Разворот

Последующие 3 года, начиная с лета 1999, мои мысли были только о том, как вернуться в Россию. Жил бы я один – не было бы никаких проблем: собрался, отправил вещи и уехал. Однако в моей теперешней ситуации требовалось еще убедить супругу в целесообразности такого решения. Задача оказалась архи-сложной, особенно учитывая то обстоятельство, что моя вторая половина только 2 года как приехала из России и не имела никакого желания возвращаться в то место, с которым у нее связаны не самые приятные воспоминания детства. Бросить же все и просто уехать я не мог по одной простой причине: «мы в ответе за тех, кого приручили». Так уж получилось, что «Маленький Принц» еще с детства является одной из моих самых любимых книг.

Изначально супруга (да и все мои друзья и знакомые) отмахивалась от моей идеи, как от бзика, крутили пальцами у виска и бросали презрительные взгляды – одним словом, просто не принимали всерьез. Любые мои попытки заговорить дома о переезде принимались в штыки и наталкивались на каменную стену: «Я никогда не поеду жить в Россию». В течение двух лет я пытался изменить отношение супруги к моей затее, показывая серьезность своих намерений и уверяя, что если я обеспечил ее хорошей жизнью в США, где у меня в то время уже практически ко всему развилась апатия и отвращение, то я смогу сделать это еще лучше в России, где мне самому приятно будет жить. И все два года я не мог найти понимания. Масла в огонь подливали и наши знакомые и родственники, уверенные, что я никуда из Америки не уеду, потому что люди не уезжают из Америки в Россию! Такого просто не бывает и быть не может – это практически то же самое, что воскреснуть из мертвых!

Но я знал, что все равно уеду в Россию – с женой или один. Переезд я изначально наметил на 2001 год – за это время я планировал накопить денег на квартиру, тем более, что после-дефолтные цены на недвижимость в Москве были смехотворными. К сожалению, при составлении «плана пятилетки» я не учел самого главного – своего непревзойденного таланта транжирить деньги. Невзирая на очень приличные даже по американским меркам заработки, откладывать ничего не удавалось. Более того, я влез в жуткие долги и вынужден был объявить банкротство. Долги мне списали, я стряхнул с плеч десятка полтора кредиторов, и у меня появился шанс начать с нуля, который я намеревался использовать. Ценой этого банкротства стала жирная клякса в моей кредитной истории, но я считал, что, пожалуй, хватит жить в кредит, и она мне не слишком понадобится. Ха! Святая простота. В общем, от души и с размахом я харкнул в колодец себе и жене на ближайшие 7 лет – именно столько банкротская клякса будет висеть на моей и на ее кредитной истории… У Даши я прошу прощения за это, но в тот момент иного выхода не было.

Наступил 2001 год, и я вынужден был признать, что отъезд мне придется отложить. Злопыхатели просияли: «Мы же говорили, что это все пустой трёп, и никуда он не уедет!» Но собака лает – караван идет. Не обращая внимания на истерики, я упорно продолжал следовать своему плану и в апреле 2001 года восстановил российское гражданство, став гордым обладателем двуглаво-орластого паспорта.

Однако судьба еще раз решила испытать меня на прочность, и в октябре 2001 года грянул гром: экономический кризис в Америке пришел и в мой дом. На работе часы мне урезали в два раза, и если бы не мой начальник Стив, отстоявший меня, я мог вообще оказаться на улице. Стало очевидно, что мне не то, чтобы накопить на квартиру, но даже и прожить теперь будет довольно сложно. Пришлось срочно переделывать бюджет, избавиться от одной машины и всячески ужаться, чтобы не помереть с голоду. Все мои попытки срочно найти новую работу ни к чему не привели. Наступил 2002 год, и теперь даже вакансий, удовлетворяющих моему запросу, стало намного меньше, если их вообще удавалось найти. Пришлось смириться с тем, что квартиру собственную я купить уже не смогу. Однако уверенность в том, что именно в 2002-ом году я вернусь домой, не покидала меня.

Весной 2002 года я прилетел в Москву, чтобы конкретно прозондировать почву с жильем и с работой. Результатом я остался удовлетворен и улетел в Лос-Анджелес, воспринимая этот «улет» как последнюю долгосрочную командировку в США и будучи уверенным на все сто, что осенью вернусь в Москву. При этом я прекрасно понимал, что надо за полгода обеспечить жену средствами к существованию и создать себе какой-то материальный задел на первое время, а в идеале договориться с фирмой, где я работал, о предоставлении мне возможности продолжать работу из Москвы.

Таким образом, с приземлением самолета в аэропорту Лос-Анджелеса 3 мая 2002 года мое пребывание в роли эмигранта вышло на финишную прямую. Сомнений в этом у меня не было уже ни малейших, хотя я и не вполне представлял себе, как в реальности весь дальнейший процесс репатриации будет происходить…

Здесь начинается собственно “дневник возвращенца”

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии