Как я провёл лето-2005

18 июля 2005 г., 22:18
Москва

Как-то так повелось, что предпринимая ту или иную поездку – будь то в отпуск или по делу, – я стараюсь сделать так, чтобы одним «выстрелом» убить сразу с десяток зайцев. Даже приезжая в былые времена в гости из Америки, я старался подгадать свой приезд под пару-тройку футбольных матчей. А полтора года назад я совместил свой приезд в Лос-Анджелес со слушанием в налоговой службе Калифорнии.

Не стало исключением и нынешнее лето. Вообще, должен сказать, что планы на отпускной сезон у меня были грандиозные, почти наполеоновские: я собирался съездить к морю, слетать на Байкал и отдохнуть в Болгарии, куда меня давно зовет в гости бывший одноклассник. Двухмесячный отпуск, даже полу-оплачиваемый, позволял распоряжаться первыми двумя месяцами лета по своему усмотрению.

Казалось бы…

Молодежный чемпионат Европы по баскетболу, который непревзойденные титаны мысли из ФИБА решили проводить в середине июля в Чехове, встрял костью в горле и разбил мой (да и не только мой) отпуск, а вместе с ним и амбициозные планы, в пух и прах. Российская федерация баскетбола (РФБ) попросила меня обеспечить все техническое оснащение турнира и задобрила свою просьбу такой солидной суммой, что отказаться я просто не смог – не так часто за 10 дней работы (из которых два дня – выходные) предлагают почти полторы месячные зарплаты, да еще и с проживанием на всем готовом!

Все это было данностью на начало июня. Сезон баскетбольный завершился, и можно было спокойно планировать оставшееся время. 25 июня как раз ЦСКА играл в Ростове очередной футбольный матч. Кроме того, в этом чудном городе на Дону обитает мой бывший шеф: ныне подполковник в отставке, а в годы моей службы в рядах Советской Армии капитан – Кац Александр Семёнович, который меня любил и опекал, как родного сына, и под чьим чутким руководством весной 1989 года я впервые в жизни познал прелести женской плоти. После Ростова я планировал навестить знакомых в Луганске, с которыми мое знакомство ограничивалось виртуальной реальностью через Интернет. И, наконец, из Луганска рвануть в Крым – пожариться на коктебельском солнышке и окунуться в Черное море, откуда приехать вечером 6 июля аккурат к началу чемпионата.

Вечером 24-го июня я двинулся в путь. Фирменный поезд «Тихий Дон» отходил в 18:10, а в 11:35 следующего дня прибывал в Ростов. Такие поезда мне нравятся гораздо больше, чем ночные экспрессы, как, к примеру, до Питера. Здесь можно успеть и вдоволь налюбоваться пейзажами за окном, и пообщаться с попутчиками или с попутчицами (что предпочтительнее), и пропустить стопочку-другую коньячку под горячий ужин в вагоне-ресторане, и, в конце концов, просто выспаться и приехать в пункт назначения в бодром расположении духа, а не с красными, как у кролика, глазами.

Семёныч накрыл шикарную поляну!Поезд прибыл в Ростов с точностью до секунды. Семёныча я узнал сразу – удивительно, но он почти не изменился за те 16 лет, что мы с ним не виделись. Разве что поседел. В остальном же – все тот же уверенный взгляд, размашистая походка и пышные усы. Оказалось, что я в свое время здорово переоценил его возраст. В 1989-ом году я думал, что ему было уже под 50, а оказалось, что всего 38. Зато и сейчас, в свои уже 54 года, он остался верен себе, покоряя женский пол с той же страстью, что и в 38-летнем возрасте.

Семёныч меня встретил окрошкой и коньяком. Ужравшись – иначе и не скажешь – до отвала отменной окрошки и пропустив грамм по 150 коньячку, мы отправились на стадион. Правда, Семёныч просто проводил меня и даже не собирался на матч, не сомневаясь в том, что Ростов проиграет. Положа руку на сердце, я тоже в этом не сомневался.

Снова вдали от дома табуны знакомых конских морд, переполненный мечтающими о чуде ростовчанами стадион «Олимп XXI век», и снова чуда не произошло – победа ЦСКА со счетом 2:0 все расставила по своим местам.

Первую половину следующего дня я посвятил прогулке по городу и изучению местных достопримечательностей. Большого количества таковых я не заметил, поэтому скорректировал свои планы на более прозаичные – купить сандалии и чехол для фотоаппарата, поскольку мини-кофр, который был в моем распоряжении, отличался на редкость неудобным ремнем, да и в целом был ужасно непрактичным. Объяснить покупку данного изделия я могу только тем, что в тот момент я, видимо, находился под влиянием демонов, потусторонних сил, алкогольного и наркотического опьянения, влюбленности, полнолуния, магнитных бурь и удара тяжелом предметом по голове, поскольку в своем уме я бы держался подальше от такого извращения. Я даже не берусь предположить, под влиянием чего находился производитель этой сумки. Результатом моих многокилометровых прогулок по улицам города-на-Дону явился компактный чехол для фотоаппарата и килограмм черешни, который я приобрел для Семёныча и его любовницы-студентки (силён мужик!) в знак благодарности за теплый прием. С сандалиями дело обстояло сложнее – не было то моего размера, то приемлемого стиля, то удобоваримой цены, и я решил отложить их покупку до лучших времен.

Общественный транспорт в Ростове представляет собой стандартный «джентльменский набор» – автобус, троллейбус, трамвай. Метро в Ростове нет. Проезд стоит 6 рублей – в 2 раза дешевле, чем в Москве. Оплата проезда осуществляется непосредственно водителю при выходе из транспорта – только через переднюю дверь. Это зеркальное отражение того, что сделали в Москве: в наземном общественном транспорте установили турникеты, и вход по магнитным карточкам происходит только через переднюю дверь – полный идиотизм, учитывая то количество народу, которое в нем ездит, поэтому в часы пик посадка на конечной станции в автобус может занимать до 15 минут.

В целом же Ростов оставил приятное впечатление обычного российского города – всё при нем, но без излишнего пафоса. Такого восторга, как Волгоград, он у меня не вызвал, однако же и отвращения тоже никакого. Простой народ, чудесные девушки…

Рейсовый автобус Ростов-Луганск отъехал от автовокзала в 17:30. Ровно на полпути – государственная граница. Сначала российская. Автобус остановился, и всех нас выгнали из него вместе с багажом в аккуратное одноэтажное здание, охлаждаемое кондиционерами до комфортной температуры. Пассажиров пропустили через металлоискатель, а багаж – через рентгеновский аппарат. Затем – паспортный контроль, как в аэропорту. Вся процедура заняла меньше получаса. Мы вернулись в автобус, и через 300 метров нас ожидала украинская граница. Обветшалые будки, полуржавый навес, похожий на старый ангар, зато никто никого никуда не выгонял. В автобус зашел пограничник и собрал паспорта и миграционные карточки. Через 10 минут другой пограничник обошел пассажиров со стандартными вопросами: «Где проживаете?», «Что везете?», «Откуда и куда едете?». Еще через 10 минут первый пограничник вернул проштампованные паспорта и дал добро на отправление автобуса. В общей сложности обе границы были пройдены ровно за час.

Притом, что из России в Украину мы въехали совершенно свободно, очередь автомобилей в обратном направлении впечатляла. Сразу вспомнилось, как мы на машине из Сан-Диего ездили в мексиканскую Тихуану: туда – совершенно свободно, а обратно – километровая пробка. То же самое наблюдалось и на въезде из Украины в Россию.

Дорога от границы в сторону Луганска заслуживает отдельного описания. Особенно отрезок до города Краснодона. Вы думаете, вы знаете, что такое плохая дорога? Ничего вы не знаете! Вы не видели плохой дороги, если не ездили от российско-украинской границы до Краснодона! Вот оно, истинное испытание для вестибулярного аппарата! Центр подготовки космонавтов может выбросить на помойку все свои бестолковые центрифуги и сэкономить вагон денег – будущих космонавтов надо лишь пару раз провезти дорогой до Краснодона. Не сомневаюсь, что если бы все пассажиры этого автобуса отправились из Краснодона прямиком в космос, такой полет показался бы им легкой прогулкой. Порой создавалось впечатление, что эту дорогу решили оставить со времен войны нетронутой – со всеми выбоинами, воронками от бомб и, вполне возможно, минами…

А это поляна в ЛуганскеВ 21:40 по украинскому времени автобус прибыл в Луганск. Я их узнал сразу! Оксана и Влад стояли у машины и курили. И хотя я впервые в жизни видел этих ребят живьем, создавалось впечатление, что мы знакомы всю жизнь. Влад провез нас по центру города, где толпами сновала местная молодежь. Как оказалось, сегодня, 25 июня, на Украине праздник – День молодежи, и в честь него в 22:00 был дан салют.

По дороге мы заехали в супермаркет и прикупили крепкие и не очень напитки. Дома Оксана быстро накрыла стол – оказывается, к моему приезду готовились! Коньяк, три салата, горячее, пирожки – все как полагается. Мне даже как-то неудобно стало за свои излишне скромные подарки, которые я привез. А когда ребята мне подарили еще и роскошную бутылку местной Луганской водки «Белая королева» и хит сезона – торт «Шахтерский», мне стало совсем неловко. Надеюсь, что я не ударю лицом в грязь, когда и если они нанесут мне ответный визит в Москву.

Кондиционером в квартирах теперь здесь мало кого удивишь, но этим чудом техники меня ночью продуло так, что наутро здорово болело горло, да и общее самочувствие было достаточно паршивое. Этого мне только не хватало – в день отъезда на юг подхватить простуду, причем не какой-нибудь пустяковый насморк, а не дай бог ангину. Решив не откладывать дело в долгий ящик, я начал лечение в тот же день – Ингалиптом, Фалиминтом и народными средствами: коньяком и чаем с медом и лимоном.

Собор в ЛуганскеВсё время моего пребывания в Луганске – почти сутки – Влад страдал вопросом: «Чем же тебя удивить?» Видимо, бытует на украинских просторах стереотип, что москвича удивить нечем, ибо он все видел и все на свете знает. Я ему посоветовал просто расслабиться и не пытаться меня ничем удивлять. Закончилось все поездкой на машине по городу. Помимо традиционных памятников, скверов, храмов и церквушек, меня очень порадовал железнодорожный вокзал – красиво и оригинально оформленный, с отлично разработанными подъездными дорогами.

Железнодорожный вокзал в ЛуганскеМой поезд Луганск-Симферополь стоял на первом пути. Оставив Оксану сторожить вещи около вагона, мы с Владом отошли посетить мужское заведение в здании вокзала. Когда мы через 5 минут вернулись, на улице разыгрался нешуточный ливень. «Оксана же там мокнет!» – хором озвучили мы одну и ту же мысль и помчались по перрону в сторону поезда. Оксана, как верный сторож, так и стояла перед вагоном и под проливным дождем стерегла мой неподъемный для ее женственных ручек чемодан. Вихрем мы влетели вместе с Оксаной в вагон, прихватив и багаж. Дождь стоял стеной, и ребятам понадобилось некоторое время, чтобы собраться с духом и, попрощавшись со мной, рвануть обратно в здание вокзала, а затем – к машине.

Купе оказалось пустым. Я уж было порадовался, что до самого Крыма поеду один, но через час в купе вошли бабушка с внуком, а еще через час окончательно укомплектовал наш состав парень лет сорока. Я собирался ложиться спать, но Владимир – так звали нашего нового попутчика – так настойчиво предлагал мне разделить с ним пол-литрушку коньяка «Кара-Даг», что дальше отказываться означало просто обидеть его. Владимир, хирург по профессии, оказался превосходным собеседником, и мы в итоге часа три чесали с ним языками за жизнь.

Проснулся я около 7 часов утра, и уснуть уже не смог. Яркое солнце на безоблачном небе пекло в окошко и возвещало о близости жаркого юга, моря, гор, долин с виноградниками, нескончаемых рек вина и великого разнообразия свежих фруктов по смехотворным ценам.

В 10:40 поезд прибыл в Симферополь, и как только он остановился, его тут же, как мухи, облепили таксисты и туроператоры. Первые предлагали доехать в любую точку Крыма, вторые – отдохнуть в этой самой точке. Я же цель себе наметил сразу – меня интересовал пансионат «Голубой залив» или частный сектор поблизости от него. Женщина из «Панорама-тур» предложила мне номер в доме отдыха «Якорь», но его удаленность от моря (600 метров) меня несколько смутила, и я решил, что поеду самостоятельно и уже на месте разберусь.

Что касается передвижения, то для себя я заранее наметил верхний предел стоимости проезда до Коктебеля – 50 гривен (около $10). А в идеале, конечно, хорошо бы найти маршрутку. Правда, определенные неудобства поездки в маршрутке мне доставлял мой багаж. Отмахиваясь от назойливых таксистов, я зашагал в сторону автовокзала. Всю дорогу они кружили вокруг меня, как мошкара, выкрикивая разные суммы, словно это был аукцион. Причем суммы эти постепенно снижались. Началось всё со 100 гривен, и когда, наконец, я услышал заветное число «50», то немедленно согласился.

Здесь же всевозможные обменщики предлагали поменять рубли и доллары на украинские гривны, убеждая, что именно у них самый наиэксклюзивнейший и наивыгоднейший курс, а на побережье курс сильно занижен. Конечно же, эти сказки были рассчитаны на лохов. Я, слава богу, не первый год сюда езжу и знаю, что на побережье курс как раз значительно лучше. Меня настолько добивало это наглое враньё, что я вынужден был самому настырному меняле сказать открытым текстом все, что я думаю о его курсе. Весь мой открытый текст уложился всего в два слова: «не пизди!».

Попутчиками моими оказались Саша и Лена – совсем молодая семейная пара, и на лице у них крупными печатными буквами было написано, что в Крым они поехали в свадебное путешествие. В их дилемму, куда податься – Судак или Коктебель – я внес определенную ясность, а окончательную точку поставил таксист: «Один раз побывав в Коктебеле, вы захотите возвращаться туда снова и снова». Я с ним был солидарен, и вопрос был решен.

Въезд в КоктебельПосле полутора часов дороги, наконец, появилась знакомая развилка: налево – Феодосия-Керчь, направо – Коктебель-Судак. Еще спустя 15 минут мы въехали через большие ворота в Коктебель – «страну коньяков». Вдали возвышался величественный Кара-Даг, и опять я не сразу смог поверить в реальность происходящего. Приезжая сюда каждое лето, я не могу насладиться этим удивительным местом, и первые день-два проходят, словно во сне – кто там был, тот меня поймёт.

Вид из номераМы договорились с ребятами встретиться в 17:00. Они поехали искать жилье в частном секторе, а я бодрой походкой, почти как к себе домой, направился в регистратуру пансионата. Здесь меня ждало разочарование – свободных номеров не было! Вернее, были, но только люксы. Которые стоили от 290 гривен ($58) за номер в сутки. Скорее из любопытства я решил поселиться на пару дней в люксе и пожертвовать лишним стольником зеленых. В течение этих трех дней я намеревался подыскать себе альтернативные варианты проживания.

Вечернее небоЛюкс по сравнению с обычным номером был и в самом деле шикарным. В номере – ремонт под «евро» со стеклопакетами и кондиционером, гарнитурная мебель, телевизор, холодильник, электрочайник, две чашки с блюдцами, два стакана. В ванной – обогреватель, обеспечивающий постоянную горячую воду. Сама ванна огорожена шторой. Повеселило еще наличие в ванной комнате пластикового ведра, тазика и ковшика. А в целом – все аккуратно и чисто. И лишь при ближайшем рассмотрении я не обнаружил ни мыла, ни туалетной бумаги, а штору в ванне не мыли, наверное, с момента ее появления на свет. С таким безобразием я мириться, конечно, не собирался, и пошел к администратору: если уж этот номер называется люксом и сдается за такие деньги, то неплохо бы сделать так, чтобы его суть все же соответствовала его статусу. Впрочем, удивляться тут нечему – у меня с первого раза всегда возникали проблемы с заселением. Помнится, даже во время медового месяца на Гавайях мы дважды переезжали – сначала нас поселили в номер с муравьями, потом был номер с совершенно идиотской планировкой, и, наконец, в третьем номере мы угомонились, но и в нем перед нашим отъездом засорился унитаз…

