеется.

Мы взяли напрокат автомобиль, исколесили весь остров, не были ограничены вообще ни в чём. А сама презентация превратилась в формальность. Наш консультант был с самого начала нами извещён о том, что ничего приобретать мы не собираемся, поэтому мы не стали тратить понапрасну время друг друга, разойдясь миром и без взаимных претензий. От клуба ЛаКоста, равно как и от их курорта, остались самые приятные воспоминания. Нам показали «товар лицом», и товар был очень привлекателен. Просто нам он не подошёл. «Гелендваген» – замечательная машина, но подходит не всем: кому по финансам, кому по вкусу, кому ещё по какой-то причине. Так случается – это рынок…

Спустя два года мы на одном из «купонаторов» нашли крайне заманчивое предложение – неделя в Турции за какие-то чисто символические деньги. Недолго думая, мы приобрели купон. Как потом оказалось, именно в этот момент мы заглотили наживку. Бесплатный сыр, так сказать. Предложение оказалось ничем иным, как маркетинговой неделей от клуба OVC (Oasis Vacation Club), который представляли компания All Seasons и турагентство Crown Travel Group.

С самого начала что-то пошло не так – несмотря на забронированные апартаменты Т1 (то есть 2-комнатные), нас поселили в обычный маленький номер. Я устроил скандал, результатом которого стала бесплатная экскурсия – шикарная морская прогулка с купанием в открытом море, обедом и массой впечатлений. Так что конфликт был оперативно и с лихвой улажен. Наш консультант Олег был интересен, вежлив, профессионален и не вызывал раздражения. Мы замечательно отдохнули в прекрасном отеле Порто Белло в Анталии. При этом мы несколько раз сами ездили в город на автобусе и тоже ничем не были ограничены. Требование было лишь одно: посетить презентацию. В итоге нам там понравилось настолько, что мы через год туда приехали снова, но уже с сыном и через турфирму, самостоятельно оплатив всю поездку.

Презентация много времени не заняла, и предложение для нас оказалось интересным настолько, что мы купились. Вместе с крючком заглотив уже и поплавок. Нам предоставили хорошую рассрочку; мы также выторрговали неплохой пакет опций «соскочить» с контракта в случае форс-мажора – тогда наше членство в клубе приобретало статус временного, о чём недвусмысленно говорилось в гарантийном письме, и все уже уплаченные деньги мы могли использовать для клубного отдыха.

К сожалению, наши финансовые дела не вовремя пошатнулись, и надо было избавляться от лишних трат. Мы посчитали, что клубный отдых сейчас не самое актуальное и решили эту ношу с себя сбросить. Я написал заявление, нам присвоили новый номер контракта – уже по временному членству, что чёрным по белому было прописано в новом сертификате, – и уплаченные к тому моменту 1100 евро давали нам неделю отдыха на курорте по выбору. Платить нужно было лишь за перелёт.

И вот с этого момента начался театр абсурда. Во-первых, по совершенно непонятной причине, вместо All Seasons, с которым мы подписывали контракт, нами теперь стала заниматься фирма Arrow Holiday. Во-вторых, список направлений и курортов, на которые мы могли поехать отдохнуть, внезапно ужался примерно на порядок, оставив нам крайне скудный выбор. В-третьих, сильно сузились рамки, ограничивавшие нас по срокам, когда мы могли использовать нашу неделю. Ни о чём таком нас не предупреждали, но теперь мы столкнулись с новыми реалиями. Задача стояла одна – выбрать направление с самым дешёвым перелётом, ибо платить 100 тысяч за билеты, к примеру, до Бали (одна из опций) не было никакого желания: ведь планировать отдых приходилось уже с ребёнком! После долгих поисков мы выбрали вариант, который выглядел наименее неблагоприятным – именно так. По сути, нам требовалось просто отбить потраченные 1100 евро, не отдав при этом последние деньги за авиаперелёт. Таким вариантом оказалась неделя на Тенерифе с 14 по 21 ноября 2014 года на курорте Atlantis.

Здесь уместно будет сказать пару слов об отношении Arrow Holiday к клиентам. Именно что пары слов вполне достаточно – грубое и наплевательское. В процессе моего общения с ними поменялся агент, но не изменился стиль. Что ж, запомним…

У кого есть маленькие дети, тот меня прекрасно поймёт: долгосрочное планирование (впрочем, как и краткосрочное) невозможно. Ровно за 4 дня до вылета наш сын серьёзно заболел, и стало понятно, что поездка срывается. Я немедленно написал в Arrow Holiday о форс-мажоре, готов был даже приложить все необходимые медицинские выписки, но наткнулся на глухую стену: «Сожалеем, ничем не можем помочь. Ваша неделя будет считаться использованной». Попытки решить вопрос «локально» успехом не увенчались. Мне ничего не оставалось, как накатать большую жалобу в All Seasons, с которыми я, собственно, и подписывал договор. На моё удивление, буквально через неделю со мной связался Роман из Arrow Holiday и предложил несколько вариантов отдыха в 2015 году. Возможно, решающим стало то, что я в своем письме возмутился именно тем, что нас лишили шанса попытаться стать членом клуба. Безусловно, в этом была доля лукавства, поскольку приоритетным для нас было всё же «отбить» 1100 евро и только потом посмотреть, что нам предложит клуб. Но настрой был примерно «фифти-фифти». Как пойдёт, одним словом. Опять же, исходя из минимальной стоимости перелёта, мы выбрали Крит с 31 мая по 7 июня. Конечно, неделя – это маловато, но за вторую неделю платить ещё 740 евро мы были не готовы. Неделя – так неделя. Плюс несколько дней можно было бы прикупить в частном секторе.

Первый сюрприз последовал незамедлительно в виде «Меморандума понимания», который мы обязаны были подписать и без которого нас бы просто не заселили на курорт. Сказать, что я испытал шок, это ничего не сказать – для полноты картины в нём не хватало пункта про колючую проволоку, ибо складывалось впечатление, что нас отправляют не на курорт, а на зону. Полностью приводить я его не буду, процитирую лишь самое вкусное. Подозреваю, что такое в голову не приходило никому ни до, ни после.

  1. Я/мы понимаем, что я/мы должны соблюдать правила, установленные в клубе, в течение всего времени моего/нашего пребывания. В течение нашего пребывания мы согласны на сопровождение официального представителя (консультанта) компании, который ознакомит нас клубной системой отдыха. (ВФ: при этом правила клуба мы в глаза не видели, нам никто и не думал их показывать, а смысл консультанта стал понятен чуть позже.)
  2. Я/мы понимаем, что данная поездка не является обычным туристическим туром, а носит рекламный характер, и поэтому наша семья в полном составе (супруг/супруга, сожители) должна принять участие в рекламной презентации клуба. Если я/мы не примем или откажемся от участия в данной презентации, клуб имеет право взыскать с меня/нас разницу между фактической и льготной ценой проживания от 500 евро за недельный период.
  3. Я/мы понимаю/ем, что я/мы не обязаны приобретать что-либо, если я/мы не изъявим желание сделать этого. (ВФ: мы понимаем, но понимают ли это они?)
  4. Я/мы понимаю/ем, что трансферы от/до аэропорта во время нашего пребывания осуществляются за наш счет, являются обязательными и оплачиваются на курорте. (ВФ: откровенное навязывание услуг.)
  5. Я/мы понимаем, что на курорте предусмотрена экскурсионная программа отдыха (платная), с которой нас ознакомит представитель компании на курорте. Я/мы понимаю/ем, что приобретение и посещение экскурсий вне клуба, а также аренда автомобилей и любых других транспортных средств – запрещено правилами клуба.
  6. Я/мы понимаю/ем, что по моему/нашему приезду в клуб я/мы должны будем оплатить возвращаемый страховой залог 500 евро (только наличными) за сохранность апартаментов (на случай поломки, порчи или потери имущества). Данный залог будет возвращен мне/нам не позднее, чем в день моего/нашего отъезда из клуба. Если я/мы откажусь/емся внести данный залог, клуб оставляет за собой право не предоставлять мне/нам забронированное размещение.
  7. Я/мы подтверждаем, что в течение всего периода пребывания в стране расположения курорта я/мы имеем размещение только исключительно на данном курорте.
  8. Я/мы понимаю/ем, что во время моего/нашего пребывания в клубе я/мы не имею/ем право совершать перелеты, переезды в другие страны, города/острова.

У меня стали возникать серьёзные подозрения, что мы впряглись во что-то не очень хорошее. Вернее, даже не впряглись, а вляпались. Тут бы нам и отказаться, послав всё лесом. Но потраченные 1100 евро не давали покоя – терять их никак не хотелось. Жаба – животное упрямое, особенно если начинает душить… Проконсультировавшись с юристом и убедившись, что данная бредовая филькина грамота не имеет ровно никакой юридической силы, мы подписали меморандум и стали ждать 31 мая.

Рейс Аэрофлота доставил нас в Ираклион в 16:40. Нас встретили представители клуба и повезли на курорт. После двух с лишним часов езды по живописнейшим горным серпантинам мы уже после наступления темноты оказались в глухой деревне Plakias. Отель оказался на отшибе и выглядел убого. «Возможно, это он в темноте так выглядит» – успокаивал я себя. Увы и ах…

Данное недоразумение (я имею в виду отель) вообще заслуживает отдельного описания. Первое, что бросилось в глаза – полное отсутствие пандусов. При этом, словно в порядке издевательства, этот недо-отель был просто нашпигован лесенками по 2-3 ступеньки. Добро пожаловать, гости дорогие! Тащите свои чемоданы, качайте мышцы!.. Номера оказались столь же убогими. Во-первых, крохотными. Во-вторых, о таком понятии, как уют, там вообще не слышали – пол покрыт белой плиткой, планировка нелепая, оснащение никакое… Лоджия нашего номера заканчивалась небольшим газончиком, который автоматически поливался спринклерами каждые несколько часов, при этом благодаря наклону лоджии вся вода стекала в сторону нашей комнаты. Таким образом, на участке лоджии, непосредственно примыкавшей к номеру, образовалась вечная невысыхающая лужа, которой позавидовал бы сам Гоголь с его Миргородом… На весь номер приходилось лишь одно зеркало – над столиком в спальне, и чтобы увидеть себя в полный рост, приходилось залезть на кровать, да ещё и подпрыгнуть на ней… Несмотря на обилие комаров на Крите, ни одной москитной сетки в номерах не предусматривается, зато есть задвижные двери, едва пропускающие воздух, да и то в ветреную погоду. Так что приходилось выбирать – либо спать в духоте, либо с комарами… С самого начала в ванной комнате у нас не работал один из двух светильников, и работникам отеля не хватило целой недели, чтобы его заменить, несмотря на многократные просьбы и напоминания… При заселении также выяснилось, что вместо трех комплектов белья нам дали всего два. Я пошёл к стойке регистратора, но все штатные работники уже отдыхали, а единственный неспящий сотрудник отеля понимал по-английски, примерно как я по-гречески, и на мою просьбу принести комплект белья сначала прикатил раскладушку, чем немало нас развеселил. Ну хоть какой-то позитив на ночь глядя… Зато в отеле оказалось целых три бассейна (два взрослых, один детский) и потолки в номерах под 4 метра. Может, я чего-то не понимаю в этой жизни, но у меня создалось впечатление, что акценты и приоритеты в этом отеле несколько сдвинуты…

Мы невольно сравнивали то, что мы видели здесь, с тем, что нам показывала ЛаКоста. Постоянно и в каждом компоненте. И от этого становилось ещё печальнее. Название курорта – Plakias – оказалось более чем говорящим: действительно, плакать хотелось.

Чуть раньше нам представили нашего консультанта Максима, который у нас взял 145 евро за трансфер и 500 евро в виде залога за сохранность апартаментов и выдал расписку. В этот же вечер нам начали очень настойчиво предлагать экскурсии, но мы, сославшись на усталость и напомнив, что утро вечера мудренее, на время отбрыкались.

На следующее утро состоялась более детальная встреча с Максимом, который, по сути, стал нашим надзирателем на всё время пребывания на курорте. Каждый день начинался с его стука в номер и вопроса: «Какие на сегодня планы?». Макс сопровождал нас везде – на пляж, в ресторан, на прогулки, в магазин. Я всё ждал, когда он к нам в постель залезет, но почему-то не дождался. При этом какого-то стойкого раздражения он не вызывал. Более того, он удивительным образом сумел наладить контакт с нашим сыном, что постороннему сделать крайне тяжело, и вообще – всё его поведение говорило лишь об одном: «Это моя работа, вы ж понимаете…». Понимаем, но нам от этого не легче.

В это же утро клуб в лице Максима и особенно менеджера Евгения Дутого (это фамилия) продолжил нам навязывать экскурсии. И не просто навязывать, а навязчиво впаривать, причём по ценам, завышенным раз в 5 по сравнению с аналогичными экскурсиями, предлагаемыми в городе. Пардон, в деревне. Впаривание экскурсий было крайне настойчивым и наглым. Нам даже сделали «скидку», и теперь стоимость экскурсий была не в 5, а всего лишь в 4 раза выше, чем в городе. Пардон, в деревне. Мы в нашем «обсуждении» ходили кругами: они нам пытались доказать, что Крит – смотровой остров, а мы объясняли, что в этот приезд осмотр острова не входит в наши планы, что нам хочется просто отдохнуть и поваляться на пляже, а таскать маленького ребёнка с собой по всему острову на раскопки, которые ему совершенно не интересны в его 5 лет, крайне утомительно. Нас в упор не хотели слышать.

После почти полутора часов (!) жесточайшего прессинга они от нас, наконец, отстали. Первый рубеж обороны не без труда всё-таки выстоял, но это означало лишь одно: дальше будет ещё веселее. Максим напоследок спросил, что он ещё может для нас сделать в плане экскурсий. Мы ответили: «Просто оставь нас в покое». Его следующее предположение нас насторожило: «Может быть, вы не хотите тратиться на экскурсии, чтобы внести бОльшую сумму в качестве начального взноса за апартаменты?».

Значит, надо быть готовыми ко всему. Если с экскурсиями было подобное, то страшно вообразить, что будет на презентации. По крайней мере, теперь всё окончательно прояснилось, и методы работы клуба стали для нас очевидны: затаскиваем туристов в дыру, слабо подходящую для пляжного отдыха и где делать решительно нечего, приставляем к ним надзирателя, чтобы контролировал каждый их шаг, пресекаем любые попытки самим передвигаться, покупать экскурсии на стороне и даже самостоятельно продолжить отдых на Крите, при этом впариваем жёстким прессингом свою «развлекательную программу» по астрономическим ценам. Идеальный план развода лохов! Этого всего было более чем достаточно, чтобы желание иметь дальнейшие дела с этой шарашкиной конторой упало ниже плинтуса, и теперь наше «фифти-фифти» превратилось в твёрдое «зеро».

Справедливости ради, надо сказать, что в целом отдых был неплох. В промежуток времени между днём заселения и днём презентации мы ходили на пляж, где ребёнок просто ловил кайф от возможности поковыряться в песке и поплескаться в море, иногда вылезали в город (пардон, деревню), где покупали свежайшие и вкуснейшие местные продукты, делали из них греческий салат и употребляли его в немыслимых количествах! Мы даже научились не замечать постоянное присутствие Максима, он в какой-то момент просто превратился для нас в некое подобие пляжной сумки, которую таскать с собой каждый раз неохота, но приходится. Загар ложился на наши тела, а морской воздух и собственно море восстанавливали потерянное в пыльной Москве здоровье. Ситуация требовала вкушать позитив по максимуму, что мы и делали!

Вообще, нужно сказать пару слов о погоде на Крите. Южная часть острова постоянно подвержена ветрам, да и море здесь не слишком тёплое. По крайней мере, в начале июня. За всю неделю был только один абсолютно безветренный день, когда не хотелось уходить с пляжа. И вполне естественно, согласно закону Мерфи, что таким днём оказался именно день нашего отъезда.

Но я забежал вперёд. Настал час икс. Презентация была назначена на субботу, 6 июня. Накануне вечером Максим посоветовал нам быть готовым к покупке. От его полной уверенности в том, что мы что-то подпишем, становилось не по себе. «Вас ждёт сюрприз» – пообещал он. Масла в огонь добавили соседи, которым провели презентацию накануне, и то, что они мне поведали, совсем не понравилось. Ясно стало одно: надо идти подготовленным. Работа в журналистике в последние 4 года меня многому научила, а главное – что на важные интервью надо иметь 2-3 записывающих устройства одновременно, потому что техника порой даёт сбои, и в моей практике случались казусы на грани мистических. Все три наших телефона были поставлены на зарядку, и проверена работоспособность их диктофонов.

Настала суббота. В 10:30 началась презентация, которую вела представительница клуба Марина Мазан. Сделав вид, что я выключаю звук на телефонах, чтобы нам никто не мешал, я включил диктофоны. Сначала у нас хотели забрать паспорта до окончания презентации, но мы возмутились. Марина сняла с них копии и неохотно вернула нам. Первые полтора часа презентации, как оказалось, были вовсе даже и не презентацией, а вступительным словом, в котором уместилось столько лжи со стороны Марины, что этих полутора часов было бы достаточно, чтобы аннулировать всё происходившее далее. Нас пытались убедить, что мы приехали на курорт с одной единственной целью – вступить в клуб, хотя по их же меморандуму мы этого делать не обязаны. Нам откровенно врали, что мы приехали сюда не по временному членству, а на маркетинговую неделю, хотя есть официальный документ о том, что у нас именно временное членство. Нам врали, что мы обязаны приобрести как минимум две экскурсии, хотя в меморандуме сказано прямо противоположное. Нам врали, что с прошлого года меморандум не менялся, хотя у меня есть оба меморандума для сравнения, и читать я пока ещё не разучился. И наконец, нам нагло врали про реальные цены на проживание в этом недо-отеле, хотя я предварительно через интернет их изучил, и наши апартаменты стоили бы максимум 750-800 евро на эту же неделю.

Во время презентации я случайно «запалил» один из диктофонов, после чего Марина заставила его выключить, отказавшись продолжать при включенной записи. Конечно же, я его не выключил, а просто сделал вид – теперь уже на записи оказалось и незаконное требование с её стороны эту запись отключить.

Дальнейшее развитие событий показало, в чём заключается ловушка: если мы заранее знаем, что покупать ничего не собираемся, то нет смысла тратить время на презентацию, а раз мы от презентации отказываемся, на нас накладывается штраф. В противном случае – если будет проведена презентация, мы должны купить членство. Хотя мы ничего и не должны. Такой ненавязчивый шантаж привёл к тому, что я подписал никому не нужное заявление о том, что готов принять решение сегодня в случае, если меня устроят условия, в том числе финансовые. Это было понятно и без бумаги, но лишний раз доказывает, что подписанным меморандумом можно подтереться. И они это прекрасно понимали – он нужен им был исключительно с целью заполучить нас в свои «объятия» и, в случае чего, предъявить несведущему человеку как некий официальный документ с целью всё того же шантажа.

В конце концов, началась сама презентация. Информативная часть была весьма интересной – рассказ о курортах, о системе клубного отдыха (которую я и так наизусть уже знал), о преимуществах и т.д. И хотя я практически ничего нового для себя не вынес, нужно отдать должное, что рассказчиком Марина оказалась отменным. Конечно, нам периодически приходилось направлять её в нужное русло, потому что процесс этот сильно затягивался, и делалось это вполне преднамеренно: их задача была максимально измотать и усыпить бдительность, чтобы впарить хоть что-то. Наконец настал главный момент – те самые условия, которые должны были нам подойти. Или не подойти, что, впрочем, противной стороной не допускалось в принципе.

На авансцену вышла топ-менеджер Ирина, которая так и осталась полу-инкогнито, не назвав даже своей фамилии. Она долго рисовала цифры, применяла скидки, орудовала процентами, давала рассрочки, но в конечном итоге мы решили, что нам условия не подходят. Во-первых, как мы уже давно поняли, клубный отдых не для нас, во-вторых, вешать на себя ещё один «кредит», даже пусть с выплатой по 50 евро в месяц, не хотелось, и в-третьих, мы не желали иметь ничего общего с Arrow Holiday по понятным причинам. Короче говоря, условия нам не подошли, о чём мы предельно ясно и сообщили Ирине, Марине и присутствовавшему на презентации в роли китайского болванчика Максиму. Ирина несколько раз уходила и возвращалась с новыми условиями, которые нам тоже не подходили по озвученным причинам. Но нас отказывались услышать – как и в случае с экскурсиями. Ответ «нет» не принимался в принципе. Решение об окончании презентации могла принять только Ирина. А она не принимала такое решение, пока мы что-то не подпишем. Если мы уходим до момента объявления окончания презентации, то она считается непрослушанной, и на нас накладывается штраф. Вот такой прелестный замкнутый круг.

На восьмом (!) часу презентации ребёнок, глядя на меня голодными глазами, в очередной раз сказал, что хочет кушать. Да-да, за всё это время нас выпускали только в туалет и соизволили принести воды попить, но поесть – ни-ни! Ребёнок голодный? Прекрасный козырь! Марина заявила, что если мы прерываемся, то презентация начинается заново…

Именно в этот момент бандой Arrow Holiday была пройдена точка невозврата. С этого момента для меня всё стало глубоко личным, и я понял, что, во-первых, подпишу первое предложение, которое покажется мне не слишком кабальным, а во-вторых, я этим вымогателям теперь устрою весёлую жизнь. Журналистских связей у меня предостаточно, и теперь на руках я имею ещё и компрометирующую запись. О которой они пока и не догадываются даже.

«Похоже, они не поняли преимущества клубного отдыха, – изрекла Ирина. – Начинайте презентацию сначала». Я в ультимативном порядке заявил, что пока Ирина в очередной раз ушла рисовать новые цифры, я отправлю жену с сыном перекусить, после чего мы закончим этот омерзительный фарс. У меня и самого к тому времени жутко разболелась голова. Возможно, если бы не ребёнок, мы бы сидели до победного (победного ли?) конца, но тут нужно признать, что я просто сломался.

Ирина вернулась с предложением временного членства, которое выглядело вполне неплохо, если брать чисто финансовую составляющую. И я даже себя какое-то время успокаивал и убеждал, что правильно сделал, что подписал – один раз съездим на 2 недели и навсегда забудем этот клубный отдых, как страшный сон! Однако после беседы с соседями, у которых уже был печальный опыт, я понял, что это не так. Да мы и сами уже имели случай убедиться в том, что временное членство ловким движением превращается в маркетинговую неделю с тюремным меморандумом, бесконечной ложью, жёстким прессингом, шантажом и манипулированием детьми. И если сам бы я на это ещё как-то решился, то подвергать таким издевательствам жену и сына я не имел права. Поэтому задача на данный момент сводилась только к тому, чтобы влипнуть по минимуму и ни копейки больше им не выплачивать, даже ценой потери залога в 500 евро.

Ночь после презентация была бессонной. Уж на что я человек стрессоустойчивый, меня колотило полночи, а у жены вообще случился нервный срыв. Неплохой в целом отпуск был напрочь испоганен вымогателями с большой дороги. Убогий маркетинг с лихвой компенсировался ложью, шантажом и психологическим прессингом.

Соседи, которые нас предупредили о том, что нас ждёт, «попали» на 525 евро штрафа за «отказ» от презентации. Помимо 500 евро залога за апартаменты, из них вытащили еще 25 евро, просто не отдавая паспорта.

Должен заметить, что Максим как человек в компании новый ещё не полностью утратил человеческий облик – на следующее утро на нём лица не было, и он даже не стал притворяться, что всё хорошо. Молодой отец двух сыновей прекрасно понимал, что именно происходит, и перед нашим отъездом с «курорта» я ему посоветовал поскорее валить из этого болота, чтобы окончательно не стать одним из них. «Я тебя услышал» – ответил Максим. И хотя такой ответ, как правило, означает «отъебись», я всё же очень надеюсь, что на самом деле услышал.

При выселении из отеля нам было предложено заполнить анкету о нашем пребывании и впечатлении. Сначала мы отказались, но потом, по диагонали просмотрев вопросы, я решил, что всё-таки отвечу честно и откровенно. И написал всё, что я думаю и о самом отеле, и о банде вымогателей, которые в нём промышляют. Марина пыталась влезть, даже совала нам бумагу и ручку, чтобы мы написали наши претензии, но я ответил, что мы напишем жалобу, когда вернёмся домой. И тут она задёргалась: «Вы мне пишите, только мне!» Я ответил, что сам решу, куда и на кого писать жалобу. Интересно, как она себе это представляет – что мы ей же напишем жалобу на неё саму? Впервые за два дня Марина забеспокоилась. Видимо, не ожидала такого отпора. Я бы многое отдал, чтобы увидеть её лицо в тот момент, когда она узнает о наличии у нас полной записи презентации. Но я там не стал это говорить – мне очень хотелось ей преподнести этот сюрприз чуть позже, когда она не ждёт подвоха.

Перед выездом произошёл ещё один любопытный эпизод. Выселиться из номера надо было в 12:00, а автобус в аэропорт отходил только в 14:30. Мы эти пару часов планировали провести в городе… пардон, в деревне – закупиться подарками, сувенирами, вином и т.д. Все оставили свой багаж в холле около стойки регистратора, а я ещё и попросил регистратора особо присмотреть за нашим багажом, ибо доверия к банде Arrow Holiday никакого. Девушка за стойкой предложила даже отвезти багаж в подсобку, что мы и сделали. Марина очень удивлённо взирала на это действо, даже пыталась возмутиться, но получила полный игнор с нашей стороны. Девушка затем спросила, а что случилось, на что я с удовольствием ей ответил, что я этим жуликам не доверяю, и вы будьте с ними настороже! Она была очень удивлена и поблагодарила за предупреждение…

Здесь же необходимо заметить, что для меня было делом чести обойти идиотские положения меморандума, поэтому в аэропорту, вместо того чтобы улететь, мы взяли напрокат автомобиль и поехали отдыхать ещё на три дня в заранее арендованную квартиру на севере острова – рядом с Ретимно. Это было тем более кстати, учитывая расшатанные накануне нервы. Приятным бонусом оказалось то, что северное побережье Крита намного мягче в плане погоды – и море теплее, и ветер слабее, зато туристов много. Что вполне закономерно.

Но вернёмся к нашим баранам. С бандитами надо бороться. И если правовыми методами прижать их будет нелегко, поскольку фирма Arrow Holiday зарегистрирована в Эмиратах, а All Seasons в Таиланде, то поднять бучу и устроить им соответствующий пиар необходимо. Глядишь, и другие поостерегутся иметь дело с вымогателями. Письма в головные офисы вышестоящей трастовой компании Hutchinson и застройщика MTC+, которому Arrow Holiday служит продавцом, тоже должны возыметь действие. И если надежды на MTC+ не слишком много, то британская фирма Hutchinson, я уверен, вполне может заинтересоваться, какими методами им добываются клиенты и что это делает с их репутацией.

Кроме того, первым же делом после возвращения домой я написал Марине электронное письмо и приложил наиболее яркий фрагмент записи презентации, дабы у неё не возникло никаких иллюзий относительно моего настроения и дальнейших планов.

Так что продолжение следует.

15 июня 2015 г.

Продолжение последовало. Уж не знаю, что именно послужило причиной столь оперативного разбирательства – наша анкета, предупреждение сотрудникам отеля, письмо Марины или письма в Hutchinson и МТС+. А может, всё в комплексе повлияло. Позвонил Максим и сообщил, что у них там происходит немалый резонанс: Марина и Ирина отстранены от работы, руководство ведёт расследование, а ему поручено связаться со мной и в качестве компенсации от имени клуба предложить нашей семье одну подарочную неделю на любом их курорте. Если бы я был менее воспитанным, я бы заржал в трубку. Интересно, он и в самом деле ничего не понял? Или просто тупо исполняет роль козла отпущения, на которого в итоге наверняка повесят всю вину за то, что не сумел укротить столь строптивых клиентов? Так или иначе, я ещё раз чётко дал понять, что не хочу иметь никаких дел с их компанией, а единственной приемлемой компенсацией является признание договора недействительным и расторжение его (точнее – аннулирование) с возвратом 500 евро. А по-хорошему, надо ещё и за моральный ущерб слупить столько же – на это я тоже намекнул, чтобы слишком долго не думали. Максим обещал передать мои пожелания руководству.

16 июня 2015 г.

События разворачиваются стремительно! Сегодня пообщался с Викторией – финансистом московского представительства Arrow Holiday. Рассказал ей всё то, что описал выше. Она была в шоке. Или сделала вид, но крайне убедительно – я даже ей поверил. Картинно удивлялась, что до сих пор никто об этом не рассказывал. Однако это совершенно не удивило меня, поскольку с такой рабской покорностью я столкнулся ещё на курорте – обманутые семьи между собой возмущаются, но куда-то пожаловаться даже мысли никому не приходит. Боятся что ли… То ли дело я – через головы сразу в Hutchinson! А как иначе-то? С моим английским и записью презентации на руках. Почему до сих пор никто не догадался сделать то же самое, для меня тоже загадка.

Виктория передала всё руководству. В это же самое время с Arrow Holiday очень плотно пообщались товарищи из Hutchinson, и, в конце концов, круг замкнулся – вся переписка между мной и Arrow Holiday, которая происходила на английском, копировалась и в Hutchinson, где теперь в полной мере были осведомлены о методах убеждения, применяемых на чудесном критском курорте с говорящим названием Плакиас. В конечном итоге, Виктории мне сообщила, что моё требование о возмещении одобрено, и мне будут возвращены уплаченные 500 евро с аннулированием контракта.

Чуть позже позвонил Илья из Казани – тот самый, которого нагрели на 525 евро «штрафа». Он тоже у себя посетил местное представительство, где оказался вполне вменяемый агент, который поведал ему, что на Крите подняли большую бучу, а Марина уволена. Прекрасные новости, я считаю! Я Илье рассказал о том, что мне удалось отвоевать 500 евро, и посоветовал ему немедленно, на этой волне, требовать возмещения своего штрафа. Чуть позже я связался с другими двумя семьями, которым сказал то же самое. А дальше – уже их дело. Как говорится, можно привести лошадь к водопою, но нельзя заставить её пить.

22.06.2015 г.

История получила логическое завершение в моём случае, но продолжает при этом жить своей жизнью. Наконец-то выяснилась схема работы: Hutchinson является попечителем для компании-застройщика МТС+, а Arrow Holiday для застройщика является маркетером-продавцом. Ну и главный итог для меня лично, что сегодня я получил наконец-то 500 евро наличными – курьер аж привёз мне их домой, а менеджер Виктория просила меня прекратить «подрывную деятельность» – вот именно так и сказала! Типа откупились от меня.

Да хрен там. Я не знаю, что она подразумевала под «подрывной деятельностью», учитывая, что она всё пыталась свалить на Марину. Однако прессинг по поводу экскурсий вела не Марина, по-хамски общалась со мной не Марина, да и убогий курорт Плакиас тоже, я подозреваю, не Марина выбирала. Так что все они там одним миром мазаны. Кто-то больше, кто-то меньше. Дальнейших шагов я предпринимать не буду, так уж и быть, но обнародовать и предупредить отдыхающих о том, чтобы они никогда и ни под каким предлогом не имели дел с Arrow Holiday, я обязан. Что я, собственно, и делаю.

Берегите нервы и деньги, друзья!

Не день Бэкхема…

26 февраля 2011 г., 23:25
Люберцы, Подмосковье

Бывают такие дни, когда все идет наперекосяк. Ну вот сегодня был примерно такой день.

Начался он с того, что любимый сынишка тюбиком с кремом заехал маме в глаз. Не нарочно, конечно, просто развлекался… Мама час пролежала с холодным компрессом. Но вроде обошлось, глаз на месте. Зато линзы вставить не получилось – пришлось носить весь день очки.

Потом мы поехали в гости к друзьям. Но по дороге заехали в магазин, где нас попытались нагреть. Супруга оказалась бдительной, и нам вернули 11 рублей. Ерунда, конечно, но принцип важнее – не люблю, когда меня обманывают!

А потом уже я зажег по полной программе. За 40 минут я три (!) раза умудрился свернуть не туда. Вот просто ступор на меня какой-то находил. Причем знал точно, куда надо ехать, но то проскакивал поворот, то зачем-то поворачивал, когда надо было проехать прямо. Удивительно, что вообще доехали до места.

Потом мы поднялись на лифте на 13 этаж, где живут наши друзья. И тут меня вновь обуял демон – почему-то я решил, что нам надо не на 13, а на 14 этаж.  Зашли в лифт, нажали на 14. Однако лифт на 14-м этаже не остановился, а проехал на 15-ый, где благополучно застрял и больше не реагировал ни на одну кнопку. Пришлось жать «вызов» – он единственный работал.

Диспетчер ответила сразу и сказала, что высылает бригаду лифтеров. Этой «бригады» мы ждали почти 40 минут. В течение этого времени все усилия были направлены на то, чтобы развлекать сына. Я как мог пытался во всей этой ситуации увидеть комический элемент, и мое самообладание, видимо, передалось и ему. В конце концов, с той стороны лифта послышался женский возглас, что сейчас погаснет свет в лифте, потом включится, а потом надо будет нажать на любой этаж. На любой этаж нажать не получилось, ибо лифт сам поехал вниз, на 1 этаж. Мы перешли в другой лифт и наконец-то добрались до гостей с часовым опозданием – голодные как волки.

В довершение всего на обратном пути я снова умудрился свернуть не туда – четвертый раз за день. Поэтому когда мы наконец-то добрались домой, я боялся поверить в свое счастье. И даже судьба смилостивилась над нами, оставив ровно одно свободное место во дворе, куда я не без труда вписался.
Слава богу, этот идиотский день через полчаса закончится!

Открытие грибного сезона

12 августа 2008 г., 15:41
Люберцы, Подмосковье

После непрекращающихся почти неделю дождей и температуры в районе +20 градусов я небезосновательно полагал, что настала грибная пора. Не откладывая дело в долгий ящик, в среду 6 августа я решил открыть грибной сезон. И открыл!

То, что я не ищу легких путей, моему ближайшему (и не только) окружению известно давно, но чтобы до такой степени…

А начиналось-то все весьма безобидно. Ввиду того, что я нежданно-негаданно остался без работы, свободного времени – завались, так почему бы не скататься в лес, пока толпы грибников ближе к выходным не ринулись собирать его дары? Маршрут я выбрал давно – станция Донино, где я года 4 назад весьма преуспел в охоте за подосиновиками. Посмотрел в интернете расписание электричек, отварил картошки, соорудил несколько бутербродов, заполнил свежезаваренным чаем термос, натянул резиновые сапоги, взял корзинку, и – вперед!

Я решил не ехать на машине, поскольку не люблю быть привязанным к одному месту, да и сложно бывает временами найти ее на шоссе и вспомнить, у какого километрового столба ее бросил. С поездом-то точно не промахнешься, и единственный минус – завязка на расписание. Это если все делать по-человечески, а не так как я…

Здесь необходимо небольшое пояснение для тех, кто не знаком с казанским направлением московской «железки». Я живу около станции Ухтомская, далее идет Люберцы-1, после которой происходит разветвление на рязанскую (южную) и казанскую (северную) ветки. Подавляющее большинство электричек – с интервалом 7-10 минут – идет по южной ветке. Это и понятно, поскольку основные дачные и населенные пункты находятся именно там. Северная ветка, которую электрички жалуют раз в час, а то и реже, в основном проходит по мелким деревенькам и лесам. Именно там, в районе 46-го километра, и находится станция Донино.

По рабочим дням в движении пригородных поездов существует так называемое технологическое окно, то есть интервал, когда поезда не ходят: приблизительно с 11 до 13 часов. Я решил ехать последним поездом до окна, то есть в 11:01 – согласно добытому в интернете расписанию. Тот факт, что этот поезд не значился в печатной версии расписания, меня почему-то не смутил…

Я дошел до станции с 5-минутным запасом и взял билет туда-обратно до Донина. И тут меня поджидал сюрприз – в расписании, которое висело около билетной кассы, тоже не значился поезд в 11:01! Более того, согласно этому расписанию, последний поезд до окна уходил в 10:57, причем по южной ветке. Электричка уже показалась в поле зрения, и мне предстояло срочно принять решение: довериться интернету и пропустить приближающийся поезд, рискуя при этом потерять два часа в случае ошибочной информации, или поехать по южной ветке и лесом дойти до Донина. В итоге я выбрал второй вариант – до сих пор я так и не знаю, насколько он был оправдан и существует ли в природе поезд, который по рабочим дням в 11:01 идет от Ухтомской по северному направлению…

Видимо, от большого ума я доехал до Раменского – довольно серьезного населенного пункта, который находится в той же пригородной зоне, что и Донино, и приблизительно на том же расстоянии от Москвы. Хотя правильнее было бы сойти раньше – например, в Кратове, где в основном расположены дачные участки, да и лес находится ближе к станции. Но все мы сильны задним умом, и понял я это только когда дефилировал в резиновых сапогах по городу Раменское в поисках леса. При том, что шел я от станции в сторону леса, едва ли не каждый встречный считал своим долгом задать идиотский вопрос «ну как, есть грибочки?», правда, увидев пустую корзину, просто желал удачи.

Пятьдесят грёбаных минут я шел по Раменскому в резиновых сапогах! К тому моменту, как начался лес, я умудрился устать, и у меня был соблазн сесть в маршрутку и прокатиться обратно к станции. Но поддайся я на этот соблазн, я перестал бы себя уважать за такой позор. Нет, мы не ищем легких путей!

Стоило мне очутиться в лесу, как усталость мгновенно куда-то испарилась. Свежий воздух стал кубометрами вливаться в мои сморщенные городской пылью легкие, и жизнь снова начала обретать смысл. Я посмотрел на компас и определил для себя направление – на север! Я рассчитывал преодолеть расстояние до Донина часа за 3,5-4, чтобы успеть на обратный поезд, отходящий в 16:04. Но, как говорится, если вы хотите насмешить Бога, поведайте ему о своих планах…

Грибы наполняли корзинку медленно и со скрипом: за 2 часа не набралось и половины. Пара моховичков, несколько чернушек и валуёв, куча сыроежек. Так, ничего особенного.

Перекусив взятой с собой трапезой, я двинулся дальше, не без удовольствия отметив, что рюкзачок стал значительно легче. Незаметно пролетел еще один час. Становилось скучно: желчные грибы, встречавшиеся в лесу буквально сотнями, меня жутко бесили, а из мало-мальски съедобных попадались в основном сыроежки. Мне это стало надоедать. Время приближалось к трем часам, и, решив, что на первый раз пол-корзины мне будет достаточно, я стал меньше внимания уделять тому, что попадается под ногами, и начал целенаправленно двигаться в сторону станции – на север. Звук поездов слышался достаточно отчетливо, и мне казалось, что еще чуть-чуть, и я выйду из леса.

Но раменско-донинский лес не желал меня просто так отпускать. Сначала путь мне преградила какая-то речушка. Не особо полноводная – шириной всего-то метров 5-6, но ни перепрыгнуть, ни перейти ее вброд не представлялось возможным. Пришлось идти вдоль нее в поисках переправы. Примерно через километр я встретил шагавшего мне навстречу мужика, у которого поинтересовался, как перебраться на другую сторону. Его ответ не слишком обнадежил: «Никак! Правда, там дальше есть бетонная перемычина – может быть, через нее как-нибудь…». Ну что ж, перемычина, так перемычина. До нее я дошел минут через 10. Если я до этого не знал такого слова, то теперь узнал его и запомнил навек. Великий и могучий русский язык – это была именно перемычина, и никакое другое слово не охарактеризовало бы сию бетонную конструкцию точнее!

Мне пришлось проявить чудеса акробатики, особенно с учетом рюкзака на спине и корзинки в руке, но спустя какое-то время, весь взмыленный, я все же оказался на другом берегу, в процессе переправы пару раз едва не свалившись в реку.

Сверив курс по компасу, я направился дальше на север. Лес начал редеть, трава становилась все ниже – лишь местами виднелись небольшие кустарнички, уютно спрятавшиеся под сенью вековых сосен. И тут мне наконец повезло – прямо передо мной стоял здоровенный белый гриб! Такую красоту жалко было срывать, но еще жальче было ее оставлять, и аккуратно, по всем правилам, вывинтив ее из грибницы, я ножиком срезал грязь с ножки, к своей радости убедившись, что гриб не червивый.

Пройдя еще с десяток метров, я увидел чуть впереди желто-оранжевое море. В дешевых романах – видимо, для повышения драматизма ситуации – обычно пишут: «Я не сразу понял, что это такое». Но поскольку я не пишу дешевые романы, да и дорогие тоже не пишу, я не буду притворяться, что не понял. Тридцатилетний стаж грибника не пропьешь, и безошибочно опознать лисички в этом бескрайнем море не составило труда. Что меня действительно подкосило, так это размер этого моря! И ведь всегда так бывает – когда целенаправленно ищешь грибы, они где-то прячутся. А стоит махнуть рукой и твердым шагом направиться к выходу из леса, как они прямо под ноги бросаются! В тот момент я очень пожалел, что не взял с собой фотоаппарат.

Наплевав на отходящий меньше чем через час поезд, я принялся оприходовать это «море». Сначала кидал в корзину все подряд, сметая найденное подчистую. Однако когда закончилось одно море, я увидел другое. Затем третье. Затем четвертое… Конца-края этому не было видно. В конце концов, я оборзел настолько, что стал капризничать и класть в корзину только самые крепкие «особи», оставляя остатки для тех, кто придет сюда после меня. Около часа я потратил на то, чтобы собрать все эти лисички, и теперь мне уже не было стыдно смотреть на заполненную почти до краев корзину.

Можно было ехать домой с чистой совестью и чувством выполненного долга. Долга, прежде всего, перед самим собой. На часах почти половина пятого, и шум шоссе и железной дороги слышался совсем близко. Я прибавил ходу в сторону шума, периодически сверяясь с компасом. Однако со временем я стал замечать, что шум приближается как-то очень нехотя. Около получаса я двигался довольно бойким шагом, жаждая наконец увидеть просвет в деревьях с выходом на шоссе, но этого все не происходило. Я пытался вспомнить, есть ли в природе такое явление как слуховой мираж, но безуспешно. Потом до меня дошло, что северный ветер доносил звуки с той стороны, поэтому мне и казалось, что я нахожусь ближе к выходу, чем я был на самом деле. Сколько до него еще идти? Этого я не знал.

Нет, заблудиться я не боялся, поскольку у меня был с собой компас, я знал четко, куда мне надо идти, да и шум дороги указывал мне направление движения. Но, видимо, судьбе было угодно, чтобы я испытал в этот день всё! Путь мне преграждала то заболоченная местность, через которую мне приходилось скакать по кочкам, то густой валежник, через который я пробирался, снова проявляя чудеса акробатики и нагибаясь до самой земли и почти по-пластунски проползая под ним. И хотя рюкзак за спиной я уже практически не ощущал, полная грибов корзина давала о себе знать и здорово оттягивала руку, что лишь усложняло мою задачу. На улице было +16 при сильном ветре, но я был в одной футболке и пропотел до такой степени, что ее можно было выжимать. В довершение всего я едва не наступил на змею, которая вылезла на тропинку погреться на солнышке и в последний момент успела уползти в траву…

И вот впереди показался долгожданный просвет, и звук проносящихся машин дал мне понять, что я наконец-то дошел! Я вышел на обочину шоссе и почувствовал, что ноги мои просто отказываются идти. Метров через 100 за шоссе показалась и железная дорога – именно туда мне и надо было.

Разумеется, по закону подлости, вышел я к железной дороге между станциями. Между какими? Я не имел ни малейшего понятия. Не представлял я и расстояния до ближайшей станции, равно как и направления, в котором она находится. Зато я едва не наткнулся на километровый столб с надписью «42». Порадовавшись наличию хотя бы какой-то точки отсчета, я открыл расписание и к своей радости обнаружил, что станция перед Донино называется «Платформа 41 км». По крайней мере, я теперь знал, куда и сколько именно мне надлежит двигаться – налево порядка километра. Время приближалось к 17 часам, и, если верить расписанию, до ближайшего поезда в сторону Москвы оставалось менее сорока минут.

Я пошел прямо по железнодорожной насыпи, надеясь, что за это время смогу своим черепашьим шагом преодолеть этот чертов километр, поскольку следующий поезд по расписанию был только в 18:28, и ждать еще час совершенно не входило в мои планы. Ноги гудели, каждый шажок давался мне титаническими усилиями, и когда далеко впереди наконец-то показалась платформа, я начал мечтать. О том, как я доковыляю до ближайшей скамейки и рухну на нее. А потом достану из рюкзака термос и глотну горячего крепкого чаю. В тот момент мне это казалось пределом мечтаний, и ничего в жизни мне больше не было нужно!

Этот километр был вечностью. Я перешел на другую сторону железнодорожного полотна, и вот уже спасительные ступеньки на платформу от меня в 100 метрах… 50… 20… 10… есть! Теперь осталось дойти до скамейки. Которая по тому же закону подлости оказалась в дальнем конце платформы. На морально-волевых я дошел до нее и рухнул без сил, первым делом с превеликим удовольствием сняв сапоги. До поезда оставалось еще минут 10, и я мог сполна насладиться горячим чаем и просто перевести дух. Ноги начало сводить, но все это теперь казалось такой ерундой по сравнению с тем, что я наконец-то дошел!

Поезд опоздал почти на полчаса, и я уже начал замерзать (хорошо хоть свитер догадался взять с собой!), и потому вторая серия блаженства для меня настала, когда я плюхнулся на мягкое сидение в теплом вагоне. И даже километр пешком от Ухтомской до дома уже не показался таким страшным. Третья серия блаженства случилась, когда я погрузился в горячую ванну и почувствовал, как силы вновь ко мне возвращаются…

На следующий день, когда в моем теле болела каждая мышца, я изучил карту Подмосковья и подсчитал, что накануне прошагал порядка 15 километров. По пересеченной местности. С препятствиями. В резиновых сапогах. С бесценным грузом. Но оно того стоило, ибо удовольствие от похода я получил колоссальное. Так что без зазрения совести могу констатировать, что открытие грибного сезона прошло феерично! Итогом его стала 5-литровая кастрюля супа из белых грибов и моховиков, одна сковородка жареных сыроежек и 3-литровая банка засоленных лисичек и чернушек. По крайней мере, закуской к Новому Году я себя и своих гостей обеспечил. Но в следующий раз я все-таки поеду по-человечески – до станции Донино.

Мой улов

Мой улов

Выходные в Санкт-Петербурге

29 июля 2008 г., 13:18
Люберцы, Подмосковье

 

Сегодня вернулся из двухдневной поездки в Санкт-Петербург. Как я уже неоднократно отмечал, очень люблю этот город и с удовольствием его посещаю. Так уж получилось, что в последние годы я все больше ездил в Питер в командировки и свободное время проводил за рюмкой чаю в гостях у друзей или родни. И вот в минувшие выходные я совершил чисто туристическую поездку с любимой девушкой Викой, которая вообще в Питере до этого не была.

Жильем, конечно, надо было озаботиться заранее. Но вплоть до пятницы мы еще не знали, поедем мы или нет. И когда план был окончательно утвержден – в субботу вечером туда, в понедельник вечером обратно, – мы начали искать жилье. Огорчили два обстоятельства: во-первых, цены, во-вторых, доступность. Точнее, недоступность. Хотелось, как говорится, и на ёлку влезть, и корму не ободрать. То есть найти приличное жилье в центре относительно недорого. Мы с Викой этим занимались параллельно – искали жилье и в гостиницах, и в мини-отелях, и в частном секторе. И когда мы уже почти отчаялись что-то найти, счастье нам улыбнулось, и я сумел забронировать – даже без предоплаты – однокомнатную квартиру на Невском в 10 минутах ходьбы от Московского вокзала.

Поезд наш прибыл в северную столицу ровно в 8:00. До заселения оставалось еще целых 4 часа, и мы решили это время скоротать с пользой. Бросив вещи в камеру хранения, мы первым делом пошли завтракать. Своим появлением мы осчастливили «Шоколадницу». Пока суть да дело, на часах уже было 10 часов, и здесь очень кстати подвернулась обзорная полуторачасовая автобусная экскурсия по городу.

27 июля город отмечал праздник военно-морского флота. С одной стороны, это было хорошо, с другой – не очень, поскольку Невский был большей частью перекрыт для движения автотранспорта, равно как и многие набережные. Поэтому поездка получилась несколько скомканной. Однако основные достопримечательности мы посетили. Кроме того, в честь дня ВМФ в Неву вышли военные корабли. Морячки с борта махали фуражками девушкам на берегу и посылали им воздушные поцелуи, от чего девушки зело заводились и кокетливо улыбались в ответ…

Процесс заселения произвел на нас неизгладимое впечатление, ибо здесь мы столкнулись с первым парадоксом города на Неве. Мы без труда нашли дом и дверь подъезда, где на табличке с указанием этажей значились и номера квартир. Все правильно – квартира 24 на 4-м этаже. Поднимаемся на 4-й этаж. Вот идут квартиры 22, 23, 24 и 25. Правда, на квартире 24 почему-то написаны цифры 68. Ну да ладно, мало ли кто там шифруется…

Звоним в дверь, откуда спустя почти минуту раздался женский голос:

– Кто там?

Понимая, что мой следующий вопрос явит собой верх дебилизма, я все же его задал, не придумав ничего лучшего:

– Это квартира 24?

– Нет, это квартира 68! – Ответ поверг нас в состояние легкого ступора. Я, как баран, смотрел на цифры «68», одновременно пытаясь сопоставить это с тем, что только что раздалось из-за двери, делая при этом экскурс в школьный курс математики и усиленно отгоняя от себя назойливые мысли о существовании-таки пресловутой параллельной реальности…

– А где же тогда квартира 24? – Пожалуй, этот вопрос мог бы посоперничать своей гениальностью с предыдущим.

– В соседнем подъезде…

Я еще раз попытался осмыслить то, что только что услышал. Мой мозг отказывался воспринимать поступившую информацию. Я-то по простоте душевной всегда считал, что после 23 идет 24, а потом 25. Но теперь оказалось, что наряду с парадными, поребриками, курой и шавермой, Питер представил миру и собственную систему исчисления! Почему-то вспомнился Михаил Задорнов, который точно подметил, что у нашего народа отличная соображалка и бешеная энергетика, но без вектора направленности…

Соседний подъезд порадовал не меньше. И если в предыдущем случае можно было вывести хоть какую-то логику в нумерации, за исключением квартиры 68, то в «нашем» подъезде она отсутствовала как факт. Здесь оказалось всего 4 квартиры: 24, 37, 59, 60. Причем квартира 59 находилась на 2-м этаже, а квартира 24 – на 4-м. Две оставшиеся квартиры – одна на 3-м этаже, другая опять же на 4-м – оказались непронумерованы, так что какая из них являлась 37, а какая 60, так и осталось для меня загадкой. Позвонить же в произвольно выбранную дверь и задать очередной гениальный вопрос «это какая квартира?» я не рискнул.

Второй парадокс этого чудесного города нас поджидал вечером того же дня, когда мы с Викой и двумя ее местными подругами зашли в бар «Дон Джон». Само заведение, расположившееся в небольшом подвальчике, мне очень понравилось стильным оформлением, на удивление обширным для бара меню и очень недурственным нефильтрованным пивом местного розлива – Василеостровским. Мы весело общались, распивали спиртные напитки и фотографировались, когда перед нами выросла официантка и известила нас о том, что фотографировать здесь запрещено. Это само по себе уже было странным, и я осмелился поинтересоваться, а по какой, собственно, причине…

Я ожидал услышать что угодно. Например, что этот бар – сверхсекретное заведение, где проходят тайные совещания подпольщиков, и «палить» этот бар было бы непозволительно. Или что конкуренты не дремлют, и наши фотографии, опубликованные – вне всякого сомнения – на всех самых посещаемых интернет-сайтах мира и в центральной прессе, позволили бы им воспользоваться чужими идеями оформления для собственных нужд. Но мое мышление снова оказалось слишком приземленным и примитивным. Как оказалось, я мыслил совсем другими категориями, и мне даже стало немного стыдно за свою узколобость, когда официантка поведала нам, какие материи здесь на самом деле вступают в действие:

– Фотовспышка в закрытом помещении вызывает у людей раздражение…

Представьте себе!

Помимо нас в баре сидела еще одна группа ребят, и я как-то очень живо представил себе, как они, разъяренные вспышкой нашего фотоаппарата, схватят приколоченные к стенам мечи и арбалеты и с воплями набросятся на нас, покромсают на маленькие кусочки и, что обиднее всего, выпьют наше пиво. Или как официантка, оседлав лихого коня, вне всякого сомнения спрятанного под прилавком, напялит на себя рыцарские доспехи и с копьем наперевес ринется к нашему столу!

Когда первый шок от только что услышанного прошел, мы начали анализировать. Наверное, стоило спросить у официантки, что еще раздражает людей в закрытом помещении. Пусть предоставит полный список! В конце концов, мы пришли к выводу: судя по тому, что в воскресный вечер бар был почти совершенно пуст, ее раздражает, когда посетители едят, пьют, разговаривают… и просто присутствуют и даже находятся поблизости. При этом об амбициях бара говорили хотя бы размеры пепельниц. Это был какой-то гипертрофированный гигантизм: в такую пепельницу, мне кажется, можно было лет 5 не разгибаясь курить всем баром, давая пыхнуть даже спрятанным под прилавком коням. Излишне говорить, что чаевых официантка от нас не получила…

К вечеру похолодало. Но очень уж нам хотелось посмотреть, как разводятся мосты. Удобно было то, что дворцовый мост, ближайший к нам, разводится первым. В полночь, когда мы вышли из дома, на улице еще было относительно светло. Удивило количество народу, снующего по Невскому. «Ведь завтра всем на работу» – почему-то именно эта мысль меня посетила первой. Но гуляющих, судя по всему, это беспокоило гораздо меньше, чем меня.

До набережной мы добрались примерно за полчаса и продрогли уже тогда. К моменту, когда мост начался разводиться, мы разве что инеем не покрылись. Однако героически выдержав этот холод, мы были вознаграждены незабываемым зрелищем, которое я и сам наблюдал впервые и не мог не запечатлеть.

Следующий день мы посвятили Петропавловской крепости и крейсеру «Аврора». И как-то неожиданно быстро этот день закончился. А ведь столько всего еще осталось неохваченным – Петродворец, Летний сад, Исаакий, Спас… Придется повторить. Что касается общего впечатления, то неприятно поразило лишь одно – весь Петербург предстал одной огромной строительной площадкой. И такое впечатление, что за последние 2-3 года ничего в этом плане не изменилось. Половина зданий на реставрации. Думаю, не сильно ошибусь, если скажу, что лица города я так и не увидел. А очень хочется его увидеть. Чтобы влюбиться в него снова, как это произошло со мной «всего» каких-то 23 года назад…

В кафе

В кафе

Разведённый мост

Разведённый мост

Праздник ВМФ

Праздник ВМФ

Невский проспект

Невский проспект

Свадьба в Воронеже

2 декабря 2007 г. 23:27
Люберцы, Подмосковье

 

С тех пор, как я пересел в новую машину минувшим летом, перспектива «колесения» по бескрайним российским просторам стала выглядеть все более привлекательно. К сегодняшнему дню таких поездки я предпринял целых две. И, должен сказать, остался в целом доволен. Как оказалось, несмотря на свой почти предпенсионный возраст, жажда приключений еще крепка во мне, да и любой опыт, как известно, обогащает.

Где-то в июне месяце моя замечательная знакомая Лена из Нововоронежа (есть такой городок в Воронежской области) пригласила меня на свадьбу своих друзей в качестве… свидетеля. Я на всякий случай еще раз переспросил, правильно ли я понял ситуацию: непонятно кто в моем лице должен стать свидетелем на свадьбе ее друзей, и единственный человек, которого я знаю, как раз и является Лена, приглашенная в качестве свидетельницы. Сама ситуация меня удивляла и, признаюсь честно, как последний зануда и старый пердун, я изначально искал повод не поехать. Но повод не нашелся. Более того, несмотря на то, что свадьба должна была состояться в пятницу и выезжать пришлось бы уже в четверг, меня без лишних вопросов отпустили на работе. Последний шанс не поехать – не достать билетов на поезд. Но кто-то меня надоумил поехать на машине. Когда выяснилось, что до Воронежа всего 600 км, я воспрянул духом и решил, что поеду!

Из самой ситуации я извлек максимум веселья, когда на вопрос своих друзей и знакомых, к кому я еду на свадьбу свидетелем, я абсолютно честно отвечал, что не знаю! Лица моих собеседников в тот момент, как правило, выражали очень широкую гамму чувств.

Что касается причины, по которой было решено выдернуть именно меня, то она банальна. Тоня (невеста) непременно настаивала, чтобы Лена была у нее свидетельницей. Но среди их общих тамошних друзей свободных мужчин не оказалось – все либо женаты, либо почти женаты, а разбивать пары им не хотелось. Лена предложила самого близкого ей друга – меня, тем более что они с ее рассказов обо мне наслышаны немало. Почему-то Ленка была уверена, что я непременно соглашусь. Хорошо, что я в итоге (хоть и со скрипом) оправдал ее надежды, ибо в противном случае, им бы срочно пришлось искать свободного мужика!

Утром в четверг, 2 августа, я взял путь на юг. Трасса М4 «Дон» была практически идеальной первые 200 километров, но где-то в районе города Узловая Тульской области она превратилась в шоссе советского образца – 2 полосы с обгонами по встречке. Периодически эта дорога превращалась в широкую трассу, чтобы затем снова свернуться в двухполоску. Разогнавшись на одном из таких широких участков, я не заметил гаишников, которые меня на пригорке тормознули и облегчили мой бюджет аж на 100 рублей (около $4 на тот момент) за превышение скорости. Больше с блюстителями дорожного порядка я не встречался, хотя и гнал почти всю дорогу 120-140 км/ч – насколько это позволяли дорожные и погодные условия.

О последних стоит сказать особо. При дневном свете ехать было одно удовольствие. Но с наступлением темноты свалились все напасти сразу. Во-первых, качество дороги заметно ухудшилось, а главное, начался дождь. После Ельца я выехал на платный участок трассы, и это было последний раз, когда мне удалось хорошо разогнаться. Дальше движение пошло медленнее, дорога ухудшилась, а дождь усилился.

На подступах к Воронежу прямо у трассы расположился довольно помпезный отель «Яр» с удивительной скульптурой: огромный железный конь всем демонстрировал впечатляющих размеров человеческий член с сопутствующими достоинствами, а в зубах это изваяние держало помятый железнодорожный рельс. Я про себя подумал, что эта безумная композиция может символизировать только победу ЦСКА над «Локомотивом», но какое отношение к этому имеем Воронеж?

Добравшись до Воронежа, я наивно полагал, что мой путь практически завершен. Однако теперь доехать предстояло до Нововоронежа – а это еще порядка 50 километров – руководствуясь описанием, которое дала мне Лена. Обычно я всегда сверяю инструкции, особенно если их предоставила женщина, ибо, как известно, послушав женщину, нужно непременно сделать наоборот. Но здесь особо сверять было не с чем, и хотя я купил карту местности, разобрать детали каждого поворота было практически нереально.

Забегая вперед, скажу, что Лена оказалась замечательным виртуальным штурманом, расписав всё с потрясающей точностью. Но в тот момент я чувствовал себя пилотом, ведущим машину по приборам.

От Воронежа я свернул на областную дорогу, которая была совершенно не освещена и проходила через какие-то бесконечные поля. Проехав 30 километров в абсолютной темноте сквозь стоявший стеной проливной дождь, я не встретил ни одной машины – ни встречной, ни попутной. Ориентировался я теперь по указателям на Нововоронеж – по Лениному описанию и по собственной интуиции. «Главное, не пропустить малозаметный поворот налево». Поворот был не то, что малозаметный, а едва различимый, а в такой ливень при отсутствии освещения – почти несуществующий. Спасало то, что туда уходила главная дорога. Я видел указатель и понимал, что где-то здесь должен быть разрыв в обочине с левой стороны, где начнется дорога, и именно туда я должен «нырнуть». Но из-за водяных потоков, с которыми едва справлялись дворники, не было видно практически ничего, и я двигался со скоростью 10 км/ч, пытаясь не пропустить эти 3-4 метра примыкающий дороги. И надо же такому случиться – за предыдущие полчаса я не встретил ни одной машины, а теперь, когда мне надо было не пропустить поворот, навстречу ехал огромный грузовик, слепивший меня фарами и еще больше усугублявший и без того идиотскую ситуацию. Он терпеливо ждал, когда же я, наконец, найду этот чертов поворот! Повернул я скорее интуитивно и правыми колесами все же зацепил обочину примыкающий дороги.

Теперь оставалось ехать только прямо до КПП. И хотя дождь по-прежнему лил как из ведра, поворачивать никуда уже не надо было. Два гаишника, увидев мои подмосковные номера, проверили документы, спросив: «В баскетбол приехали играть?» На что пришлось им вкратце поведать печальную судьбу уже несуществующего клуба. Еще минут десять мы чесали языками за жизнь. В напутствие они заметили, что изображение логотипа клуба на дверях машины считается рекламой, и меня могут серьезно оштрафовать. Я сделал вид, что они меня очень испугали, на том и разошлись.

Через 15 минут я подъехал к дому Лены. Она меня встретила у подъезда, и на эти три дня я у нее и остановился. Время было далеко за полночь, спать оставалось около пяти часов. Повесив плечики со своим смокингом и рубашкой на ручку серванта, я завалился спать.

…Ранний подъем, кофе с парой бутербродов, облачение в парадные одежды и… выход на улицу под мерзкий моросящий дождь, под которым и произошло знакомство с молодоженами и их друзьями. Но любовь, видимо, разогнала тучи, поскольку вскоре дождь прекратился, а к полудню выглянуло солнышко. Жизнь стала налаживаться! И можно было с удовольствием идти проторенной тропой: ЗАГС, фотографирование у всех памятников, возложение цветов, запуск голубей, разбивание бутылки на мосту, запирание замочка с выбросом ключа в реку на набережной, ресторан, веселье…

Молодые со свидетелямиВряд ли кого-то можно удивить ужасами провинциальных свадеб – о них наслышаны все. Стандартный набор – мордобой, битая посуда, разнесенный ресторан, ужравшиеся гости мордами в салатах и под столом и ритуальный поблёв где-нибудь в углу… Честно признаюсь, опасался я этого, и уже в ресторане я понял, что именно это меня подсознательно и останавливало изначально. Тем приятнее было ошибиться в своих опасениях. Меня сразу же приняли как своего, как родного, несмотря на то, что я на 12 лет их всех старше и впервые их вижу. Не только молодожены, но и их друзья оказались настолько классными, что я как-то сразу сдружился с ними. «Вик, ты свой в доску!» – услышал я в конце вечера от одного из них. И этим все сказано!

Жених Лёха и яНаверное, из всех свадеб, на которых я гулял, это была одной из самых замечательных! Нужно отдать должное и ведущим праздника – скучать не давали. Наоборот, некогда было присесть за стол. Только вонзишь вилку в помидор или кусок мяса, как снова надо вставать и что-то делать. А уж на меня как на свидетеля вообще выпала дополнительная нагрузка. Чем только не приходилось заниматься – здесь был и танец со свидетельницей «в одних трусиках» (но не в том смысле, в каком вы подумали), и танец маленьких лебедей под ручку с гостями, но гвоздем программы было мое перевоплощение в Верку Сердючку – да так, что меня не сразу узнали! После очередного выступления мне ничего не оставалось, как преданно посмотреть ведущей в глаза и умоляюще проскулить: «Можно мне теперь хоть чуть-чуть поесть?» Наверное, стоило ее раньше об этом попросить прямым текстом, поскольку она великодушно разрешила. Так я был спасен от голодной смерти на свадьбе!

У ЗАГСаНа следующий день мы догуливали. Человек 10 собрались и поехали в небольшую дубовую рощицу на берегу Дона. Шашлычки, красное вино, волейбол, костер, печеная картошка – как когда-то в далекой молодости. Закончилось все у Лены дома обширным чаепитием.

Я и свидетельница ЛенаОтдельно стоит сказать о Воронеже. Город мне понравился еще в прошлый раз, когда я посещал его лет 6 назад, а в этот раз он мне показался еще симпатичнее. Ухоженный город, с массой достопримечательностей и мест, где можно просто приятно провести время. Огромная и красивая набережная реки Воронеж. Как ни странно, даже Нововоронеж произвел достаточно неплохое впечатление. Я обычно такие городишки на себя примеряю – смог бы или не смог бы я там жить. Здесь ответ однозначный – смог бы! Но пока не хотел бы…

Я в облике Сердючки :)Обратно я двинул на следующее утро и решил ехать по Симферопольскому шоссе – трассу М2 «Крым». В итоге я не ошибся: этот путь оказался короче. Участок дороги длиной в 100 км, соединяющий трассу М4 с М2, на схеме выглядел обычной дорогой. И хотя для того, чтобы выйти на эту соединительную дорогу, пришлось немного попетлять по Ефремову, местечку в Тульской области, игра стоила свеч. Эти сто километров я проехал на одном дыхании, встретив на всем протяжении от силы десятка два-три машин, да и сама дорога приятно удивила своим качеством. Что еще более удивительно – автострада М2 изобиловала кочками, «заплатами» и откровенными выбоинами. Лишь последние километров 30 до Москвы покрытие стало соответствовать своему статусу автомагистрали.

Щупают за самое дорогое :)Без лишних приключений я добрался до дома. Сейчас, по прошествии нескольких месяцев, разглядывая фотографии, могу сказать, что хотел бы повторить! И мы уже с друзьями собрались в Воронеж на майские праздники – жаль, правда, что никакой свадьбы там не будет.

Переезд

22 июня 2007 г., 00:26
Люберцы

«Переезд – это как два наводнения во время пожара в публичном доме» – говаривал мой тесть, и с этой истиной можно поспорить только в смысле количества пожаров. Сию процедуру я назначил на 25 ноября: в этот день планировалось перевести вещи – по крайней мере, основную их часть – со старой квартиры в Коптеве на новую в Люберцах. Однако не отнесся я к этому процессу с должным уважением: 22 ноября все мои вещи еще стояли по местам, и собираться я и не думал начинать. Наивно я полагал, что за 2 дня соберу и упакую всё содержимое всех трех комнат, тем более что мебель я не намеревался везти вообще. Не менее наивно я полагал, что запихну все свое барахло в десяток сумок и коробок. И уж совсем смешно мне теперь вспоминать о том, что по каким-то неведомым формулам я вычислил, что трех легковушек хватит, чтобы все это доставить к месту. Тот факт, что из Америки в Россию я морем переправлял 12 гигантских коробок и еще 4 огромных чемодана вез с собой, причем тоже, естественно, без мебели, меня в тот момент почему-то не смущал.

Прозрение мое наступило в первый же вечер сборов, когда я потратил 3 часа, упаковал половину большой комнаты, задействовав уже с десяток сумок и коробок. Мне стало ясно, что за первую ездку все перевезти не получится, что трех легковушек будет явно недостаточно и что упаковать всё я элементарно не успеваю. На всякий случай я подстраховался, попросив помочь приятеля с микроавтобусом и Никиту Моргунова с джипом, не особо надеясь на успех. В общей сложности я пригласил 7 человек, здраво полагая, что как минимум треть из них «отвалится», и оставшимися мы сможем в две ездки перевезти те 30 (!) коробок и сумок, что у меня уже были к тому моменту упакованы. Удивительное наблюдение – пока все личные вещи лежат по шкафам, полкам и тумбам, их не видно и не слышно, и кажется, что их не так уж и много. Но стоит начать собирать все это в одно место, как становится не понятно, откуда столько всего и зачем оно вообще мне нужно…

Я и Сережа с мешкамиВ субботу, 25 ноября, к 12 часам народ начал подтягиваться. Первый сюрприз заключался в том, что приехали абсолютно все, кого я позвал! Таким образом, мы успели попить чай, за 20 минут покидали все по машинам и двинулись в путь на 5-ти автомобилях: Андрей на микроавтобусе, Никита на джипе, Люба с Сашей на ее «Пассате», Ирка на «Жигулях» и я на своем «Фольксвагене».

Ни одно мероприятие у меня не обходится без приключений, и переезд никак не мог и попросту не имел права стать исключением из этого правила. После 10-ти минут езды я обнаружил, что забыл дома все документы и деньги. Позвонил Ирке и поделился сей «радостной» новостью. Она не осталась в долгу и ахнула, что тоже, в свою очередь, оставила у меня дома на столе сумочку с документами и деньгами. Разворот! Учитывая, что наш сдвоенный экипаж и так выехал последним, остальным пришлось бы нас ждать достаточно долго.

Перед отправлениемЕще через полчаса позвонил Никита и «обрадовал» нас, что Люба попала в небольшую аварию на МКАДе. Ну, естественно, в такой день без этого никак не могло обойтись! Благо, что разрулить проблему удалось на месте.

Ко всем мелким неурядицам добавились безумные пробки, совершенно нехарактерные для субботнего дня. Я решил, что умнее всех, и поехал не по МКАДу, а через город. Это было стратегической ошибкой: Сущевский вал стоял на всем протяжении, что даже в будни далеко не всегда случается. В итоге, ехали мы до Люберец больше часа и приползли к конечной цели, когда уже начало темнеть.

Последние указанияЗанос вещей занял еще минут 20. Тюками была заставлена вся маленькая комната, а в большой уже лежал надувной матрас – единственная «мебель» во всей квартире, если не считать еще двух табуреток…

Повосхищавшись квартирой, народ как-то очень быстро разбежался по своим делам, а я остался с этим нагромождением один на один. При этом в подсознании свербело, что еще столько же, если не больше, осталось на старой квартире, и это надо все вывозить со временем.

Малая часть "багажа"Ночевать я поехал обратно в Коптево. В последующие несколько дней я продолжал собирать вещи, но на второй заход я уже подрядил микроавтобус с работы, за который поставил нашему завгаража бутылку коньяка. В любом случае это было дешевле, нежели заказывать такси, да и приятнее заплатить своим людям, да еще и таким товаром, чем не пойми кому. После этого второго захода подавляющая часть вещей была перевезена. Оставалась кое-какая кухонная утварь, велосипед и, самое главное, пианино. Тем не менее, можно было сказать, что переезд состоялся, ибо 95% моего имущества уже перекочевало на новую квартиру. На дворе тем временем было начало декабря.

Миша и телевизорПопробую описать свою квартиру в этот момент. Как я уже упоминал, из мебели – 2 табуретки, погрязшие где-то между коробкой с аппаратурой и тюком с посудой, и надувной матрас. Шкаф в коридоре, доставшийся мне за бешеные бабки от предыдущих владельцев. В кухне – встроенный кухонный гарнитур из дерева и холодильник. Все это также осталось мне от них же за еще более бешеные бабки. Всё! То есть попить чай не на чем – только стоя, поставив чашки на столешницу или подоконник. В квартире можно было принять только два положения – стоя или лежа. Нет, конечно, можно было сесть и на подоконник, и на столешницу, но я сделаю вид, что я воспитанный и культурный человек, а вы сделайте вид, что вы мне поверили, что я не садился на вышеупомянутые поверхности. Все 70 – или около того – мест «багажа», привезенного с собой, были в полном беспорядке раскиданы по двум комнатам и кухне. Люстрами служили «лампочки Ильича», которые сиротливо болтались на торчащих из потолка проводах.

Всё заносим и заносим...Что-то надо было со всем этим делать, но получался замкнутый круг: нужна мебель, чтобы начать разгребать завалы, а чтобы было, куда поставить эту мебель, надо было эти завалы сначала разгрести. Выручил меня все тот же доставшийся мне «по наследству» длинннннннющий шкаф в коридоре. Его на первое время можно было забить по максимуму всем подряд, освободив хоть какую-то площадь для передвижения и будущей мебели.

Холодильник пока пустойМне удалось выкопать из-под груды всякого хлама маленький телевизор. Включив его, я создал себе некую иллюзию минимальной пригодности для жилья. Подставкой для него служила коробка из-под DVD-плеера Pioneer, который пережил не один переезд, трижды даже перелетев через океан. Таким образом, лежа на надувном матрасе, я мог смотреть телевизор. Это было уже что-то!

Первую ночь на новом месте я почти не спал. Во-первых, надувной матрас для меня был очень непривычен. Во-вторых, глядя на этот развал, я пытался прикинуть, как и где я все буду расставлять. Надо было три комнаты – хоть и маленькие – вместить в две – хоть и большие. Но как это сделать, если раньше у меня все было логично – гостиная, спальня, кабинет. Как теперь все раскидать? Кабинет объединить со спальней? Или с гостиной? Где брать мебель? И какую? Как уложиться в бюджет? Куда ставить пианино? Как провести домой Интернет? Почему у меня такой слабый напор холодной воды? Где отовариваться? Эти и сотни вопросов крутились в моей голове и не давали уснуть почти всю ночь…

Без кактуса - никак :)В ближайший выходной день я рассортировал коробки и сумки по категориям. Благо они были у меня надписаны и пронумерованы, а на отдельном листке бумаге четко обозначено их содержимое. Получилось несколько кучек, из недр которых я достал две табуретки – теперь можно было пить чай сидя! Достал свой ноутбук и подключился к Интернету через мобильный телефон. Посмотрел «Что? Где? Когда?», полулежа на матрасе. И при всем при этом не расставался с идеей успеть до Нового Года все обставить, чтобы принять у себя гостей, хотя я и очень слабо представлял, как это все осуществить.

Миссия выполнена!Постепенно у меня в уме вырисовывалась будущая обстановка квартиры. Начать я решил со спальни. Путешествия по магазинам повергли меня в уныние: приличные спальни стоили безумных денег, а то, что было подешевле, выглядело убого. В конце концов, я решил поискать в Интернете. Разумеется, занимался я поиском большей частью в рабочее время. Однажды, сильно увлекшись этим процессом и разглядывая фото очередной спальни, я не заметил, как подошел шеф и с интересом уставился мне в экран:

– ВиктОр, зачем тебе такой траходром? Смотрите все, в Люберцах объявился сексуальный маньяк!!!

Мда… Моя репутация вновь унеслась на недосягаемую высоту.

После долгих поисков я нашел нечто очень симпатичное за очень демократичную цену. Позвонив по указанному номеру, я выяснил, что это – мебельная фабрика, расположенная в городе Железнодорожном, которая помимо готовых гарнитуров, делает мебель под заказ. Я вызвал дизайнера. Конфигурацию спальни к этому моменту я себе представлял уже достаточно четко. Дизайнер приехал с образцами материалов и фотографиями продукции, подробно и популярно все объяснил, и до глубокой ночи мы с ним рисовали то, что я себе нафантазировал. Получившийся проект на бумаге выглядел очень симпатично. Еще более симпатичной оказалась цена. Теперь главное, чтобы итог соответствовал тому, что мы нарисовали. Я решил, что если меня все устроит, то я и остальную мебель закажу там же. «Нарисуй, а мы все сделаем» – буквально так сказал мне дизайнер.

СпальняЧерез 4 дня мне доставили части от будущей спальни. На следующий день довезли фасады и зеркала. Еще через день пришли сборщики и 2 дня трудились. Груда ДСПшных панелей медленно, но верно стала обретать конкретные очертания. И когда я впервые за последние 2 недели смог лечь на нормальную постель, я испытал истинное блаженство! Хотя, честно говоря, уже и к надувному матрасу я успел привыкнуть. Но спальня получилась именно такая, как я себе ее представлял! Светлая и радостная. Даже немного женская, как мне потом сказали друзья. Но уж больно мне понравился оттенок кремово-розового мрамора, который со светлыми обоями чудесно сочетался.

ГостинаяТем временем, прикупив на компьютерном рынке программу дизайна интерьеров, я стал продумывать обстановку другой комнаты. Я принял решение совместить гостиную с рабочим кабинетом, отгородив их друг от друга диваном, а в будущем, возможно, и стеллажом. Идея заказать прочие предметы обстановки на той же фабрике мне нравилась все больше. Причем выглядело это примерно так: я мог поехать в любой мебельный магазин, найти понравившуюся мне модель шкафа, стеллажа или стенки, в точности срисовать ее, замерив все параметры, и принести дизайнеру. После чего получить всё то же самое, но в любом нужном мне цвете с любыми дополнительными «фишками», да еще и за полцены! Так я поступил со стеллажом (который «украл» из IKEA), с сервантом и книжным шкафом (их я «спёр» в местном мебельном). В тон стеллажу и заказал компьютерный стол (с которым, к слову, вышел прокол – но здесь я и сам недоглядел). А вот стенку для аппаратуры я целиком спроектировал сам, подбирая габариты под размер плазменного телевизора, и когда дизайнер ко мне приехал в очередной раз, у меня был уже готовый чертеж со всеми размерами. «Побольше бы таких клиентов!» – восторгу дизайнера не было предела. На пару с ним мы приняли довольно смелое цветовое решение – темные боковые панели цвета махагон торцевать кремовым цветом, а светлые кремовые фасады торцевать махагоном. Как это будет выглядеть в реальной жизни, представить было довольно трудно: получилось бы либо невероятно здорово, либо жутко страшно. Сомнений не вызывало лишь одно – такого точно ни у кого больше нет!

Пока сборщики трудились над стенкой, я внимательно наблюдал за процессом. Когда груда дерева начала принимать конкретные очертания, я схватился за голову – получалось кошмарно, если не сказать уёбищно! Но по мере того, как приворачивались дверцы и ручки, этот монстр уже перестал выглядеть столь устрашающе. А когда я расставил в стенке аппаратуру, то получилось и вовсе симпатично и очень даже стильно! Довершил картину плазменный телевизор, который очень органично вписался в интерьер.

КухняВскоре и на кухне появились стол и стулья, приобретенные в местном мебельном магазине. Наконец-то можно было по-человечески поесть и даже пригласить гостей! Осталось поставить мягкую мебель – диван и пару кресел. Дешевку покупать в новую квартиру не хотелось, однако натуральную кожу я бы тоже вряд ли потянул. Пришлось искать что-то среднее. В конце концов, сев на один из представленных в мебельном магазине диванов с виниловой обивкой, я понял, что встану с него только под угрозой кровавой расправы. А кресло, входившее в комплект, меня «засосало» так, что даже кровавая расправа меня вряд ли заставила бы из него выбраться.

Тоже кухняСпустя неделю все это добро уже стояло у меня в квартире. Впрочем, не все прошло гладко: кресла отказывались влезать даже в грузовой лифт, и грузчикам пришлось тащить их по лестнице на 10-й этаж! Во что мне это обошлось, я скромно умолчу. Другая неувязочка обнаружилась на следующий день: одно из двух кресел оказалось с небольшим брачком – шов был прострочен неправильно. Я посетовал на судьбу и на всякий случай, ни на что не надеясь, позвонил в магазин и сообщил об этой мелочи, будучи абсолютно уверенным, что они в лучшем случае от меня отмахнутся со словами «а что, этот шов разве мешает тебе сидеть???» Каково же было мое удивление, когда меня не только внимательно выслушали, но и через час перезвонили и попросили зайти в магазин, чтобы подписать жалобу для отправки на фабрику. Еще больше я был удивлен, когда мне через 2 дня позвонили с мебельной фабрики и прислали специалиста по браку. Он посмотрел кресло, сфотографировал, снял и забрал с собой бракованную обивку и обещал в течение 2 недель привезти новую. За это время мне дважды звонили из магазина и справлялись, как идет процесс исправления брака. Через 10 дней тот же самый специалист приехал и натянул на кресло новую обивку. Я был приятно удивлен такому уровню сервиса!

Не знаю, на что тут более уместно сослаться – на везение или упорство, а может, и на сочетание того и другого, но сейчас мне и самому трудно поверить, что я почти полностью обставил абсолютно пустую квартиру всего за 3 с лишним недели. Знаю, что у многих на это уходят месяцы, и, судя по всему, мне удалось побить все мыслимые и немыслимые рекорды.

В январе я сделал последний штрих, забрав со старой квартиры велосипед и пианино. Но вот же беда какая приключилась: если на старой квартире мой обшарпанный музыкальный инструмент вполне гармонично вписывался в обстановку, то здесь, среди блистающей новизной квартиры и светлой мебели, обшарпанное пианино не просто не смотрится, а торчит, как заноза! Впрочем, это я уже выпендриваюсь, наверное. Однако очень хочется гармонии!

Насколько мне нравится моя квартира и дом, настолько я не могу привыкнуть к району. Территория Москвы начинается через дорогу от меня, однако разница между Москвой и Подмосковьем ощущается во всем – в количестве и качестве магазинов, дорогах, проточной воде, коммунальных услугах… По моему скромному мнению, главу Люберецкого района пора давно повесить на фонарном столбе за причинное место. В этом году зима была на удивление короткой, что, впрочем, никак не сказалось на количестве снега. Который в Люберцах не убирают. И если подъездная дорога к зданию администрации более-менее очищена, то дворы и переулки не убираются в принципе. Припарковался я рядом с домом, а через четыре дня попытался «выпарковаться». За эти четыре дня снега навалило изрядно, и мне понадобилось около получаса, чтобы вырваться из снежно-ледяного плена, после того, как я основательно поработал лопатой. Когда весной снег стал таять, во дворах образовались разливные моря, и в пору было приобретать маску и ласты, чтобы выбраться куда-то. Проточная вода периодически приобретает ржавый оттенок, а временами становится просто красной. В последнее время, правда, ситуация несколько улучшилась. Из явных плюсов стоит отметить предоставление городского телефона не МГТС, а Центральным Телеграфом, который с помощью нормального цифрового оборудования предлагает весь современный спектр услуг: тональный набор, ожидание и переадресация вызова и так далее. А главное, стоит дешевле при достаточно высоком качестве обслуживания. Через них же я подключился и к Интернету – нареканий пока тоже нет.

А самое приятное это то, что до работы – 3 километра. Это 5 минут на машине, 10 минут на велосипеде или полчаса пешком. До города тоже добираться удобно – не менее десятка маршрутных такси до Выхино, железнодорожная станция Ухтомская в 10-ти минутах ходьбы от дома. А по выходным, особенно летом, и на машине прокатиться в город одно удовольствие! Народ разъезжается по дачам, и Москва пустеет. Улицы становятся свободными, как в 80-е годы, и в любой уголок города можно теперь доехать из Люберец максимум за 40 минут. И вдвойне приятно это делать на купленной 3 недели назад «Шкоде» 2004 года выпуска!

С Новым, 2006-м, морозным годом!

23 января 2006 г., 22:35
Москва

 

Про празднование Нового Года писать ничего не хочется. То, что должно было стать душевным застольем с последующими танцами и традиционной игрой в буриме в хорошей и уже сложившейся компании, вылилось в нечто непонятное, с криками, воплями и истерикой. И хотя первопричину этого безобразия в итоге все же как-то успокоили, Новый Год был омрачен. А поскольку известно, что как встретишь новый год, так его и проведешь, я весь в предвкушении…

Тем временем, год начался бурно. Мой год – год собаки. Год кобеля. Впрочем, бурным год получился не только у меня. Заведующий небесной канцелярией, судя по всему, тоже по гороскопу кобель. Увлекшись личными забавами, он, видимо, напрочь забыл про отопление своих владений, и на прошлой неделе на Москву обрушились совсем недетские морозы, причем температура упала сразу на 20 градусов в течение одного дня! Нет, конечно, бывало, что и раньше температура за бортом опускалась до -20 градусов, но это случалось, как правило, ночью и, как правило, на очень непродолжительный срок. Сейчас же в течение целой недели столбик термометра не поднимался выше отметки «-25», а ночами опускался до -35. Говорят, такие морозы последний раз были в 1941 году, что моментально породило фразу дня: «Жаль, что под Москвой нет никакого врага – такой мороз пропадает!» Поэтому сегодняшнее потепление до -15 вызывает острое желание срочно пойти загорать и искупаться, пока не закончилась жара и снова не вдарили морозы.

Эти холода совершенно неожиданно привнесли в московскую жизнь и еще один сюрприз. Несчетное количество машин просто не смогло завестись, и автолюбители вынуждены были ехать в метро. Вернее, те из них, кто не разучился ходить пешком и не замерз по пути в сугробе. Причем, что характерно, не заводились новые машины! Моя сотрудница три месяца назад купила новёхонький Mitsubishi Lancer, и теперь этот агрегат наотрез отказался работать в столь нечеловеческих и совсем неяпонских погодных условиях.

Апофеозом же зимнего глума стала картина, которую я наблюдал во дворе собственного дома утром в минувший вторник. В температуру на улице около -25 задом к верху стоял мужик, глубоко опустив голову под капот куда-то в недра своей «Хонды», которой, судя по внешнему виду, никак не больше 2-3 лет. Периодически он забегал в салон и включал зажигание, после чего грязно матерился, снова выбегал на мороз и исчезал под капотом. Сей цикл повторялся раз за разом, причем бегом, чтобы не замерзнуть.

Все это я наблюдал, пока огибал угол дома и шел к своей машине, и мрачные мысли одолевали меня: если с относительно новой «Хондой» так, то имеет ли смысл мне вообще пытаться что-то делать с моей 18-летней «Джеттой»? Больше для самоуспокоения я в нее сел, выжал сцепление и повернул ключ. Стартер нехотя скрипнул, потом еще раз, и двигатель «схватился» мгновенно! Я мысленно в который раз поблагодарил своего карбюраторщика-золотые руки, а мужик с «Хондой» недоуменно посмотрел в мою сторону, грязно пошевелив губами, и продолжил свое бесполезное занятие. Сидя в машине, я не мог расслышать, что именно он сказал, но это явно было не «Вот молодец!».

Пока прогревался двигатель, я вылез из салона и стал очищать своего железного коня от покрывшего его за ночь снега. В это время из подъезда чуть ли не в домашнем халате выскочил парень лет 30-ти и пулей бросился в припаркованный рядом с «Хондой» синий «Жигуленок», кажется, 5-ой модели. Еще через мгновение движок «пятерки» весело заурчал. Парень запер дверь, оставил машину греться и так же стремительно, как и появился, убежал обратно домой одеваться, проронив по пути: «О как!»… Удивительно, как совершенно безобидная фраза, состоящая всего из четырех букв, но сказанная в нужное время, в нужном месте и с нужной интонацией, способна совершить переворот в сознании. Это было последней каплей для хозяина «Хонды».

Над заснеженными и промерзшими дворами разнеслось громогласное «СУУУУУУУУКАААААААААА!!!!!!!!!!!!», и те испуганные вороны, которых не хватил инфаркт сразу, посчитали за благо убраться подальше от этих мест. Последовавший грохот от всей души захлопнутого капота возвестил жителей микрорайона о том, что еще один гражданин сегодня будет кататься на метро. Я же, наблюдая эту мизансцену с расстояния 10-ти метров, искренне сожалел, что у меня не было с собой видеокамеры.

Следствием такого массового «незавода» стали совершенно пустые улицы Москвы – наверное, такими они были лет 15 назад. Говорят, последний раз на Волгоградском Проспекте в 18:30 не было пробки в сторону области году эдак в 1993-ем. Такой же свободной «Волгоградка» была 18-го января этого года…

Как я провёл лето-2005

18 июля 2005 г., 22:18
Москва

Как-то так повелось, что предпринимая ту или иную поездку – будь то в отпуск или по делу, – я стараюсь сделать так, чтобы одним «выстрелом» убить сразу с десяток зайцев. Даже приезжая в былые времена в гости из Америки, я старался подгадать свой приезд под пару-тройку футбольных матчей. А полтора года назад я совместил свой приезд в Лос-Анджелес со слушанием в налоговой службе Калифорнии.

Не стало исключением и нынешнее лето. Вообще, должен сказать, что планы на отпускной сезон у меня были грандиозные, почти наполеоновские: я собирался съездить к морю, слетать на Байкал и отдохнуть в Болгарии, куда меня давно зовет в гости бывший одноклассник. Двухмесячный отпуск, даже полу-оплачиваемый, позволял распоряжаться первыми двумя месяцами лета по своему усмотрению.

Казалось бы…

Молодежный чемпионат Европы по баскетболу, который непревзойденные титаны мысли из ФИБА решили проводить в середине июля в Чехове, встрял костью в горле и разбил мой (да и не только мой) отпуск, а вместе с ним и амбициозные планы, в пух и прах. Российская федерация баскетбола (РФБ) попросила меня обеспечить все техническое оснащение турнира и задобрила свою просьбу такой солидной суммой, что отказаться я просто не смог – не так часто за 10 дней работы (из которых два дня – выходные) предлагают почти полторы месячные зарплаты, да еще и с проживанием на всем готовом!

Все это было данностью на начало июня. Сезон баскетбольный завершился, и можно было спокойно планировать оставшееся время. 25 июня как раз ЦСКА играл в Ростове очередной футбольный матч. Кроме того, в этом чудном городе на Дону обитает мой бывший шеф: ныне подполковник в отставке, а в годы моей службы в рядах Советской Армии капитан – Кац Александр Семёнович, который меня любил и опекал, как родного сына, и под чьим чутким руководством весной 1989 года я впервые в жизни познал прелести женской плоти. После Ростова я планировал навестить знакомых в Луганске, с которыми мое знакомство ограничивалось виртуальной реальностью через Интернет. И, наконец, из Луганска рвануть в Крым – пожариться на коктебельском солнышке и окунуться в Черное море, откуда приехать вечером 6 июля аккурат к началу чемпионата.

Вечером 24-го июня я двинулся в путь. Фирменный поезд «Тихий Дон» отходил в 18:10, а в 11:35 следующего дня прибывал в Ростов. Такие поезда мне нравятся гораздо больше, чем ночные экспрессы, как, к примеру, до Питера. Здесь можно успеть и вдоволь налюбоваться пейзажами за окном, и пообщаться с попутчиками или с попутчицами (что предпочтительнее), и пропустить стопочку-другую коньячку под горячий ужин в вагоне-ресторане, и, в конце концов, просто выспаться и приехать в пункт назначения в бодром расположении духа, а не с красными, как у кролика, глазами.

Семёныч накрыл шикарную поляну!Поезд прибыл в Ростов с точностью до секунды. Семёныча я узнал сразу – удивительно, но он почти не изменился за те 16 лет, что мы с ним не виделись. Разве что поседел. В остальном же – все тот же уверенный взгляд, размашистая походка и пышные усы. Оказалось, что я в свое время здорово переоценил его возраст. В 1989-ом году я думал, что ему было уже под 50, а оказалось, что всего 38. Зато и сейчас, в свои уже 54 года, он остался верен себе, покоряя женский пол с той же страстью, что и в 38-летнем возрасте.

Семёныч меня встретил окрошкой и коньяком. Ужравшись – иначе и не скажешь – до отвала отменной окрошки и пропустив грамм по 150 коньячку, мы отправились на стадион. Правда, Семёныч просто проводил меня и даже не собирался на матч, не сомневаясь в том, что Ростов проиграет. Положа руку на сердце, я тоже в этом не сомневался.

Снова вдали от дома табуны знакомых конских морд, переполненный мечтающими о чуде ростовчанами стадион «Олимп XXI век», и снова чуда не произошло – победа ЦСКА со счетом 2:0 все расставила по своим местам.

Первую половину следующего дня я посвятил прогулке по городу и изучению местных достопримечательностей. Большого количества таковых я не заметил, поэтому скорректировал свои планы на более прозаичные – купить сандалии и чехол для фотоаппарата, поскольку мини-кофр, который был в моем распоряжении, отличался на редкость неудобным ремнем, да и в целом был ужасно непрактичным. Объяснить покупку данного изделия я могу только тем, что в тот момент я, видимо, находился под влиянием демонов, потусторонних сил, алкогольного и наркотического опьянения, влюбленности, полнолуния, магнитных бурь и удара тяжелом предметом по голове, поскольку в своем уме я бы держался подальше от такого извращения. Я даже не берусь предположить, под влиянием чего находился производитель этой сумки. Результатом моих многокилометровых прогулок по улицам города-на-Дону явился компактный чехол для фотоаппарата и килограмм черешни, который я приобрел для Семёныча и его любовницы-студентки (силён мужик!) в знак благодарности за теплый прием. С сандалиями дело обстояло сложнее – не было то моего размера, то приемлемого стиля, то удобоваримой цены, и я решил отложить их покупку до лучших времен.

Общественный транспорт в Ростове представляет собой стандартный «джентльменский набор» – автобус, троллейбус, трамвай. Метро в Ростове нет. Проезд стоит 6 рублей – в 2 раза дешевле, чем в Москве. Оплата проезда осуществляется непосредственно водителю при выходе из транспорта – только через переднюю дверь. Это зеркальное отражение того, что сделали в Москве: в наземном общественном транспорте установили турникеты, и вход по магнитным карточкам происходит только через переднюю дверь – полный идиотизм, учитывая то количество народу, которое в нем ездит, поэтому в часы пик посадка на конечной станции в автобус может занимать до 15 минут.

В целом же Ростов оставил приятное впечатление обычного российского города – всё при нем, но без излишнего пафоса. Такого восторга, как Волгоград, он у меня не вызвал, однако же и отвращения тоже никакого. Простой народ, чудесные девушки…

Рейсовый автобус Ростов-Луганск отъехал от автовокзала в 17:30. Ровно на полпути – государственная граница. Сначала российская. Автобус остановился, и всех нас выгнали из него вместе с багажом в аккуратное одноэтажное здание, охлаждаемое кондиционерами до комфортной температуры. Пассажиров пропустили через металлоискатель, а багаж – через рентгеновский аппарат. Затем – паспортный контроль, как в аэропорту. Вся процедура заняла меньше получаса. Мы вернулись в автобус, и через 300 метров нас ожидала украинская граница. Обветшалые будки, полуржавый навес, похожий на старый ангар, зато никто никого никуда не выгонял. В автобус зашел пограничник и собрал паспорта и миграционные карточки. Через 10 минут другой пограничник обошел пассажиров со стандартными вопросами: «Где проживаете?», «Что везете?», «Откуда и куда едете?». Еще через 10 минут первый пограничник вернул проштампованные паспорта и дал добро на отправление автобуса. В общей сложности обе границы были пройдены ровно за час.