До обеда оставалось около часа, и я решил прогуляться на пляж. Я твердо убежден, что конец июня – самое удачное время для поездки на юг: народу еще мало, цены на жилье еще низкие, а лето уже в разгаре, хоть и не такое стабильное, как, к примеру, в июле-августе. На пляже было полно свободного места, солнце жарило нещадно, но купающихся я не приметил. Немудрено – на табличке при входе на пансионатский пляж значилась температура воды +16 при температуре воздуха +27. Я пощупал воду, и действительно – желания продолжать контакт с ней у меня не возникло.

Вернувшись в номер через 15 минут, я с удивлением обнаружил, что мыло и туалетная бумага были на месте, а штора тщательно отмыта. Неужели нельзя было сразу так сделать? Да, называйте меня занудой, но я привык в полном объеме получать то, за что плачу!

Между тем кое-какие изменения в пансионате за прошедший год все же наметились. Во-первых, новые чайники в столовой сменили своих совковых, а то и послевоенных, предшественников. Во-вторых, новенькие телевизоры со спутниковым вещанием в холлах спальных корпусов пришли на смену «Рубинам», «Рекордам» и прочим «Радугам» 20-летней давности. В-третьих, как мне по секрету поведала администратор, к следующему лету наконец-то будут отремонтированы и все остальные номера в пансионате, чтобы стать пригодными для жилья. Потенциальный минус в том, что и цены соответственно подрастут, и за $18 в сутки с питанием поселиться уже вряд ли получится. С другой стороны, из явных минусов по сравнению с прошлыми годами можно выделить исчезновение со стола свежих фруктов и вина на ужин, а также зелени на обед. И если вино и фрукты давали по выходным, то обеденная зелень, похоже, окончательно стала достоянием истории. В целом же питание нареканий не вызвало, тем более у такого неприхотливого и практически всеядного зверя, как я. А свежие фрукты были в изобилии и на рынке.

Я и мои попутчики - Лена и СашаВечер я провел в компании Саши и Лены, для которых я стал гидом на все время своего пребывания в Коктебеле. Я показал им все достопримечательности поселка, главным из которых был, естественно, рынок. С черешней по 5 гривен за килограмм и абрикосами по 10. С разливными винами. С копчеными окунями, форелью и катраном. С вареными раками. С шашлычками из мидий и рапанов. И прочими разносолами и вкусностями. Вещевой рынок – это вообще какой-то ужас: проходя через него, каждый раз приходилось с остервенением себя уговаривать: «мне ничего не нужно… мне ничего не нужно…». Ага, свежо придание…

Прошли мы и по набережной, где Лена, как и подобает девушке, останавливалась у каждого лотка и мечтательно воздыхала по красоте изделий из ракушек, оникса и прочего экзотического материала. Меня же многие там встречали почти как родного – обменщик денег, представитель экскурсионного бюро, где у нас сломался автобус, продавцы сувениров. Узнавали, здоровались, приветливо улыбались, разве что на шею не бросались.

Следующий день выдался таким же, как и предыдущий – жарким, ветреным, с холодной водой. Горло все еще меня беспокоило, поэтому купаться я снова не рискнул, тем более в 17-градусной воде. Однако, учитывая, что в Коктебеле мне было отведено всего 6 дней пребывания, отдыхать надо было по интенсивной программе, и если уж мне пока не удается искупаться, надо хотя бы начать загорать. Тоже по интенсивной программе. Два часа я жарился на солнце, к вечеру я стал похож на рака, и на ночь обтерся пантенолом.

Когда и на третий день, 30 июня, повторилось всё то же самое, я решил, что хватит ждать у моря погоды, в буквальном смысле. Мое горло меня достало, и, решив, что хуже все равно не будет, а вообще-то клин клином иногда вышибают, я нырнул в 17-градусную воду. Обожгло! Короткий заплыв метров на 15 от берега и обратно оставил странное ощущение: прыгнув в море, хотелось сразу же из него выпрыгнуть, но, оказавшись на берегу, снова хотелось прыгнуть в море. Что еще более удивительно, горло мое к вечеру чудесным образом перестало болеть и больше меня не беспокоило. Клин клином действительно иногда вышибается…

Квартира, которую я снялВечером 30 июня я отправился искать себе жилье. Мне надоело переплачивать, и пора было уже найти что-то поскромнее. Вдоль улицы Ленина через каждые 5 метров сидели люди с табличками «жилье у моря», «жилье на выбор», «жилье под ключ» и так далее. Осмотрев в общей сложности около шести вариантов, я сделал свой выбор: всего за $20 в сутки я снял однокомнатную квартиру с евроремонтом и кондиционером, с балконом и прекрасной кухней, содержащей всё необходимое. Питаться я решил продолжать в пансионатской столовой, и это мне обошлось еще $10 в сутки. Хотя в квартире было все, чтобы я мог самостоятельно готовить еду, тратить на это время не хотелось. Таким образом, сократив расходы вдвое, я прогадал лишь в одном – в отличие от пансионата, квартира находилась не в 30 метрах от моря, а в 300. Невелика потеря. Зато рынок практически под окнами! Ну да, тот самый, в котором мне ничего не нужно. Абсолютно ничего! Ага, скажите это моему чемодану, который никак не хотел потом закрываться – исключительно потому, что мне ну просто совершенно ничего не было нужно на рынке!

Зловещий Кара-Даг1 июля небо заволокло тучами, которые плыли так низко, что скрывали за собой половину Кара-Дага – таким зловещим я его еще никогда не видел. При этом над пляжем удивительным образом светило солнце, и было достаточно жарко. Ветер стих, вода прогрелась. Два дня прошли почти под копирку: в перерывах между приемами пищи я валялся на пляже, купался, загорал, общался с Сашей и Леной и иногда знакомился с девушками. Правда, эти знакомства были исключительно с целью разнообразить процесс облучения ультрафиолетовыми лучами. Никаких романов я заводить не собирался, ибо 6 дней – срок по моим меркам явно не достаточный для чего-то серьезного, а девочки на одну ночь меня не интересовали.

Вода в море с каждым новым днем становилась все приветливее, и количество купающихся стремительно прибавлялось. Новый заезд в пансионат очень быстро наполнил пляж белокожими отдыхающими, на фоне которых я со своим аж трехдневным загарным стажем ощущал себя почти негром. Адаптация прошла на удивление быстро, и я мог уже по 3-4 часа в день валяться на солнце, не испытывая дискомфорта и не боясь сгореть. Красный цвет кожи постепенно сменился бронзовым, и смотреть на собственный загар теперь было просто чертовски приятно, особенно в тех местах, где он контрастировал с белым. Меня тогда еще посетила мысль, что на нудистском пляже загорать плохо – именно потому, что трудно потом оценить интенсивность загара, ибо сравнивать не с чем…

Одной из главных задач в Коктебеле для меня по-прежнему оставался подъем в горы. С первого дня я указал Саше на пик Сюрю-Кая и высказал ему намерение добраться до него. Он, ни секунды не сомневаясь, изъявил желание составить мне компанию. Человек жаждал острых ощущений: он хотел полетать на дельтаплане, нырнуть с аквалангом и полазить по горам. Впоследствии первые два пункта он вычеркнул из-за чересчур кусачей цены, а вот последнее сулило море ощущений, и лишь в худшем случае – взяткой леснику.