Притом, что из России в Украину мы въехали совершенно свободно, очередь автомобилей в обратном направлении впечатляла. Сразу вспомнилось, как мы на машине из Сан-Диего ездили в мексиканскую Тихуану: туда – совершенно свободно, а обратно – километровая пробка. То же самое наблюдалось и на въезде из Украины в Россию.

Дорога от границы в сторону Луганска заслуживает отдельного описания. Особенно отрезок до города Краснодона. Вы думаете, вы знаете, что такое плохая дорога? Ничего вы не знаете! Вы не видели плохой дороги, если не ездили от российско-украинской границы до Краснодона! Вот оно, истинное испытание для вестибулярного аппарата! Центр подготовки космонавтов может выбросить на помойку все свои бестолковые центрифуги и сэкономить вагон денег – будущих космонавтов надо лишь пару раз провезти дорогой до Краснодона. Не сомневаюсь, что если бы все пассажиры этого автобуса отправились из Краснодона прямиком в космос, такой полет показался бы им легкой прогулкой. Порой создавалось впечатление, что эту дорогу решили оставить со времен войны нетронутой – со всеми выбоинами, воронками от бомб и, вполне возможно, минами…

А это поляна в ЛуганскеВ 21:40 по украинскому времени автобус прибыл в Луганск. Я их узнал сразу! Оксана и Влад стояли у машины и курили. И хотя я впервые в жизни видел этих ребят живьем, создавалось впечатление, что мы знакомы всю жизнь. Влад провез нас по центру города, где толпами сновала местная молодежь. Как оказалось, сегодня, 25 июня, на Украине праздник – День молодежи, и в честь него в 22:00 был дан салют.

По дороге мы заехали в супермаркет и прикупили крепкие и не очень напитки. Дома Оксана быстро накрыла стол – оказывается, к моему приезду готовились! Коньяк, три салата, горячее, пирожки – все как полагается. Мне даже как-то неудобно стало за свои излишне скромные подарки, которые я привез. А когда ребята мне подарили еще и роскошную бутылку местной Луганской водки «Белая королева» и хит сезона – торт «Шахтерский», мне стало совсем неловко. Надеюсь, что я не ударю лицом в грязь, когда и если они нанесут мне ответный визит в Москву.

Кондиционером в квартирах теперь здесь мало кого удивишь, но этим чудом техники меня ночью продуло так, что наутро здорово болело горло, да и общее самочувствие было достаточно паршивое. Этого мне только не хватало – в день отъезда на юг подхватить простуду, причем не какой-нибудь пустяковый насморк, а не дай бог ангину. Решив не откладывать дело в долгий ящик, я начал лечение в тот же день – Ингалиптом, Фалиминтом и народными средствами: коньяком и чаем с медом и лимоном.

Собор в ЛуганскеВсё время моего пребывания в Луганске – почти сутки – Влад страдал вопросом: «Чем же тебя удивить?» Видимо, бытует на украинских просторах стереотип, что москвича удивить нечем, ибо он все видел и все на свете знает. Я ему посоветовал просто расслабиться и не пытаться меня ничем удивлять. Закончилось все поездкой на машине по городу. Помимо традиционных памятников, скверов, храмов и церквушек, меня очень порадовал железнодорожный вокзал – красиво и оригинально оформленный, с отлично разработанными подъездными дорогами.

Железнодорожный вокзал в ЛуганскеМой поезд Луганск-Симферополь стоял на первом пути. Оставив Оксану сторожить вещи около вагона, мы с Владом отошли посетить мужское заведение в здании вокзала. Когда мы через 5 минут вернулись, на улице разыгрался нешуточный ливень. «Оксана же там мокнет!» – хором озвучили мы одну и ту же мысль и помчались по перрону в сторону поезда. Оксана, как верный сторож, так и стояла перед вагоном и под проливным дождем стерегла мой неподъемный для ее женственных ручек чемодан. Вихрем мы влетели вместе с Оксаной в вагон, прихватив и багаж. Дождь стоял стеной, и ребятам понадобилось некоторое время, чтобы собраться с духом и, попрощавшись со мной, рвануть обратно в здание вокзала, а затем – к машине.

Купе оказалось пустым. Я уж было порадовался, что до самого Крыма поеду один, но через час в купе вошли бабушка с внуком, а еще через час окончательно укомплектовал наш состав парень лет сорока. Я собирался ложиться спать, но Владимир – так звали нашего нового попутчика – так настойчиво предлагал мне разделить с ним пол-литрушку коньяка «Кара-Даг», что дальше отказываться означало просто обидеть его. Владимир, хирург по профессии, оказался превосходным собеседником, и мы в итоге часа три чесали с ним языками за жизнь.

Проснулся я около 7 часов утра, и уснуть уже не смог. Яркое солнце на безоблачном небе пекло в окошко и возвещало о близости жаркого юга, моря, гор, долин с виноградниками, нескончаемых рек вина и великого разнообразия свежих фруктов по смехотворным ценам.

В 10:40 поезд прибыл в Симферополь, и как только он остановился, его тут же, как мухи, облепили таксисты и туроператоры. Первые предлагали доехать в любую точку Крыма, вторые – отдохнуть в этой самой точке. Я же цель себе наметил сразу – меня интересовал пансионат «Голубой залив» или частный сектор поблизости от него. Женщина из «Панорама-тур» предложила мне номер в доме отдыха «Якорь», но его удаленность от моря (600 метров) меня несколько смутила, и я решил, что поеду самостоятельно и уже на месте разберусь.

Что касается передвижения, то для себя я заранее наметил верхний предел стоимости проезда до Коктебеля – 50 гривен (около $10). А в идеале, конечно, хорошо бы найти маршрутку. Правда, определенные неудобства поездки в маршрутке мне доставлял мой багаж. Отмахиваясь от назойливых таксистов, я зашагал в сторону автовокзала. Всю дорогу они кружили вокруг меня, как мошкара, выкрикивая разные суммы, словно это был аукцион. Причем суммы эти постепенно снижались. Началось всё со 100 гривен, и когда, наконец, я услышал заветное число «50», то немедленно согласился.

Здесь же всевозможные обменщики предлагали поменять рубли и доллары на украинские гривны, убеждая, что именно у них самый наиэксклюзивнейший и наивыгоднейший курс, а на побережье курс сильно занижен. Конечно же, эти сказки были рассчитаны на лохов. Я, слава богу, не первый год сюда езжу и знаю, что на побережье курс как раз значительно лучше. Меня настолько добивало это наглое враньё, что я вынужден был самому настырному меняле сказать открытым текстом все, что я думаю о его курсе. Весь мой открытый текст уложился всего в два слова: «не пизди!».

Попутчиками моими оказались Саша и Лена – совсем молодая семейная пара, и на лице у них крупными печатными буквами было написано, что в Крым они поехали в свадебное путешествие. В их дилемму, куда податься – Судак или Коктебель – я внес определенную ясность, а окончательную точку поставил таксист: «Один раз побывав в Коктебеле, вы захотите возвращаться туда снова и снова». Я с ним был солидарен, и вопрос был решен.

Въезд в КоктебельПосле полутора часов дороги, наконец, появилась знакомая развилка: налево – Феодосия-Керчь, направо – Коктебель-Судак. Еще спустя 15 минут мы въехали через большие ворота в Коктебель – «страну коньяков». Вдали возвышался величественный Кара-Даг, и опять я не сразу смог поверить в реальность происходящего. Приезжая сюда каждое лето, я не могу насладиться этим удивительным местом, и первые день-два проходят, словно во сне – кто там был, тот меня поймёт.

Вид из номераМы договорились с ребятами встретиться в 17:00. Они поехали искать жилье в частном секторе, а я бодрой походкой, почти как к себе домой, направился в регистратуру пансионата. Здесь меня ждало разочарование – свободных номеров не было! Вернее, были, но только люксы. Которые стоили от 290 гривен ($58) за номер в сутки. Скорее из любопытства я решил поселиться на пару дней в люксе и пожертвовать лишним стольником зеленых. В течение этих трех дней я намеревался подыскать себе альтернативные варианты проживания.

Вечернее небоЛюкс по сравнению с обычным номером был и в самом деле шикарным. В номере – ремонт под «евро» со стеклопакетами и кондиционером, гарнитурная мебель, телевизор, холодильник, электрочайник, две чашки с блюдцами, два стакана. В ванной – обогреватель, обеспечивающий постоянную горячую воду. Сама ванна огорожена шторой. Повеселило еще наличие в ванной комнате пластикового ведра, тазика и ковшика. А в целом – все аккуратно и чисто. И лишь при ближайшем рассмотрении я не обнаружил ни мыла, ни туалетной бумаги, а штору в ванне не мыли, наверное, с момента ее появления на свет. С таким безобразием я мириться, конечно, не собирался, и пошел к администратору: если уж этот номер называется люксом и сдается за такие деньги, то неплохо бы сделать так, чтобы его суть все же соответствовала его статусу. Впрочем, удивляться тут нечему – у меня с первого раза всегда возникали проблемы с заселением. Помнится, даже во время медового месяца на Гавайях мы дважды переезжали – сначала нас поселили в номер с муравьями, потом был номер с совершенно идиотской планировкой, и, наконец, в третьем номере мы угомонились, но и в нем перед нашим отъездом засорился унитаз…

До обеда оставалось около часа, и я решил прогуляться на пляж. Я твердо убежден, что конец июня – самое удачное время для поездки на юг: народу еще мало, цены на жилье еще низкие, а лето уже в разгаре, хоть и не такое стабильное, как, к примеру, в июле-августе. На пляже было полно свободного места, солнце жарило нещадно, но купающихся я не приметил. Немудрено – на табличке при входе на пансионатский пляж значилась температура воды +16 при температуре воздуха +27. Я пощупал воду, и действительно – желания продолжать контакт с ней у меня не возникло.

Вернувшись в номер через 15 минут, я с удивлением обнаружил, что мыло и туалетная бумага были на месте, а штора тщательно отмыта. Неужели нельзя было сразу так сделать? Да, называйте меня занудой, но я привык в полном объеме получать то, за что плачу!

Между тем кое-какие изменения в пансионате за прошедший год все же наметились. Во-первых, новые чайники в столовой сменили своих совковых, а то и послевоенных, предшественников. Во-вторых, новенькие телевизоры со спутниковым вещанием в холлах спальных корпусов пришли на смену «Рубинам», «Рекордам» и прочим «Радугам» 20-летней давности. В-третьих, как мне по секрету поведала администратор, к следующему лету наконец-то будут отремонтированы и все остальные номера в пансионате, чтобы стать пригодными для жилья. Потенциальный минус в том, что и цены соответственно подрастут, и за $18 в сутки с питанием поселиться уже вряд ли получится. С другой стороны, из явных минусов по сравнению с прошлыми годами можно выделить исчезновение со стола свежих фруктов и вина на ужин, а также зелени на обед. И если вино и фрукты давали по выходным, то обеденная зелень, похоже, окончательно стала достоянием истории. В целом же питание нареканий не вызвало, тем более у такого неприхотливого и практически всеядного зверя, как я. А свежие фрукты были в изобилии и на рынке.

Я и мои попутчики - Лена и СашаВечер я провел в компании Саши и Лены, для которых я стал гидом на все время своего пребывания в Коктебеле. Я показал им все достопримечательности поселка, главным из которых был, естественно, рынок. С черешней по 5 гривен за килограмм и абрикосами по 10. С разливными винами. С копчеными окунями, форелью и катраном. С вареными раками. С шашлычками из мидий и рапанов. И прочими разносолами и вкусностями. Вещевой рынок – это вообще какой-то ужас: проходя через него, каждый раз приходилось с остервенением себя уговаривать: «мне ничего не нужно… мне ничего не нужно…». Ага, свежо придание…

Прошли мы и по набережной, где Лена, как и подобает девушке, останавливалась у каждого лотка и мечтательно воздыхала по красоте изделий из ракушек, оникса и прочего экзотического материала. Меня же многие там встречали почти как родного – обменщик денег, представитель экскурсионного бюро, где у нас сломался автобус, продавцы сувениров. Узнавали, здоровались, приветливо улыбались, разве что на шею не бросались.

Следующий день выдался таким же, как и предыдущий – жарким, ветреным, с холодной водой. Горло все еще меня беспокоило, поэтому купаться я снова не рискнул, тем более в 17-градусной воде. Однако, учитывая, что в Коктебеле мне было отведено всего 6 дней пребывания, отдыхать надо было по интенсивной программе, и если уж мне пока не удается искупаться, надо хотя бы начать загорать. Тоже по интенсивной программе. Два часа я жарился на солнце, к вечеру я стал похож на рака, и на ночь обтерся пантенолом.

Когда и на третий день, 30 июня, повторилось всё то же самое, я решил, что хватит ждать у моря погоды, в буквальном смысле. Мое горло меня достало, и, решив, что хуже все равно не будет, а вообще-то клин клином иногда вышибают, я нырнул в 17-градусную воду. Обожгло! Короткий заплыв метров на 15 от берега и обратно оставил странное ощущение: прыгнув в море, хотелось сразу же из него выпрыгнуть, но, оказавшись на берегу, снова хотелось прыгнуть в море. Что еще более удивительно, горло мое к вечеру чудесным образом перестало болеть и больше меня не беспокоило. Клин клином действительно иногда вышибается…

Квартира, которую я снялВечером 30 июня я отправился искать себе жилье. Мне надоело переплачивать, и пора было уже найти что-то поскромнее. Вдоль улицы Ленина через каждые 5 метров сидели люди с табличками «жилье у моря», «жилье на выбор», «жилье под ключ» и так далее. Осмотрев в общей сложности около шести вариантов, я сделал свой выбор: всего за $20 в сутки я снял однокомнатную квартиру с евроремонтом и кондиционером, с балконом и прекрасной кухней, содержащей всё необходимое. Питаться я решил продолжать в пансионатской столовой, и это мне обошлось еще $10 в сутки. Хотя в квартире было все, чтобы я мог самостоятельно готовить еду, тратить на это время не хотелось. Таким образом, сократив расходы вдвое, я прогадал лишь в одном – в отличие от пансионата, квартира находилась не в 30 метрах от моря, а в 300. Невелика потеря. Зато рынок практически под окнами! Ну да, тот самый, в котором мне ничего не нужно. Абсолютно ничего! Ага, скажите это моему чемодану, который никак не хотел потом закрываться – исключительно потому, что мне ну просто совершенно ничего не было нужно на рынке!

Зловещий Кара-Даг1 июля небо заволокло тучами, которые плыли так низко, что скрывали за собой половину Кара-Дага – таким зловещим я его еще никогда не видел. При этом над пляжем удивительным образом светило солнце, и было достаточно жарко. Ветер стих, вода прогрелась. Два дня прошли почти под копирку: в перерывах между приемами пищи я валялся на пляже, купался, загорал, общался с Сашей и Леной и иногда знакомился с девушками. Правда, эти знакомства были исключительно с целью разнообразить процесс облучения ультрафиолетовыми лучами. Никаких романов я заводить не собирался, ибо 6 дней – срок по моим меркам явно не достаточный для чего-то серьезного, а девочки на одну ночь меня не интересовали.

Вода в море с каждым новым днем становилась все приветливее, и количество купающихся стремительно прибавлялось. Новый заезд в пансионат очень быстро наполнил пляж белокожими отдыхающими, на фоне которых я со своим аж трехдневным загарным стажем ощущал себя почти негром. Адаптация прошла на удивление быстро, и я мог уже по 3-4 часа в день валяться на солнце, не испытывая дискомфорта и не боясь сгореть. Красный цвет кожи постепенно сменился бронзовым, и смотреть на собственный загар теперь было просто чертовски приятно, особенно в тех местах, где он контрастировал с белым. Меня тогда еще посетила мысль, что на нудистском пляже загорать плохо – именно потому, что трудно потом оценить интенсивность загара, ибо сравнивать не с чем…

Одной из главных задач в Коктебеле для меня по-прежнему оставался подъем в горы. С первого дня я указал Саше на пик Сюрю-Кая и высказал ему намерение добраться до него. Он, ни секунды не сомневаясь, изъявил желание составить мне компанию. Человек жаждал острых ощущений: он хотел полетать на дельтаплане, нырнуть с аквалангом и полазить по горам. Впоследствии первые два пункта он вычеркнул из-за чересчур кусачей цены, а вот последнее сулило море ощущений, и лишь в худшем случае – взяткой леснику.

3 июля после обеда мы взяли курс на вершину. В отличие от прошлого раза, когда мы с Ириной подбирались к пику с правой стороны, в этот раз мы подошли к нему слева. С самого начала мы взяли хороший темп, и всего за час поднялись на высоту порядка 300 метров, где вдоволь нафотографировались. Всю дорогу я, как одержимый, мчался впереди, Саша – чуть позади, и замыкала нашу процессию Лена. Подъем стал круче, но мы продолжали наш путь по тропинке, ожидая в любой момент встретить лесника. Удивительно, но мы никого так и не встретили.

А вершина была так близка!..Когда до вершины оставалось каких-то жалких 500 метров, Лена заявила, что она устала и дальше идти не может. Мы с Сашей пытались уговорить ее, но когда мы ей показали, куда нам предстоит подняться (да-да, на самый пик!), она окончательно заупрямилась, но сказала, что подождет нас, пока мы с Сашей поднимемся. Понятно, что Саша оставлять ее одну не хотел. Я, конечно, мог подняться один, а они бы меня подождали, но мне это тоже показалось не совсем правильным – вроде как я их сюда притащил и в какой-то мере чувствовал ответственность за подрастающее поколение. Саша в этот момент пожалел, что взял с собой Лену, поскольку желание добраться до вершины горело в его глазах. Что ж, вершина снова осталась непокоренной. Говорят, бог любит троицу – значит, через год, с третьего раза, на ней все же будет водружен флаг ЦСКА, который я специально взял с собой.

Последний день прошел в блаженном ничегонеделании. К тому же, море прогрелось уже до +22, и вылезать из него решительно не хотелось. Время пребывания в воде и на суше становилось примерно одинаковым. Вторую половину дня я потратил на закупки вина, сувениров и всего, что я собирался привезти с собой в Москву. Включая то, что мне было совершенно не нужно. Под такое количество добра пришлось купить еще одну сумку. Вечером я последний раз посидел с ребятами в кабаке, уплетая копченого окуня под разливное пиво. А на улице начал накрапывать дождик, словно выражая мою неохоту покидать это чудесное место.

5 июля после завтрака я последний раз искупался и поймал последние лучи южного солнца. Заказанное накануне такси прибыло точно в срок, и, сдав хозяину квартиру с обещанием обязательно в нее вернуться, я попрощался с Коктебелем до следующего лета.

В Москву я возвращался в полупустом вагоне поезда Феодосия-Москва, и к вечеру 6 июля был дома.

А на следующее утро поехал в Чехов. Пожалуй, я нисколько не жалею, что подписался работать на этом турнире. Помнится, когда-то я вскользь упоминал санаторий «Русское поле» – именно там мы жили 2 дня во время Финала Четырех в феврале. Тогда я мечтал поехать на недельку в этот санаторий отдохнуть, и вот сбылась мечта идиота: нас снова в него поселили, но уже на целых 10 дней, пока продолжался чемпионат. Нас – это всю судейскую делегацию из РФБ и меня вместе с ними.

Санаторий "Русское поле"Летом здесь еще прекраснее, чем зимой! Огромная территория, повсюду зеленые насаждения и клумбы с цветами. Условия проживания потрясающие: огромные номера с 3-метровыми потолками, большой ванной и лоджией. 6-разовое (!) питание – завтрак, второй завтрак (обычно морс или фрукты), обед, полдник, ужин и кефир перед сном. Всё питание заказное, и кормят, как на убой! Также имеется бассейн, сауна, массаж, дискотека, столы для бильярда и пинг-понга, кинозал… В вестибюле стоят огромные шахматы с фигурами размером приблизительно с двухлитровую бутылку пепси-колы, и если соперник начинает нагло выигрывать, то в него всегда можно метнуть пешкой или лучше конём – у него больше острых углов. Остается добавить, что это заведение – бывший санаторий КГБ, и надобность в дальнейшем описании отпадает.

Санаторная баняК сожалению, испытать все эти прелести нам все равно в полной мере не удалось, ибо сразу после завтрака мы уезжали во дворец спорта, работали 4 матча подряд и возвращались обратно только в 9 вечера. Как работала наша делегация – вопрос отдельный. Вернее, та часть делегации, которая жила не в санатории, а в гостинице рядом с дворцом спорта, то есть непосредственно организаторы турнира. 6 июля, въехав в Чехов, все синхронно ушли в запой. Каждый вечер они квасили до очумелого состояния, каждое утро опохмелялись и шли на работу. И так все 10 дней. При этом всё было организовано безупречно и на высшем уровне, ни одного сбоя за все время, и самые высокие оценки ФИБА – лишнее тому подтверждение. Видимо, это и есть русское ноу-хау, абсолютно непостижимое для иностранцев.

Гигантские шахматы15-го июля был выходной – один из двух на этом турнире. И если на первый я мотнулся в Москву, то на второй я решил, что полноценно отдохну, раз уж суждено мне было поселиться в санатории. Сходил в баню и в бассейн, посидел в шезлонге на балконе с книжкой, взял напрокат велосипед и проехался по лесу, сходил на дискотеку, а главное – воспользовался всеми шестью приемами пищи!

На дискотеке я себя ощутил пионервожатым на фоне всех остальных: старше 17-ти лет там, похоже, вообще никого не было. Эх, как бы много я отдал, чтобы десяток лет сбросить сейчас! Не помню я такого количества очаровательных девочек в дни своей молодости. И вообще, я сделал для себя неутешительный вывод – я старею… Потому что на молодежной дискотеке я чувствую себя не в своей тарелке… Потому что 20-летние девчушки в самом соку обращаются ко мне на «Вы»… Успокаивает только то, что мне больше 30-ти никто не дает, а значит, если набраться достаточно наглости, то можно себя и за 25-летнего выдавать. Главное, как говорится, есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах!

Тем временем, из оздоровительного детского лагеря «Сокол» по соседству с санаторием периодически доносились знакомые до боли мелодии горна – подъем, обед, отбой… Нет, пожалуй, десятка лет долой маловато будет, я бы все двадцать с удовольствием сбросил. А вообще, посетила меня мысль поехать в лагерь вожатым – думаю, это будет интересно. Видимо, этим летом я уже опоздал, а вот на будущее – почему бы и нет?

Дворец спорта "Олимпийский"Но это все мечты. А в реальности после второго выходного предстояло отработать последние два дня – полуфиналы и финалы.

Противостояние Россия-Литва в финальном матче само по себе вызывало огромный интерес. Еще в советские времена грандиозные матчи ЦСКА–«Жальгирис» производили такой ажиотаж, что, говорят, все улицы Литвы в это время вымирали, и худшим врагом любого литовца был тот, кто осмеливался в этот момент оторвать его даже на мгновение от телевизора. С тех пор, конечно, страсти немного поутихли. Тем не менее, исторический подтекст финального матча сделал свое дело. К этому стоит добавить, что Литва в прошлом году была чемпионом Европы среди первых национальных команд.

Поистине, это был матч двух достойных соперников. Литовская «молодежка» под руководством легендарного Римаса Куртинайтиса бойко начала турнир, но немного «подсела» к решающим матчам, чуть ли не с сиреной вырвав в полуфинале победу в одно очко у достаточно средней сборной Израиля. Российская команда, наоборот, начала турнир неважно, но по ходу соревнования разыгралась, а ключевой в психологическом плане была игра против Италии, когда россияне героически вытянули казалось бы безнадежно проигранный матч, отыграв отставание в 21 очко и закончив встречу с разницей в +4. В полуфинале сборная России, ведомая Евгением Пашутиным, на удивление убедительно разобралась с командой Сербии и подошла к решающему поединку, что называется, в оптимальной форме.

Аншлаг за час до финального матчаЗа год работы во дворце спорта «Олимпийский» в Чехове такого аншлага я не наблюдал ни разу. За час (!) до матча трибуны были практически заполнены. А когда команды вышли на площадку, то не то, что яблоку, а зернышку негде было упасть: забиты были все места, все ложи, почти всё пространство за щитами; люди сидели и стояли в проходах, на ступеньках и на коленях друг у друга, разве что с потолка не свисали. В зале, рассчитанном на 3500 зрителей, находилось никак не меньше 4000, а шум стоял такой, что, барабанные перепонки готовы были лопнуть. В такой атмосфере проиграть означало взять на душу несмываемый грех!

И зрители не обманулись в своих ожиданиях – поединок вышел достойный финала и проходил, что называется, на качелях: интрига не спадала практически до последней минуты. И все же, победив со счетом 61:53, сборная России впервые в истории стала молодежным чемпионом Европы. С чем я всех и поздравляю!

Прага!

14 января 2005 г., 13:50 МСК
Борт самолета «Аэрофлота», рейс №142 Прага—Москва

 

Идея покорения Европы вынашивалась давно. Пора было разорвать замкнутый круг Россия – США и начать постигать другие страны мира.

Гостиница "Виктор"В Европе я был только проездом, если не сказать пролетом. Остановку в Копенгагене аж на целые сутки в процессе нашей эмиграции в Штаты в 1991 году я не считаю, ибо голова тогда была забита совершенно другим. Прошлогоднее посещение Турции с командой на баскетбольный «Финал четырех» – тем более не в счет. Да и какая она, к черту, Европа, эта Турция? Самозванцы несчастные. Ближе всего к Европе я подошел позапрошлым летом, когда посетил Литву. Однако в Литве я бывал и раньше, а поскольку она все же является бывшей республикой великого и могучего, то по Европе у меня так и остался незачет. Хотя, если честно, Прибалтику я очень люблю.

Мы с Аликом на мостуМысль начать изучение Европы с Чехии возникла с подачи Алика. Он собирался ко мне на Новый Год, а завершить свой двухнедельный отпуск предложил Прагой. Впрочем, даже не предложил, а почти поставил перед фактом: «мы едем в Прагу». Ну едем, так едем, какие проблемы. С Аликом – хоть на край света! Мне оставалось лишь попасть под хорошее настроение к своему генеральному директору. Побурчав немного на тему того, что после 10 дней официального законного отдыха я имею наглость просить еще пять, Григорий подписал мне заявление, заручившись моей гарантией в эти дни особо не расслабляться и отработать их в течение текущего сезона. Забегая вперед, скажу, что об этом своем решении он уже успел пожалеть…

Пражский ГрадТур в Прагу, включавший в себя перелет туда-обратно, проживание в 3-звездочной гостинице 5 дней/4 ночи с завтраком, а также трансферт аэропорт-гостиница и гостиница-аэропорт, обошелся нам в $415 на человека. 10-го января мы летим из Москвы в Прагу, Алик из Праги должен улететь обратно в Америку 12-го числа, а я 14-го возвращаюсь домой, в Москву.

Пражский Град ночьюПодняться в 5:15 утра оказалось делом крайне сложным, особенно учитывая мою «совиность» и ранний подъем накануне. Однако предвкушение интересного путешествия подстегивало и не давало раскиснуть. В 6:15 мы вышли из дома. Автобус – метро – маршрутка, и около 7 часов утра мы были в Шереметьеве. Регистрация, паспортный контроль, посадка в самолет. Нас ждал просторный ИЛ-86, на котором я последний раз летал аж 15 лет назад в Симферополь. Алика привели в безумный восторг необычайно высокие потолки в салоне – он намеревался по этому поводу даже пуститься в пляс, но я его с большим трудом сумел отговорить. Самолет до Праги оказался почти пустой и стартовал на 8 минут раньше положенного. Во время 3-часового перелета родной Аэрофлот нас один раз вполне прилично покормил. Так прилично, что бутерброды с клинским сервелатом, которые я заранее приготовил, так в дороге и не пригодились. Употребил я их с отменным чешским пивом в гостиничном номере только 13-го января.

Салат в ресторанеТочно по расписанию самолет приземлился в Праге, где беспроблемно был пройден паспортный контроль и получен багаж. Туроператор нас встретил с условленной табличкой «Welcome to Prague». Как только вся группа оказалась в сборе, мы погрузились в микроавтобус, и Константин – так звали водителя – начал развозить нашу группу по гостиницам.

Кальмары, фаршированные креветкамиДолжен заметить, что организовано все было на высшем уровне, четко и профессионально. Российский туроператор «Богемия», специализирующийся на Чехии, ни разу не позволил усомниться в своем желании сделать все для своего клиента. Константин оказался не только отличным водителем, но и великолепным гидом. По дороге из аэропорта он ввел нас в курс основных нюансов пребывания в Праге, успев поведать даже краткую историю города и его достопримечательностей. Он предупредил, что чехи – народ миролюбивый и неагрессивный, однако ленивый и наглый, в чем мы впоследствии неоднократно убеждались. Русских здесь недолюбливают (впрочем, как и всех остальных нечехов), однако прямой агрессии не проявляют. Обстановка достаточно спокойная и безопасная, хотя карманников, как и везде, хватает. Тем более что город туристический, а туристы в большинстве своем – лохи. Все это нам рассказал Константин, пока мы ехали в город. Он нам также поменял доллары на чешские кроны по наиболее выгодному курсу.

А вот Алик заказал себе нечто странное!Гостиница, в которой мы остановились, называлась «Виктор». Это стало поводом для многочисленных подначек со стороны Алика на тему моего культа личности. А вообще-то выбирал я ее не по названию, а по результатам исследования – не слишком дорого, хорошие отзывы, русский хозяин, русскоговорящий персонал и близость к центру города.

В вестибюле гостиницы в клетках обитали два очаровательных сурка, которые обожали, когда им чесали шейку и пузико и, по заверениям администрации отеля, не кусались, но однажды сделали попытку полакомиться моим пальцем. За что получили от меня ощутимый щелчок по носу.

Наш номер на последнем, 4-ом, этаже оказался огромным и очень просторным. Правда, окна выходили не на город, а в небо, поскольку врезаны были в наклонную крышу, нависавшую над одной большой двуспальной кроватью, которую в народе принято именовать сексодромом. Уведомив персонал гостиницы о том, что и у Алика, и у меня с сексуальной ориентацией все вполне традиционно, мы в течение пяти минут получили дополнительно раскладушку, которую себе облюбовал Алик. Я сделал вид, что меня будет мучить совесть по поводу неравнозначных условий отдыха, а Алик сделал вид, что мне поверил. Таким образом, мы друг друга поняли, и Алик без особых проблем провел свои две ночи на раскладушке. Я же каждый час просыпался в холодном поту, мучимый угрызениями совести, в ужасе вскакивал с огромной кровати и, словно лунатик, ходил по комнате, заламывая руки.

Шкафов, шкафчиков и тумбочек в номер не пожалели – они здесь были на все случаи жизни, и при желании можно было по ним рассовать хоть целый гарем любовниц. Дополняли интерьер телевизор, холодильник и две настольные лампы. В целом неплохо, если не считать сломанные петли на шкафах, душ, не державшийся в кронштейне, и перебои с водой в пиковые периоды, когда все постояльцы отеля с синхронностью исполнителей балетного па-де-де устремлялись в свои ванные комнаты, дабы смыть с себя пражскую пыль и копоть. Все эти душевые прелести первым познал именно Алик: в какой-то момент его пение под мерное журчание воды нарушил мат этажа примерно в три, затем грохот, за которым последовало еще несколько этажей. Оказалось, что пропала горячая вода, после чего душевая лейка рухнула с высоты кривого кронштейна прямо Алику на ногу. Он высказал все, что думает сначала лейке, а потом и персоналу гостиницы. Так весело и, главное, интеллигентно, закончился первый день пребывания в чешской столице…

Собор Святого ВиттаЧто можно сказать о Праге? Удивительный город. Потрясающая архитектура. Красивейший туристический центр. Центр Европы, говорят. (Хотя, в Литве тоже есть центр Европы – там даже лежит огромный камень, на котором написано, что он-то и есть самый настоящий географический центр Европы.) Местами Прага напоминает Прибалтику – узкие мощеные булыжником улочки, красные черепичные крыши, аккуратные домики. Длинные строения с уютным двориком, занимающие целый квартал, чередуются с коллажем разноцветных примыкающих друг к другу невысоких зданий, которые на расстоянии выглядят игрушечными. Город определенно имеет чувство собственного достоинства – если так можно сказать о городе. Он не «кричит» на каждом углу о том, что он такой старинный и культовый. В нем нет ни капли пафоса или напыщенности. Он весь сам по себе является памятником истории и культуры, без лишних эмоций.

Башня, предваряющая мост через ВлтавуРека Влтава делит Прагу на две половины, которые соединяются между собой многочисленными мостами – пешеходными и транспортными, причем каждый из них по-своему уникален и великолепен. Удивительным образом Прага сочетает в себе совершенно разные эпохи, разделенные между собой многовековой историей.

Обращает на себя внимание практически полное отсутствие ярких неоновых надписей, которыми так грешат и кичатся многие мировые столицы и крупные города. Да и вообще на улицах очень мало рекламы, в отличие от Москвы или Лос-Анджелеса, где каждая вертикальная поверхность рекламирует какой-нибудь беспроцентный банковский кредит, новый супер-кинофильм или чудо-прокладки с крылышками и пропеллером.

В Праге очень развита система общественного транспорта, основной вид которого – трамваи. Весь город испещрен качественным и быстроходным трамвайным полотном, не в пример московскому. Трамвайных маршрутов очень много, и по разветвленности они могут сравниться с московским метро. Кроме того, они подразделяются на дневные и ночные.

Пражская телебашняПражское метро, с другой стороны, не столь обширное и состоит всего из трех линий, по которым курсируют наши мытищинские поезда. Оно и немудрено – метро в Праге строили русские. Однако постепенно мытищинские составы вытесняются более современными и технически совершенными «Шкодами». Сами станции – скромные по размерам и оформлению, ничем не примечательные и ничего интересного из себя не представляющие. Поезда состоят всего из пяти вагонов, а перегоны между станциями достаточно короткие.

Вид на город со смотровой площадки телебашниТретий вид городского транспорта – автобусы. В большинстве своем, современные, красивые, со всеми удобствами для инвалидов. Весь транспорт – метро, трамваи, автобусы и даже фуникулер – составляют единую транспортную систему Праги.

Оплата проезда осуществляется довольно оригинальным способом. Билеты (езденки) покупаются на определенный промежуток времени. Самые дешевые, по 8 крон (порядка 10 рублей или 35 центов), позволяют пользоваться любым одним видом транспорта в течение 15 минут, и проехать на нем можно не более четырех остановок. Существуют билеты по 12 крон, дающие возможность ездить в течение часа на любом виде транспорта и пересаживаться с одного на другой. Есть также билеты на сутки, на неделю, на месяц, на квартал и на год. После отъезда Алика я купил себе билет на сутки за 70 крон и катался по всей Праге на всех видах транспорта, сменив за это время, наверное, с десяток трамваев, автобусов и метро. Билеты можно купить на входе в любую станцию метро, на некоторых остановках наземного транспорта, в магазинах, а также в табачных и газетных киосках. Действие билета начинается с момента его первого (и единственного) компостирования – на билете штампуется дата и время начала его использования. После этого билет действителен в течение срока, на который он рассчитан. Компостеры есть во всех трамваях и автобусах, а также на входе в метро. (Каким образом синхронизируются часы всех компостеров всех маршрутов наземного транспорта, для меня так и осталось загадкой.) В метро турникетов нет, и ничто не мешает свободно спуститься в подземку, однако находиться на территории станции без билета нельзя. Билеты проверяют контролеры (даже в метро), но они попадаются достаточно редко. За 4 дня беспрестанных поездок мой билет проверили лишь однажды.

Староместская площадьВ продолжение темы транспорта не могу не отметить культуру вождения и то, что машины в большинстве случаев пропускают пешеходов. Светофоры с пешеходными переходами оснащены щелкающими реле: когда пешеходам горит красный свет, щелчки редкие, примерно дважды в секунду, а когда зеленый – в два или три раза чаще. Подземных и надземных переходов я в Праге не наблюдал вообще.

Излишне говорить, что все времяпровождения в Праге сопровождалось реками отменного чешского пива! Pilsner, Gambrinus, Kozel, Staropramen… Ляпота!

Граффити - обычное явление в ПрагеОднако при всех прелестях Праги нельзя не отметить и существенные минусы, некоторые из которых сразу бросаются в глаза. Первый – это изобилие граффити. Оно везде: на домах и мостах, на грузовиках и автобусах, даже в переходах, на вагонах метро и пригородных и пассажирских поездов. Ночью некоторые районы напоминают «злачные» места Лос-Анджелеса или Нью-Йорка – слабое освещение, пустые улицы, дома, исписанные граффити. И хотя умом понимаешь, что здесь нет ни негритянских, ни мексиканских кварталов и бояться по большому счету нечего, чувство дискомфорта все же присутствует.

Вид на город от Пражского ГрадаВторой существенный минус – сфера обслуживания. Мы не раз сталкивались в ресторанах и магазинах с совершенно наплевательским, если не сказать хамским, отношением, когда официанты и продавцы делают огромное одолжение, просто обслуживая нас. Если посетитель не говорит по-чешски, то ему приходится на себе испытывать ничем не прикрытое раздражение. Это можно было бы понять, происходи подобное где-нибудь на задворках Праги, но в самом центре города, где проходят тысячи туристов, это удивительно. Либо чехи очень сильно устали от туристов, либо это у них в крови, но подобное отношение они совершенно не стесняются демонстрировать в явном виде.

Константин нас предупреждал о чешской наглости, и мы ее ощутили на себе сполна. В первый вечер мы с Аликом поужинали в ресторане, и нам выставили счет, в который включили дополнительные 15% за обслуживание. В ответ на наше недоумение нам показали меню, где было действительно написано, хоть и маленьким шрифтом, об этих процентах. Немного побурчав, мы это «проглотили», потому как формально все было правильно.

На следующий день мы пошли в другой ресторан, где, прежде чем заказывать, внимательно изучили меню от корки до корки и, не найдя ни слова о процентах, сделали свой заказ. Каково же было наше удивление, когда нам в счет вписали все те же 15%! Причем обнаружили мы это, уже заплатив лишние 100 крон. Мы подозвали официанта с просьбой разъяснить, что это значит. Он усиленно делал вид, что понимал и говорил только по-чешски, но каким-то образом все же до него дошло, что нам интересно знать, откуда взялись эти проценты и где это записано. Он принес нам меню алкогольных напитков, которое мы увидели впервые – там действительно значились эти 15 процентов. Мы пошли к кассиру, который нам объяснил то же самое. Мы попросили позвать менеджера. Кассир ушел, а через минуту вернулся и… не проронив ни слова, извлек 100 крон и вернул их нам.

В эту "пиздучу" я не стал заходить.Третий инцидент произошел уже после отъезда Алика. В последний вечер я обнаружил небольшое кафе рядом с гостиницей, где вкусно и плотно поужинал. После окончания трапезы мне принесли то, что и счетом-то назвать нельзя – на клочке бумаги были нацарапаны какие-то цифры. Я попросил меню, чтобы сверить цены. В дополнение к тому, что я наел и напил, с меня взяли 50 крон за вход и сверх этого еще 15 процентов – за обслуживание. Мне стало интересно, до каких границ может простираться человеческая наглость. «Cover charge 50,- per person» – было написано в меню. Положим. А где написано про 15 процентов? «Это указание нашего босса, мы со всех берем за обслуживание». Да что вы говорите? Позовите-ка мне своего босса, я с ним потолкую! Босса звать почему-то не стали, а просто исправили «счет», вычеркнув пресловутые 15%. На бумажке осталась более удобоваримая сумма в 365 крон. Я расплатился 500-кроновой купюрой, а официант буквально швырнул в меня сдачей. Излишне говорить, что ни копейки чаевых я не оставил и удалился с сытым желудком и утоленным самолюбием. Чехам бы поучиться гостеприимству у русских, а обслуживанию – у американцев. Все же какие-то нормы приличия соблюдать не мешало бы…

Самолет неумолимо приближается к Москве, и до посадки в Шереметьеве осталось полчаса. Страшно показывать нос на работе. Когда вечером 11 января я наконец-то добрался до интернет-кафе и вылез в интернет, то понял, что мой бутерброд в очередной раз упал маслом вниз: стоило мне уехать из Москвы, как на работе отрубилась сеть. Коллеги мне поведали, что все эти два дня гендиректор материл меня в режиме нон-стоп и даже высказал мысль, что я таким образом набиваю себе цену – стоит мне выскочить за порог, как сразу все рушится. «Не виноватая я!!!» Надеюсь, что подарочная коллекция отменного чешского пива и бутылка Бехеровки, которые я везу с собой, задобрят моего начальника.

День идиота

18 августа 2004 г., 14:27
Москва

 

Этот выезд в Ярославль я запомню надолго. А ведь все так хорошо начиналось…

Марина, подруга Иры, уехала на лето со своими детьми в деревню Рязанцево, что в 25 км от Переславля-Залесского. Они меня давно туда зазывали в гости, но как-то все было недосуг. Да и с Ирой у меня произошло, мягко говоря, довольно значительное охлаждение отношений, в связи с чем наша компания практически распалась. Но вот выдался удобный повод – 14 августа ЦСКА играет в Ярославле против «Шинника», и можно было совместить приятное с полезным.

Расписанный до мелочей план, казалось, учёл всё. В субботу, 14 августа, в 9 утра мы выезжаем на машине от Медведково, в Пушкине подбираем Марининого мужа Сергея и едем а Рязанцево. После обеда, отдыха и подвижных игр на свежем воздухе едем на футбол в Ярославль, возвращаемся с победой в Рязанцево, выпиваем крепкие напитки и забываемся здоровым пьяным сном. В воскресенье – шашлыки, продолжение подвижных игр и отдыха на свежем воздухе и неспешное возвращение в Москву к вечеру 15 августа.

Поскольку спальных мест в «домике в деревне» не хватало, каждый должен был захватить с собой то, на чем и под чем он будет спать. В связи с этим я взял с собой огромный двуспальный надувной матрас, который притащил еще из Штатов, ибо он лучше всего подходил для такого ночлега. Матрас занял у меня 2/3 объема немаленького рюкзака, а в оставшуюся треть вместились: одеяло, смена белья, волейбольный мяч, фотоаппарат, бадминтонные ракетки, шампуры и 4 кг замаринованной телятины для шашлыка. Взвалив все это на плечи, в 8:30 утра я отправился ловить машину до Медведково. В этот момент начал накрапывать дождик…

Еще в четверг, глядя в окно на дождливую погоду при +15 и посмотрев прогноз на выходные, я выразил Ире сомнения относительно целесообразности поездки. Но Ира попыталась их развеять, возразив, что главное – хорошая компания. Что ж, с этим поспорить было сложно. Но, тем не менее, до последнего момента меня не покидало чувство, что не надо ехать. Вот просто не надо и все. А вы говорите, что мужской интуиции не существует…

Ира также попыталась успокоить нас двумя ключечвыми фразами, которые мы ей потом долго припоминали: «Ну, дождь даже если и пойдет, то не целый же день он будет лить… И вообще, если будет сильный дождь, мы никуда не поедем – что ж мы, идиоты что ли?».

В субботу, 14 августа, в 9:30 утра группа из четырех идиотов и идиоток (Ира Н. в качестве водителя, Ира С. в качестве моей как бы подруги, Миша и я) под проливным дождем в рыжей «трешке» взяла курс на север. В Пушкине в машину сел пятый идиот – Сережа. Еще через 2 часа мы были в Переславле, где закупили продукты на рынке.

Дорога из Переславля в Рязанцево протяженностью около 25 км оказалась настолько пустынной, что невольно начали закрадываться мысли о какой-то мистике. Проливной дождь только усиливал это ощущение. Зато повеселили названия населенных пунктов: Большая Брембола и Малая Брембола. Неподалеку и вовсе располагался поселок с прекрасным романтичным названием Любилки.

Домик Марины в Рязанцеве явно нуждался в капитальном ремонте. Но даже при всем при этом от него веяло какой-то удивительной русской душевностью, чем-то из далекого-далекого детства. Печка в доме, туалет на улице, рукомойник, вода из колодца, две кошки.

После того как все продукты питания были разгружены, выяснилось, что мы забыли купить растительное масло. Девчонки поехали в магазин, а мы остались в доме. Через минуту случилось то, что и должно всегда случаться в таких поездках – сломалась машина. Причем, она не просто сломалась: Ира Н., выезжая со двора, умудрилась переехать бетонный столб довольно внушительного размера, который она не заметила в высокой траве. Съехать с него она уже не могла, поскольку этот столб, врезавшись под капот, заблокировал коробку передач и педаль газа.

Как известно, на голодный желудок принимать серьезные решения – дело опрометчивое, поэтому мы за обедом в спокойной обстановке обсудили дальнейший план действий, ибо задачу попасть в Ярославль на футбол никто не отменял. Было решено попытаться стащить машину со столба, а если совсем все будет плохо, то доехать до Ярославля на электричке. Как мы будем после матча добираться обратно, мы представляли слабо. Тем более что с самого утра нас «радовал» не прекращавшийся ни на секунду проливной дождь.

Нам повезло, и все оказалось не столь безнадежно. Подкрепившись и набравшись сил, мы вшестером взялись за дело. «Жигуль» оказался сравнительно легеньким, и общими усилиями мы смогли стащить его с треклятого столба. Однако к моменту высвобождения автомобиля мы уже все были промокшие насквозь.

Зато автомобиль завелся и поехал! Времени оставалось лишь на то, чтобы погрузиться в него и неспешно взять путь на Ярославль. Вшестером, как кильки в банке, мы спрессовались в машину и поехали. Через 5 минут поездки из-под капота повалил дым, и датчик температуры зашкалил за отметку 130°. Пришлось остановиться и посмотреть под капот. Так и есть: вытек весь антифриз. Все-таки пробили мы систему охлаждения.

Это была уже полная брембола. Большая и малая в одном флаконе. Я с Ирой С. вышел на пустынную дорогу и под проливным дождем стал голосовать – в надежде остановить хоть одну из проезжавших машин, которые и так показывались здесь довольно редко.

Зеленый «Форд» просвистел мимо, но, в конце концов, остановился метрах в ста и дал задний ход. Молодой парень без раздумий согласился прицепить нас к себе на трос и отбуксировать до автосервиса. На его лице обозначилось искреннее изумление, когда мы вшестером высыпали из маленьких «Жигулей». Четверо сели в «Форд», а я с Ирой Н. остался в ее прицепленной «трешке». Руль доверили мне. Вот только буксировщик наш через какое-то время, видимо, забыл, что едет он не один, и разогнался до 90 км/ч. Ливень застилал окно, а в 3-х метрах передо мной размытым зеленым пятном маячил «Форд». Я, конечно, любитель острых ощущений, но в тот момент мне стало действительно страшно, поскольку я чувствовал, что в любой момент могу потерять контроль над автомобилем. Сидевшая рядом Ира просто закрыла лицо руками. Мобильная связь в этой дыре не работала, и мне пришлось уповать лишь на то, что они услышат сигнал, на который я жал в течение последних секунд 30-ти. Услышали. Остановились. Я отправил Иру высказать им все, что мы о них думаем, и заодно попросить больше 60-ти не разгоняться.

Через 15 минут мы благополучно доехали до автосервиса, который уже собирался закрываться. Два совсем юных паренька-механика, на вид не старше 20-ти лет, вошли в положение и принялись осматривать автомобиль. Мы скептически взирали на этих юнцов, надеясь, что они хотя бы знают разницу между винтом и шурупом и не доломают машину окончательно. Впрочем, альтернативы на тот момент у нас особо не было. Дождь стоял сплошной стеной, и тащиться по селу в поисках другого автосервиса нам не очень хотелось. Мы начали обсуждать план доезда до Ярославля автостопом – на случай, если ремонт затянется или окажется невозможным.

В результате осмотра мальчишки пообещали за полчаса все починить. И, что самое удивительное, починли! Правда, не за полчаса, а за полтора. Они поставили новый шланг охлаждения взамен пробитого старого, сменили воздушный и масляный фильтры, залили новый антифриз. Сработано все было на совесть, добротно и профессионально. За материалы Ира Н. заплатила около 700 рублей и в ужасе стала соображать, сколько сейчас с нее сдерут за работу…

Тем временем парень на «Форде» терпеливо ждал все полтора часа, пока закончится наш ремонт, и даже свозил нас за это время к родственникам Марины в Переславле, которые нам выдали по теплому свитеру, чтобы не сильно замерзнуть на футболе. И вот наш «Жигуль» снова обрел «самостоятельность». «Форд» можно было отпускать. Его водитель осторожно поинтересовался, может ли он быть свободен. На мой встречный вопрос «сколько мы Вам должны» он, кажется, готов был обидеться: о каких деньгах может идти речь?

Какое же счастье, что мир не без добрых людей!

Когда мы снова оказались в машине, Ира Н. села за руль и заговорщицким тоном спросила:

– Как вы думаете, сколько с меня взяли за ремонт?

Каждый из нас невольно стал вспоминать школьные уроки астрономии, чтобы не промахнуться в оценке стоимости. После нескольких минут гаданий Ира не вытерпела:

– Сто рублей!

Мы думали мы ослышались… Сто рублей! Так не бывает!

А проливной дождь тем временем не прекращался ни на секунду. Самое забавное, что и сейчас мысль отказаться от посещения футбольного матча казалась преступной. Даже несмотря на то, что мы успевали только ко второму тайму. Ведь столько всего уже пережито, что теперь отступать в последний момент было бы просто глупо. Мы снова взяли курс на Ярославль, и всю дорогу Ира Н., как заклинание, повторяла магические слова: «Сто рублей… сто рублей… сто рублей… так не бывает…».

Как и ожидалось, к стадиону мы подъехали к концу первого тайма. ЦСКА проигрывал 1:2. Мы, все увешанные красно-синей атрибутикой, ринулись на гостевой сектор, однако наткнулись на закрытые ворота. Весь дрожавший от холода мент, у которого зуб на зуб не попадал, с огромным трудом нам сказал, чтобы мы п-п-п-покупали б-б-б-б-билеты, но нас все равно не п-п-п-пустят на сектор, п-п-п-потому что б-б-б-билетная касса уже закрыта. Мы вопросительно посмотрели друг на друга, пытаясь понять сию замысловатую логику. После минутных переговоров со стражами правопорядка нам стало ясно, что на гостевую трибуну нас не пустят. Пришлось срочно прятать цвета и идти через центральный вход. Для этого надо было обойти стадион. Под не прекращающимся ни на секунду проливным дождем.

Стадион мы обошли и без билетов, совершенно бесплатно, вписались на трибуны через центральный вход. Подошли максимально близко к нашим, но один сектор нас все равно разделял. Так мы и стояли вшестером, под зонтами, отдельной кучкой, скандируя «ЦСКА!» и «Отсоси у красно-синих! Эй! Эй!» После многочасового ливня футбольное поле, даже в сухие дни не блиставшее хорошим состоянием, теперь и вовсе напоминало нечто среднее между болотом и огородом. Мяч застревал в лужах, игроки скользили, о содержательной игре не могло быть и речи. Увы, игроки «Шинника», видимо, привыкшие играть на таком газоне, оказались лучше приспособленными к непогоде и сумели довести матч до победы – 2:1. Мы же, несолоно хлебавши, но полные впечатлений, повернули в обратный путь. Под не прекращающимся ни на секунду проливным дождем.

Однако на этом наши приключения в Ярославле не закончились. Мне позвонил мой компаньон и попросил срочно перевести ему на счет деньги – дело было безотлагательным, и для этой цели мне требовалось найти Интернет-кафе. Какой-то прохожий нам показал общее направление на нужное заведение, и мы поехали туда, в сторону набережной. Ночью, под проливным дождем.

Интернет-кафе упорно не хотело обнаруживаться. Мы минут 20 ездили кругами по набережным, избороздили все улочки и переулки, но все безуспешно. В конце концов, со словами: «Все! Никуда больше я не поеду!» Ира остановила машину у очередного темного дома и выключила двигатель. Около минуты мы сидели и смотрели друг на друга, пока кто-то из нас не заметил метрах в 10 впереди на этом самом темном доме вывеску. Она гласила: «Интернет Кафе». Как машина не взорвалась от нашего оглушительного хохота, я не знаю…

В помещении было тепло и сухо! Более того, там можно было не просто посидеть за компьютером, но и выпить чашечку горячего кофе! Ира С. достала из кармана клочок бумажки. На глазах у изумленных работниц кафе эта бумажка по мере разворачивания превращалась в промокшую почти насквозь 500-рублевую банкноту. «На все!» Гулять – так гулять! Посетители Интернет-кафе с нескрываемым удивлением взирали на мокрых и до неприличия громко разговаривающих людей, периодически впадающих в состояние истерического хохота.

Последним в помещение кафе гордой, неспешной, величавой и преисполненной чувства собственного достоинства и неотразимости походкой вошел Он. Сережа, грызя сушку, вплыл в здание Интернет-кафе с видом человека, у которого в подчинении находится как минимум пол-Ярославля, включая это кафе. Он – владелец мира и всего, что есть на этом свете! Небрежно прислонившись к косяку двери, он продолжал грызть свою сушку. Но что-то в нем было не то, что-то не сходилось… И вдруг до нас дошло – свитер, который он в машине надевал в темноте, оказался задом наперед!

По большому счету, за нашу реакцию на это явление нас должны были вышвырнуть из кафе и внести во все черные списки, кои передавать во все заведения близлежащих областей. Однако нас просто попросили вести себя потише…

Всю обратную дорогу машину вел я. Как оказалось, человек может приспособиться ко всему – даже к продукту советского автопрома. Спустя два часа мы доехали до Переславля и повернули налево в сторону Рязанцева. В ночной темноте эта даже днем пустынная дорога казалось еще более зловещей. В течение всех 25 км нам не попалось ни одной машины – ни встречной, ни попутной. Несколько раз дальний свет фар выхватывал из темноты перебегавших дорогу ёжиков, и приходилось лавировать, чтобы не наехать на них.

По такой дороге особенно сочно воспринимались всякие страшилки, которыми Миша пугал девушек. И словно в подтверждение, в какой-то момент мы увидели мужика в плаще с капюшоном, который неторопливо брел по обочине дороги. Что он делал между двумя Бремболами один в такое время под проливным дождем в кромешной тьме и, главное, как ориентировался и как видел, куда он идет? Почему-то подумалось о том, что очень не хотелось бы сейчас здесь сломаться, ибо помощи в этом случае было бы ждать решительно неоткуда. Ну, разве что, от мужика в капюшоне. Если он не маньяк какой-нибудь.

Прибыли мы в Рязанцево мокрые и замерзшие. Причем мокрые насквозь. Сушиться и согреваться было негде, сухие носки закончилась. Калорифер нагревал комнату, но на одежду мощи у него уже не хватало. Оставалось уповать на здоровый иммунитет наших организмов.

Мы выпили чаю и перед отходом ко сну сыграли в нашу любимую игру – буриме. Это когда каждый участник пишет 4 строчки стихотворения, видя только две предыдущие, к которым он должен срифмовать свои. И так по кругу. Как обычно бывает, среди довольно средних произведений, один стих оказался шедевром:

Приятно быть женою лесника,
Всю жизнь прожить с любимым на природе,
Пропалывая грядки чеснока
В своём родном и милом огороде.

Ещё приятней быть женой бомжа –
Тут что ни день, то яркость впечатлений.
Пусть денег даже нету ни рожна,
А диалог наш из одних местоимений.

Зато бесплатно кормят нас везде,
А водку у прохожих я стреляю –
Не в этом суть! Проблема в ерунде:
Когда домой приеду, я не знаю…

А где любовь? Ее в помине нет,
О сексе я давно уж не мечтаю,
Зато хожу я часто в туалет
И за детей своих переживаю.

А ведь могла бы я актрисой стать,
В кино сниматься, выступать на сцене,
Но на мою судьбу давно всем наплевать,
Один есть в мире человек – великий Ленин!

Я по его заветам буду жить,
И жизнь покажется мне проще и светлее.
Ведь знаю я, что Родину любить –
Это не просто дрыхнуть в Мавзолее.

На сей приятной ноте мы и стали устраиваться на ночлег. Сережа с Мариной ушли в свою комнату, а мы вчетвером расположились в гостевой. Миша и Ира Н. выбрали себе по отдельной кровати сомнительной комфортности. Я же с Ирой С. расположился на надувном матрасе. Чтобы накачать его, понадобилась ровно 1 минута: прилагающийся к нему электрический насос, взвыв словно пылесос, играючи справился с этой задачей. Морфей принял нас в свои объятия мгновенно.

Посреди ночи я проснулся от испуганного, почти панического шепота Иры С.: «Здесь кто-то есть. Я видела, как он прыгнул сюда!» Я прислушлся, и действительно создавалось впечатление, что какой-то маленький зверек гуляет по комнате. Крыса? Барсук? Скунс? Опоссум? Ёжик? Змея? Вдруг из-под Мишиной кровати раздалось негромкое «мяу!». Я про себя похихикал и расслабился. Однако реакция Иры повергла меня в состояние смеховой истерики: «Витя, КТО ЭТО??!! Я боюсь!!!». Если бы я мог говорить в тот момент, то я бы непременно сказал что-то вроде «Ира, это всего лишь крокодил, он тебе сейчас откусит ногу». Душивший меня смех перебудил всех остальных обитателей комнаты, которые услышав историю, тоже разразились хохотом. А черный котёнок Чапа, широко раскрыв карие глазенки в свете фонарика, пребывал в искренном недоумении, почему же его невинное «мяу» вызвало столь бурную реакцию.

В это же время я обнаружил, что сдулся наш матрас, и мне пришлось снова включать «пылесос». В течение ночи я включал его еще 3 раза, а утром обнаружил причину – дырка в матрасе, которую я заклеил когда матрас уже был не нужен.

Дождь лил всю ночь, но к утру немного успокоился. В какой-то момент даже выглянуло солнышко. Омрачал сию идиллию только сильный ветер. Тем не менее, мы развели костер и принялись жарить шашлык. Девушки накрыли скатерть, нарезали овощи и хлеб. И вот, когда первая партия шашлыков была в процессе поедания, а вторая еще только жарилась, непонятно откуда набежала туча и пролилась очередным ливнем. Сначала, надеясь, что это временное явление, мы накрывались скатертью. Однако когда стало понятно, что это надолго, пришлось сбежать в дом.

Этот русский экстрим, продолжавшийся все выходные, назывался просто: не судьба. Практически любой замысел, возникавший у нас в течение этих двух дней, терпел неминуемый крах. Так что оставалось лишь собрать вещи и трогаться в обратный путь…

Дома я был часам к 10 часам вечера и, с остервенением сорвав с себя мокрую одежду, из которой я не вылезал два дня, нырнул в горячую ванну. Уже в ночи разбирая рюкзак, я с тоской посмотрел на бадминтонные ракетки и волейбольный мяч, которые нам так и не пригодились. Что ж, до лучших времен теперь. И ведь каков закон подлости – как только закончились выходные, на дождь не осталось и намека, а столбик термометра снова поднялся до отметки +25.

Не день Бэкхема…

20 июля 2004 г., 20:04
Москва

Две недели назад вернулся из очередной поездки в Коктебель. Загорел, как негр. Привез литров 20 всевозможных спиртных напитков – вин, коньяков, настоек. Половина из которых уже выпита. М-да, времени зря мы не теряем…

Как и год назад, ездил я с Ириной. Но в этот раз нашла на Иру страсть к макросъемке. Недоставало всего одной детали – удлинительных колец для объектива, позволяющих эту съемку проводить. Поскольку я уже ощущал себя в отпуске с середины июня (а чем еще в баскетбольном клубе летом заниматься?), потратить часок и прокатиться в Красногорск по хорошей погоде являло собой заманчивую перспективу. Я решил взять с собой купленный недавно велосипед, чтобы доехать на нем до станции, а в Красногорске от станции до магазина.

Проблемы начались с самого начала. Поезд, которым я планировал ехать, отменили, и пришлось ждать следующего. В эти неожиданно высвободившиеся полчаса я неспешно прокатился по округе и аккурат к поезду вернулся на станцию. Как я ехал в тамбуре с толпой народа, история отдельная, но добрался я до станции Павшино нормально. Сел на велосипед, доехал до магазина, купил все, что хотел, и поехал обратно к станции.

Дорога теперь шла под гору, и свежий асфальт приятно урчал под новыми шинами велосипеда, мчавшего меня со скоростью 40 километров в час. К очередному перекрестку я подъезжал параллельно белой «девятке», которая меня обогнала и скрыла тем самым из виду водителя встречной машины, поворачивавшей налево. Заметил я ее только в тот момент, когда в нескольких метрах от меня словно из-под земли вырос ее бок, в который я неумолимо летел…

Инстинктивно обе мои руки сжали рычаги тормозов. Переднее колесо остановилось практически мгновенно, и, рыбкой перелетев через руль, я оказался на асфальте посреди проезжей части. Еще через мгновение меня сверху накрыл велосипед, со звоном разбив зеркало об асфальт.

«Я жив!» – эта мысль посетила меня в первую очередь, ибо ни на рай, ни на ад окружающая обстановка никак не походила. Теперь предстояло оценить масштабы ущерба. Разодранное в кровь и ушибленные колено, локоть и плечо. Невообразимых размеров шишка на правой ноге ниже колена. Разодранная футболка. И кровища, ручьями стекающая с конечностей. Однако главное – я ничего не сломал! На самое большое счастье заключалось в том, что за мной не было машин, иначе эти строки я бы сейчас, скорее всего, не писал…

Кое-как я доковылял до аптеки около станции. И надо же было такому случиться, что в тот момент, когда подошла моя очередь, без всякой видимой причины за моей спиной рухнула стеклянная витрина! Купив лейкопластырь и кое-как заклеив раны, я поспешил на платформу.

Обратный поезд тоже отменили. Более того, отменили и поезд перед ним. И к тому моменту, когда, наконец, подошел долгожданный состав, на перроне скопилось такое количество народу, что мне стоять с велосипедом было уже просто неприлично: «А это вообще не мое, так, случайно нашел…» А еще я подумал, что сегодня явно не день Бэкхема…

Все же закончился этот день благополучно. К концу отпуска мои болячки и шишки прошли, и сейчас лишь разбитый локоть периодически напоминает о себе.

Победа над Сталинградом

30 мая 2004 г., 01:35
Москва

Концовка баскетбольного сезона выдалась настолько напряженной, что времени сесть за записки практически не было. Да что там записки – я к фортепиано-то не подходил уже месяц, что для меня вообще преступно! А между тем за месяц много чего произошло.

Итак, вкратце… Сразу продолжая тему злополучного жесткого диска, скажу, что моей персоной заинтересовалось ФБР, повергнув Дашу в состояние транса. Впрочем, слово «адвокат» подействовало на федералов удивительным образом, и, услышав сие «ругательство», они больше Дашу не беспокоили. Однако вряд ли они просто так отстанут. Будем ждать дальнейших событий. Похоже, что мне путь в США действительно теперь заказан, как это ни печально, и моим наполеоновским планам наносить сокрушительные визиты в Лос-Анджелес каждый апрель грозит крах. Более конкретную информацию о своем диске я получить до сих пор так и не смог – дозвониться до агента мне пока не удается.

Наш экипаж: Стас, я, Ира, ИгорьВсе же положительных моментов в последний месяц было явно больше, чем отрицательных. С третьей попытки я все же добрался до Волгограда. Ура! Однако не все было так гладко, как хотелось бы. Экипаж, который нас с Ирой должен был забрать, накануне прибыл в Калужскую область, и нам необходимо было начинать наш путь с Киевского вокзала поездом до Калуги. 30-го апреля утром мы с Ирой прискакали на Калужский вокзал, как она его обозвала, и 15 минут бегали в поисках нашего поезда. При этом Ира, выдохшись до такой степени, что еле могла шевелить ногами и языком, чисто по-женски последние силы потратила на то, чтобы истерить и крыть меня последними словами, убеждая попутно себя и меня в том, что нам в Волгоград добраться просто не судьба. И все же мы успели вскочить в поезд примерно за 30 секунд до его отправления. Полчаса мы приходили в себя, а еще через 2 часа были в Калуге, где нас подобрал Игорь на своей «девятке».

Дорога прошла без особых приключений, но с наступлением темноты мне пришлось сменить за рулем Игоря, который уже начинал «ловить глюки». Памятуя свой опыт вождения «трешки», я с некоторой осторожностью сел за руль. Однако девятая «Лада» оказалась легко управляемой, чудесно держала дорогу и в целом приятно удивила. Более того, я попал сразу в экстремальные условия – дождь и туман при неразмеченной трассе. Ориентироваться приходилось только по границе между дорогой и обочиной. К этому стоит добавить, что периодически встречные машины ослепляли меня светом своих фар, и в эти моменты я ощущал себя летчиком, ведущим машину по приборам. Испытание я выдержал с честью, съехав на обочину лишь однажды, чем перебудил всех «обитателей» машины.

Кузьмичи-МоскваНа въезде в Волгоград нас тормознул мент, возбудившись, видимо, на московские номера и почувствовав солидный куш. Чутье его не обмануло: в страховку к Игорю я вписан не был, да и мои международные права не внушили ему никакого доверия – он их обозвал визиткой и собрался оформлять протокол. Пришлось «договариваться», и наш бюджет обеднел на 300 рублей, а Игорь снова сел за руль. Последней достопримечательностью перед въездом в город стал дорожный указатель «КУЗЬМИЧИ / МОСКВА».

Так закончился день 30-го апреля – впервые в жизни я никак не стал отмечать свой день рождения, проведя его целиком в дороге.

В Волгограде почти лето!Опущу подробности футбольного матча, в котором ЦСКА выиграл без особых проблем. Впрочем, не футбол меня больше всего впечатлил… В Москве листья только-только начали распускаться, а в Волгограде уже практически лето – все такое зеленое и изумительно свежее! Погода – абсолютно летняя, первое мая на дворе, ощущение праздника витает в воздухе. От гостиницы «Южная» мы прогулялись до панорамы «Сталинградская битва» и дома Павлова. Дом ПавловаТам спустились в метро, которое оказалось на деле… подземным трамваем! Обычный трамвайный маршрут вдруг «ныряет» под землю и становится похожим на метро – с турникетами, красиво отделанными станциями и эскалаторами. Любопытно, что с одной стороны трамвайная линия оканчивается не просто кольцом, как мы привыкли в Москве, а от кольца еще отходят трамвайные пути в… газетный киоск! На этой экзотике общественного транспорта мы и доехали до Мамаева Кургана.

Мамаев КурганПо фотографиям я имел определенное представление о том, что такое композиция «Родина-мать», но никогда не представлял ее истинных масштабов и размаха. Чтобы по-настоящему оценить ее величие и мощь, надо там побывать лично, потрогать ее, увидеть своими глазами. К примеру, мизинец на ноге у самой скульптуры размером с меня. Пантеон с вечным огнем тоже являет собой совершенно необычное зрелище.

ПантеонПо всему городу гуляли люди и «кони» в красно-синей атрибутике, братаясь с волгоградцами – как до, так и после матча. Но больше всего город удивил своей потрясающей чистотой, опрятностью и чуть ли не «вылизанностью», столь не характерными для российской провинции. И даже электровозы на станции стояли не пыльные, а аккуратненьки, словно игрушечные.

Трамвайная станцияОбратный путь мы проделали 2-3 мая на поезде. В вагоне же порадовал своей выразительностью знак, демонстрирующий порядок эвакуации из поезда.

В целом, резюмируя выезд, не покривлю душой, если скажу, что этот футбольный выезд был самым лучшим из всех, на которых мне довелось побывать за эти два года.

Вторая поездка за океан

25 апреля 2004 г., 23:17
Москва

Год назад я летал в Америку со строго определенной целью – указать налоговой службе Калифорнии ее истинное место – ну, вы поняли, где. Все остальное было по ходу дела. В этот раз меня привело за океан исключительно желание увидеть друзей и родных. А заодно насладиться чувством руля в своих руках – признаться, я начал опасаться, что за год подрастерял навыки управления автомобилем, особенно памятуя свой вояж по МКАДу на «трешке». Попутно я собирался разрулить и кое-какие рабочие дела. Еще одной целью было забрать все то, что я не смог забрать с собой в предыдущие два отъезда. Для этого я взял с собой большой чемодан в дополнение к обычному и сложил их один в другой, как матрёшки. Однако при регистрации оказалось, что их суммарный вес превышает допустимые 32 кг, и пришлось мне мои «чемодрёшки» все же разделить и отправить как два места.

О цели моей поездки меня спросила и девушка на паспортном контроле в Шереметьеве, и я во всем честно признался. «Что, не понравилось в Америке?» – спросила она. «Нет, – не без гордости ответил я, – у нас лучше!» В паспорте у меня появился очередной штампик, и теперь мне осталось только ждать посадки в самолет.

Здесь уместно ознакомить читателя с амбициозными планами на этот приезд. Билет у меня был то Сиэтла, откуда я собирался направиться к своему американскому приятелю, обитающему на самом востоке штата Вашингтон, провести там пару-тройку дней и на машине вдоль западного побережья доехать до Лос-Анджелеса. Машина напрокат была у меня  забронирована на 14:00, и, еще сидя в самолете, я мечтал о том, как наконец-то сяду за руль!

В 12:30 по местному времени самолет приземлился в международном аэропорту Сиэтл/Такома. Обогнав по лестнице остальных пассажиров, отдавших предпочтение эскалатору, я одним из первых оказался в абсолютно пустом зале паспортного контроля. Через 2 минуты я протянул пограничнику синий американский паспорт – типа, встречайте, я вернулся домой! Пока он занимался моими документами, я обратил внимание на шеврон у него на рукаве: “Office of Homeland Security” (что почти дословно переводится как КГБ). Это меня неприятно удивило, ибо пограничники и таможня ранее находились в ведении Службы иммиграции и натурализации (INS). А ведь этот КГБ был создан для обеспечения «свободы» и «безопасности» своих граждан после так называемых терактов 11 сентября, и методы у этой организации именно гэбэшные, в чем я и имел случай убедиться.

Тем временем пограничник закончил возиться с моим паспортом, но вместо того чтобы поставить штамп и пропустить меня дальше со словами “Welcome back!”, вставил в него какую-то красную карточку и отправил на дополнительную проверку в другой конец зала. «Удаление с поля на первой минуте матча» – мысленно подвел я итог, пользуясь футбольной терминологией.

Пока я ждал прохождения моим паспортом проверки на дополнительную вшивость, приходили и другие люди с красными карточками – не иначе, отбывать дисквалификацию. Но если их «дисквалификация» длилась по 5-10 минут, то моя затянулась на все 40. Попытки с моей стороны выяснить причину такой задержки оканчивались дежурной отговоркой: “We need to run some checks” («нам нужно провести проверку»). Когда они наконец, закончили свои идиотские проверки, зал уже полностью опустел, и в секции для багажа сиротливо стояли мои два красно-синих чемодана.

Одетый в красно-синий спортивный костюм, с красно-синим рюкзаком на спине и двумя красно-синими чемоданами я смотрелся, должно быть, чересчур подозрительно, поскольку скучавшие таможенники решили устроить мне проверку с пристрастием. Один из таких героев по имени Джон Верес, который и без грима вполне подошел бы на роль гестаповца, начал с массы идиотских вопросов, на которые я честно ответил. После этого он мне настоятельно рекомендовал  положить к нему на ленту транспортера куртку и весь багаж, а также полностью вывернуть карманы, сложив их содержимое рядом. Такой поворот событий мне уже не нравился. Однако когда он надел резиновые перчатки, приказал мне отойти на три шага и вынуть руки из карманов, я почувствовал себя крайне неловко. Возникло совершенно четкое ощущение, что меня в чем-то обвиняют, но в чем именно, пока еще не придумано.

Сначала у меня были изъяты обратные билеты и все три паспорта – американский, российский загран и российский внутренний. Затем досмотру подвергся мой бумажник. Каждая бумажка, купюра, карточка были из него вынуты и просмотрены – разве что на зуб не опробованы. Поочередно той же самой процедуре были подвергнуты мой рюкзак и оба чемодана: каждая вещичка в них обследовалась наитщательнейшим образом, не упущен был ни один носочек, ни одна бумажка, ни один носовой платочек. Ремни от брюк были прощупаны по всей длине, сантиметр за сантиметром. Фотоальбом, который я вез в Лос-Анджелес, был пролистан от и до, и даже часть негативов просмотрена на свет. Когда чемоданы были полностью выпотрошены, фашист Верес с еще одним фашистом расстегнули молнию на подкладке чемодана и принялись простукивать металлический каркас – сантиметр за сантиметром. Само собой разумеется, что все содержимое моего багажа вываливалось в полном беспорядке, и все то, на что я потратил столько времени, мне теперь приходилось делать заново, а именно – упаковывать вещи по чемоданам.

Однако все это были лишь цветочки. В качестве ягодок выступил переносной внешний жесткий диск, на котором я храню резервную копию своих рабочих и частично личных файлов и который я намеревался использовать для работы в Америке, ибо не только для отдыха туда летел. Фашист Верес невероятно возбудился на сей агрегат и всенепременнейше желал найти выход подступившему желанию. Оказывается, он никоим образом не может пропустить диск на территорию США, предварительно не убедившись в том, что на нем нет ничего нелегального. С его стороны были сделаны многочисленные попытки найти человека с компьютером, чтобы подключить диск и взглянуть на него. Но вы же понимаете, на дворе каменный век, найти компьютер с USB-портом – задача практически невыполнимая… Верес пошел звонить своим начальникам, чтобы узнать, что делать с террористом, наверняка везущим с собой план полного уничтожения Америки в течение одной недели и попутно гигабайт десять порнографии. Спустя полтора часа фашист все еще никого не нашел и принял гениальное решение – задержать мой диск до выяснения его содержимого с обещанием отправить мне его, как только он убедится в его чистоте. Таким образом, изначально предполагалось, что на диске есть что-то нелегальное, а моя задача была их разубедить их в этом! Это – новый принцип, изобретенный в сверхдемократической Америке, и называется он презумпция виновности имущества.

Наверное, стоило позвать его начальника и попытаться отстоять свои права на свою личную собственность. Но все мы сильны задним умом. А в тот момент мне после двух с половиной часов исключительно приятного общения с американскими представителями власти уже было все равно – я хотел в кратчайший срок оттуда убраться, пока не пролилась чья-то кровь, ибо сдерживать себя мне стоило неимоверных усилий. Я им записал свой московский адрес, на который надеюсь хотя бы в ближайшие года три получить этот злосчастный диск. Они же мне выдали квитанцию и обещали его выслать, как только проверят. А между тем, придраться там можно очень ко многому – это и рукописи моей книги, и коллекция антиправительственных и анти-бушистских статей на английском языке, да и, чего греха таить, бабы голые присутствуют – я же мужик, в конце-то концов! Я даже не говорю о том, что подбросить туда что-нибудь эдакое для них труда вообще не составит. А я потом буду доказывать, что я не верблюд.

Что они надеялись у меня вообще найти в багаже, я не знаю, но когда этот кошмар закончился, на мгновение я пожалел, что не являюсь террористом: во-первых, не так обидно было бы через все это пройти – хотя бы не зря, а во-вторых, я бы без зазрения совести выпустил по обойме в каждого из этих ублюдков, ибо сказать, что я был в бешенстве – это ничего не сказать. Что ж, самое начало моего визита в «свободную страну» вызвало дикое желание уехать домой сейчас же и надолго отбило охоту появляться здесь впредь.

Безусловно, делать обобщение наподобие «так поступают с каждым» было бы глупо, и в данном случае мне просто очень сильно «повезло», что для этой процедуры выбрали именно меня. Впрочем, я больше склоняюсь к мысли, что именно меня как активного борца со стажем против беспредела властей они и пытались таким образом запугать. Что действительно огорчает, так это именно сами методы и принципы досмотра, которому для полноты картины не хватает гинекологического кресла за шторкой. Под прикрытием пресловутой борьбы с терроризмом оправданы грубейшие вторжения в личное пространство граждан собственной страны и унижения, каким подвергались когда-то в Советском Союзе те, кто уезжал заграницу на ПМЖ.

С опозданием больше чем на час я взял напрокат автомобиль и поехал в глухомань под названием Usk. Первый день определенно был смазан, и надежды добраться до Брюса до наступления темноты уже не было. Вместо запланированных 8 вечера доехал я до него только к 10 часам. После 12-часового перелета, последовавшей 2,5-часовой пытки и 6-часового вояжа по дорогам штата Вашингтон я свалился спать.

Два дня, проведенные у Брюса, оказались насыщенными во всех отношениях. 13 марта мы поехали в Айдахо к его другу Алану Бэнксу на «лосьбургеры». Туда же прибыли на сие мероприятие еще несколько человек из числа тех, кого я называю новыми американскими революционерами. Это – реальные борцы за свободу, очень продвинутые в политическом плане люди, прекрасно ориентирующиеся в современном мире, что не характерно для большинства американских обывателей. Лично я получаю интеллектуальное наслаждение от общения с ними. Ярые защитники американской Свободы и Конституции в их первозданном виде, они разительно отличаются от остальной серой массы с ее типичным представителем – «средним американцем».

Алану пару недель назад сильно повезло. Лицензия на отстрел лося дается в штате Вашингтон на один год всего раз в жизни. И не просто дается, а разыгрывается в лотерее. Если в течение сезона охоты подстрелить лося не удалось, то второго шанса уже никогда не будет. Алан выиграл лицензию. А спустя неделю, выйдя утром из дома, обнаружил огромного лося, который мирно пил воду из его маленького прудика в каких-то тридцати метрах от дома. Остальное было лишь делом хорошей реакции и техники . Из этого лося и были приготовлены бургеры, которые по вкусу, впрочем, мало чем отличались от говядины, но были при этом весьма трудножуёбельные.

По моей просьбе Брюс накануне моего приезда смотался в Спокейн и в русском магазине купил селедки и нерафинированного (ароматного) подсолнечного масла, которое в американских магазинах отсутствует как факт. Таким образом я решил ознакомить американцев с «рашн закусон», презентовав им бутылку водки «Флагман». Утром я по всем правилам заготовил селедку с луком и маслом, и к моменту сбора закусон был готов. Оценили его по достоинству!

У Алана на участке также живут три павлина – один самец и две самочки. Впервые в жизни я увидел, как павлин распускает свой хвост. Зрелище незабываемое!

На следующий день мы с Брюсом постреляли из револьвера. Впервые я держал в руках настоящий пистолет, и это ощущение мне чертовски понравилось! Особенно когда с первой же обоймы я умудрился попасть в яблочко! «Now, this nigger is really dead!» («этого ниггера ты конкретно прибил!») – похвалил меня Брюс.

Остаток дня я провел в пассивном отдыхе, наслаждаясь свежим воздухом, и лег спать пораньше, чтобы выспаться перед долгой поездкой.

14 апреля я проснулся в 6 утра и решил сразу же ехать. Примерно час у меня ушел на сборы, и ровно в 7:00 я сел за руль. Несмотря на моросивший дождь, настроение было чудесным в предвкушении поездки. Однако не успел я проехать и двадцати минут, как настроение мое резко испортилось: за превышение скорости всего на 11 миль в час мне влепили штраф на $122. Пожелав полицейскому поскорее сдохнуть, я продолжил свой путь.

Часа через три я пересек границу штата и оказался в Орегоне. Еще через 20 миль я выехал на трассу, ведущую в Портленд. Справа по ходу движения – река Колумбия. Непередаваемый колорит пейзажам придавала странная погода, менявшаяся едва ли не ежеминутно: в один момент светило яркое солнце, а в следующий – ливень застилал лобовое стекло так, что дворники даже на максимальных оборотах едва справлялись с потоками воды. Нависающие над рекой тучи черными чудовищами отражались в темной воде и, казалось, готовы были поглотить заблудших путников, оказавшихся в столь неурочный час у них на пути. Но в последний момент дорога делала очередной виток, повторяя контуры реки, и голодные монстры вновь лишь проливали слёзы досады.

Река Колумбия уперлась в Портленд, который я проехал насквозь, а еще через 2 часа я выехал на побережье, продолжив свой путь по автостраде US-101. Здесь-то и начались потрясающие красоты и виды, от которых дух захватывало! Помноженное на мрачную погоду, зрелище океана с черными утесами и бьющимися о них волнами выглядело зловещим, напоминая сцены из страшной сказки, а на вершины прибрежных скал явно напрашивался замок какого-нибудь злодея.

На протяжении пути двухрядный серпантин то нырял в густой лес, то внезапно оказывался у самого обрыва, открывая взору новые красоты. И если бы можно было остановиться в любой точке, то не одна фотопленка была бы использована на эти сказочные пейзажи. По возможности я останавливался на специально отведенных точках обзора, но ведь и между ними виды открывались отнюдь не хуже! Порой приходилось изворачиваться: одним глазом посматривая на дорогу, а другой вперив в видоискатель, я щелкал затвором, рискуя невзначай улететь в кювет.

Вообще, штат Орегон поразил меня своей красотой! К черту пальмы, север намного богаче, насыщеннее и «сочнее» однообразных южных пейзажей. Природа Орегона очень напоминает среднюю полосу России, только леса в Орегоне гораздо гуще.

Когда ночь опустилась на землю, неосвещенная трасса, уходящая в дебри, стала выглядеть еще более таинственно. Дальний свет фар выхватывал из темноты резкие повороты и дорожные знаки, оповещающие о том, что здесь звери перебегают дорогу. Один раз метрах в ста впереди меня трассу пересек олень, но больше я живности не наблюдал. Тем не менее, адреналин бил фонтаном – я несся с запредельной скоростью (65-70, а порой и до 80 при допустимых 55 милях в час), только-только вписываясь в повороты и надеясь – очень сильно надеясь – не врезаться в какого-нибудь тупорылого лося, который обожрался мухоморов и теперь стоит на шоссе и ждет своего часа. Ведь в столь позднее время движение на трассе практически отсутствовало – хорошо, если в пять минут проедет одна машина. И что бы я делал один на дороге с дохлым лосем на помятом капоте в такой час?

Периодически на пути возникали населенные пункты со стандартным «джентельменским набором» – кафе, заправка, магазинчик и десятка два частных домов. В таких местах приходилось снижать скорость до 35 миль, ибо каждая занюханная деревня имеет свою полицейскую часть. Но кончался населенный пункт, и педаль газа вновь втаптывалась в пол, пока стрелка спидометра не поднималась до отметки 65, а дальше – в зависимости от обстоятельств. Мне непременно хотелось в первый день дороги успеть добраться до Калифорнии: самый северный ее пункт Crescent City находился как раз на половине пути моего следования.

Северо-западные США – это, пожалуй, чуть ли не последний островок белой Америки. Как-то у меня за последние годы, проведенные в Лос-Анджелесе, появилась стойкая ассоциация: Америка – это негры и латиносы. В Айдахо, Вашингтоне и Орегоне я не без удовольствия взирал на море людей, среди которых не встречалось ни одного представителя чужеродной расы. И вот, проехав почти 800 миль, я пересек границу Калифорнии, и что же я увидел первым делом? Мексиканца! Именно он работал на «ресепшн» в мотеле в Crescent City, куда я заселился ровно в 22:00. Пятнадцать часов, проведенных за рулем, плюс неполная адаптация к смене часовых поясов сделали свое дело: приняв душ, я уснул, как убитый, едва коснувшись подушки.

Утром, позавтракав на скорую руку, я продолжил свой путь. В Калифорнии автострада US-101 стала вдвое шире, да и допустимая скорость поднялась до 65 миль в час. Дорога ушла от побережья миль на 20 вглубь материка и проходила теперь по лесам. Часов через 6 она внезапно вынырнула из очередного туннеля, и передо мной открылась потрясающая панорама Сан-Франциско, а мой путь лежал через знаменитый мост «Золотые ворота». Когда я оказался на мосту, то снова, рискуя «сползти» в соседний ряд или даже на встречную полосу, достал фотоаппарат и стал щелкать затвором.

В городе автострада на какое-то время превратилась в обычную городскую улицу, которая провела меня через центр Сан-Франциско. Пока я преодолел небольшую пробку на выезде из города, пока попил кофе с приятелем, мне стало ясно, что из графика я снова выбиваюсь. Я решил сойти с 101 и «пересесть» на трассу I-5, чтобы по самому короткому пути домчаться до Лос-Анджелеса. Впрочем, и этот короткий путь занял значительное количество времени. К брату на квартиру я приехал уже после 10-ти часов вечера. После теплой встречи с Дашей и Аликом и мини-застолья я завалился спать. За последние два дня я провел в дороге в общей сложности 29 часов, проехав более 2600 километров. Личный рекорд! Что удивительно, усталости не было. Была масса впечатлений от захватывающей поездки на хорошей машине по хорошим дорогам с хорошей культурой вождения – всего того, с чем в России пока, увы, проблемы.

Оставшиеся дни в Лос-Анджелесе я провел в застольях с максимально возможным числом друзей и знакомых, посещал сауну, ходил по магазинам, ездил на работу. Удивительно теплая встреча с друзьями натолкнула на мысль, что неплохо бы сделать такой вылет за океан регулярным – каждый апрель, к примеру…

Впрочем, помешать этому может только злосчастный жесткий диск. Какова же его судьба? Пару дней назад у меня произошел потрясающе содержательный разговор с «роботом», которому фашист Верес поручили мой диск осматривать:

– Когда я смогу получить свой диск?

– Как только я проверю его. Вдруг Вы хотите ввезти в США что-то нелегальное…

– Я уже ничего не хочу ввести в США. Я нахожусь в России, у вас есть мой адрес, вышлите мне мой диск, он мне необходим для работы.

– Но я его должен сначала проверить, вдруг там есть что-то нелегальное?

– Зачем вам его смотреть, если я не собираюсь его уже ввозить в США? Он мне нужен в России!

– Сэр, как только мы его проверим, если мы не найдем там ничего нелегального, мы его вам вышлем.

– А что конкретно вы ищете там?

– Контрабанду.

– Контрабанду? На диске?

– Да, сэр. У вас есть, что сообщить мне перед тем, как я начну его осматривать?

– Контрабанды у меня там нет, это точно, – я уже не смог сдержать смеха. – Как скоро вы сможете его проверить?

– Не знаю. У меня сейчас очень сильная загруженность.

– Может быть, вы мне его все-таки вышлете?

– Нет, мы его должны проверить…

Мне надоело биться головой о стенку. Я понял, что пока этот дебил не посмотрит на содержимое диска, он от него не отстанет. Причем, не факт, что он не начнет его вскрывать в поисках каких-нибудь наркотиков. Если же он найдет что-то, что ему не понравится (а ведь это теперь так чертовски легко устроить!), то, по-видимому, мне путь в США отныне вообще заказан. Ибо не хочется прямо с самолета угодить в наручники.

…В Шерметьеве мне не задали ни одного вопроса, хоть я и ехал с явным перевесом. Лениво посмотрев паспорт, поставили штампик. И как же приятно, черт побери, вернуться домой! Тем более, что через неделю – очередная попытка выезда в Волгоград…

Позорное возвращение из Турции

30 марта 2004 г., 15:57
Москва, Дворец Спорта «Динамо»

 

Позорно проиграв всё, что только можно, мы вернулись из Измира домой. Второй кубок нам покоряться отказался.

От расстройства тренер оставил в раздевалке свою барсетку с документами, и посреди ночи пришлось будить Мурата и просить его ехать на стадион, чтобы забрать сумку. Посредничать, естественно, снова пришлось мне, поэтому вместо запланированных 11 часов вечера, спать я лег только в 2 часа ночи. К этому остается добавить всенощное празднование немцами выигрыша кубка и наш подъем в 4 утра, и станет ясно, в каком «изумленном» состоянии мы прибыли в аэропорт на 6-часовой рейс.

Во время пересадки в дождливом Стамбуле я набрал в качестве подарков турецких сладостей и бутылку местной 45-градусной водки «Раки». Три часа спустя приземлившись в «Шереметьеве», мы наткнулись на невообразимую очередь на паспортный контроль. Несмотря на то, что работали все кабинки, что само по себе уже редкость, ждать пришлось минут пятьдесят. По закону подлости прямо передо мной у них повисла система, и мы еще 20 минут ждали, пока ее восстановят. К 14:30 мы приехали во дворец спорта, а к 15 часам Джонни на своей машине меня доставил домой. Мысль была только одна: спать!

Однако дома продолжилась шоковая терапия. Пока я был в отъезде, Ира произвела ремонт… в моем туалете! Как она заполучила ключ от квартиры, история отдельная и в данном контексте не важна. Мой туалет теперь напоминает футбольное поле с мячиками. Все обклеено изумительно красивыми обоями. Кафельный пол покрашен в светло-зеленый цвет, а плинтуса – в темно-салатовый. Мне поначалу было просто жаль осквернять эту гармонию не только своими действиями, но даже присутствием! Однако Ира предусмотрела всё: открыв крышку унитаза, я обнаружил на ее внутренней стороне спартаковскую эмблему! Желание повернуться к ней, пардон, задом и осквернить овладело мной с новой силой, что я и не замедлил сделать в полном объеме и с чувством глубокого удовлетворения.

Турецкие приключения, часть 2

27 марта 2004 г., 12:07
Palm City Hotel, Измир, Турция

Как и следовало ожидать, в этой поездке мне пришлось быть затычкой к каждой бочке. Не скажу, что это было в тягость, хотя общение с турками в некотором роде выматывает психологически – особенно принимая во внимание мой достаточно низкий уровень терпимости к откровенным идиотам. Я также никогда не боялся повышенных обязательств. Но считаю, что это должно быть надлежащим образом компенсировано в денежном эквиваленте. Буквально накануне отправления в Туретчину я предусмотрительно подписал договор с клубом, где достаточно четко прописаны мои обязанности. Вряд ли можно подмести всю эту турецкую нервотрепку под пункт «лингвистические услуги». Общение с дебилами не входит в круг моих обязанностей!

Тем не менее я ничуть не жалею, что поехал. Измир, портовый город с населением около 2 миллионов, встретил нас теплой, по-настоящему летней погодой. Хотя в Москве весна уже вступила в свои права и в черте города сошел практически весь снег, что для марта месяца невиданно, перенестись в лето было приятно. Беглый осмотр города, мягко говоря, не восхитил, и первое впечатление осталось довольно серым. Тем не менее, вид из 8-го этажа нашей гостиницы открылся очень живописный – окраину Измира венчают горы, а в небольшом отдалении просматривается Эгейское море.

Площадь международного торгового центра ИзмираПервую «вылазку» я предпринял вчера. Рассчитывал погулять в одиночку, но за мной увязалась Анна, которая не закрывала рот ни на секунду. Метров через сто нам попался Григорий, который с довольным и важным видом дефилировал навстречу. Втроем мы пошли исследовать окрестности гостиницы. Неимоверное количество маленьких магазинчиков, где можно было купить всё за смешные деньги: мужские сорочки по $5, джинсы по $8, кроссовки по $10. Адаптер SCART для телевизора, который на «Горбушке» стоит $8, здесь я купил за доллар. На обратном пути мы наткнулись на магазин, торгующий кожаными изделиями. Более того, продавец там оказался русскоговорящим. И если джинсами и сорочками я и так обеспечен на много лет вперед, то новая кожаная куртка была для меня делом актуальным. В Москве платить три сотни зеленых мне не хотелось, но здесь висели точно такие же, но в два раза дешевле. Продавец сделал вид, что отдал мне ее по спец-цене, а я сделал вид, что ему поверил. Торговаться он не захотел, и в итоге мой кошелек похудел на $150, а я стал счастливым обладателем новой кожаной куртки.

Цветы рядом со стадиономТурция – страна миллионеров! За один американский доллар здесь дают почти полтора миллиона турецких лир. Рассчитываться очень неудобно: на каждой купюре приходится долго считать количество нулей. И как они докатились до жизни такой? Справедливости ради стоит заметить, что свободное хождение имеют и американские доллары, и евро.

Вечером за ужином начался глум по поводу Анны. Инициатива шла от Григория, но все работники клуба предупредили меня, чтобы я ждал ее ночью в гости, и если спонсор нам не продлит контракт на следующий год, то виноват в этом буду лично я! Доктору и массажисту посоветовали тоже быть начеку в случае, если мне понадобится помощь – ведь главное, чтобы спонсор остался полностью удовлетворенным!

Маленький банкомат называется... "банкаматик" :)К сожалению, тот факт, что я приехал сюда не отдыхать, а работать, полностью лишил меня свободного времени. Я собирался пройтись по торговым лавкам, купить сувениров, посмотреть на море и подышать морским воздухом. Однако в виду занятости, удалось мне это сделать только сегодня. Руководство клуба, оказавшись на «чужой» территории, проявило поразительную беспомощность, и мне приходилось быть им буквально нянькой и решать за них почти всё – разве что в туалет не водить за ручку. Фразы «Не уходи далеко, а то вдруг какие проблемы» и «Скажи им, чтобы…» я слышал по 10 раз каждый день. Однако сегодня после завтрака я поставил всех перед фактом, что иду гулять, и ничто меня не остановит! Отъезд на стадион у нас в 13:00, и до этого времени меня не ищите.

Предвестник нашего провалаВ 10:05 я вышел из гостиницы и решительно двинулся в сторону моря. Какое же разочарование меня постигло! Сегодня – воскресенье, к тому же день местных парламентских выборов, и улицы казались полностью вымершими: абсолютно всё было закрыто, а машины и люди встречались очень редко. Быстрым шагом за 15 минут я дошагал до набережной, побродил вдоль нее, подышал морским воздухом и направился обратно. На набережной мне встретился шикарный черный кот, который дорогу мне не переходил, но что-то долго и упорно мне пытался сказать, а может, просто послать хотел меня подальше. Но я его не понял, потому что мяукал он, видимо, тоже по-турецки.