3 июля после обеда мы взяли курс на вершину. В отличие от прошлого раза, когда мы с Ириной подбирались к пику с правой стороны, в этот раз мы подошли к нему слева. С самого начала мы взяли хороший темп, и всего за час поднялись на высоту порядка 300 метров, где вдоволь нафотографировались. Всю дорогу я, как одержимый, мчался впереди, Саша – чуть позади, и замыкала нашу процессию Лена. Подъем стал круче, но мы продолжали наш путь по тропинке, ожидая в любой момент встретить лесника. Удивительно, но мы никого так и не встретили.

А вершина была так близка!..Когда до вершины оставалось каких-то жалких 500 метров, Лена заявила, что она устала и дальше идти не может. Мы с Сашей пытались уговорить ее, но когда мы ей показали, куда нам предстоит подняться (да-да, на самый пик!), она окончательно заупрямилась, но сказала, что подождет нас, пока мы с Сашей поднимемся. Понятно, что Саша оставлять ее одну не хотел. Я, конечно, мог подняться один, а они бы меня подождали, но мне это тоже показалось не совсем правильным – вроде как я их сюда притащил и в какой-то мере чувствовал ответственность за подрастающее поколение. Саша в этот момент пожалел, что взял с собой Лену, поскольку желание добраться до вершины горело в его глазах. Что ж, вершина снова осталась непокоренной. Говорят, бог любит троицу – значит, через год, с третьего раза, на ней все же будет водружен флаг ЦСКА, который я специально взял с собой.

Последний день прошел в блаженном ничегонеделании. К тому же, море прогрелось уже до +22, и вылезать из него решительно не хотелось. Время пребывания в воде и на суше становилось примерно одинаковым. Вторую половину дня я потратил на закупки вина, сувениров и всего, что я собирался привезти с собой в Москву. Включая то, что мне было совершенно не нужно. Под такое количество добра пришлось купить еще одну сумку. Вечером я последний раз посидел с ребятами в кабаке, уплетая копченого окуня под разливное пиво. А на улице начал накрапывать дождик, словно выражая мою неохоту покидать это чудесное место.

5 июля после завтрака я последний раз искупался и поймал последние лучи южного солнца. Заказанное накануне такси прибыло точно в срок, и, сдав хозяину квартиру с обещанием обязательно в нее вернуться, я попрощался с Коктебелем до следующего лета.

В Москву я возвращался в полупустом вагоне поезда Феодосия-Москва, и к вечеру 6 июля был дома.

А на следующее утро поехал в Чехов. Пожалуй, я нисколько не жалею, что подписался работать на этом турнире. Помнится, когда-то я вскользь упоминал санаторий «Русское поле» – именно там мы жили 2 дня во время Финала Четырех в феврале. Тогда я мечтал поехать на недельку в этот санаторий отдохнуть, и вот сбылась мечта идиота: нас снова в него поселили, но уже на целых 10 дней, пока продолжался чемпионат. Нас – это всю судейскую делегацию из РФБ и меня вместе с ними.

Санаторий "Русское поле"Летом здесь еще прекраснее, чем зимой! Огромная территория, повсюду зеленые насаждения и клумбы с цветами. Условия проживания потрясающие: огромные номера с 3-метровыми потолками, большой ванной и лоджией. 6-разовое (!) питание – завтрак, второй завтрак (обычно морс или фрукты), обед, полдник, ужин и кефир перед сном. Всё питание заказное, и кормят, как на убой! Также имеется бассейн, сауна, массаж, дискотека, столы для бильярда и пинг-понга, кинозал… В вестибюле стоят огромные шахматы с фигурами размером приблизительно с двухлитровую бутылку пепси-колы, и если соперник начинает нагло выигрывать, то в него всегда можно метнуть пешкой или лучше конём – у него больше острых углов. Остается добавить, что это заведение – бывший санаторий КГБ, и надобность в дальнейшем описании отпадает.

Санаторная баняК сожалению, испытать все эти прелести нам все равно в полной мере не удалось, ибо сразу после завтрака мы уезжали во дворец спорта, работали 4 матча подряд и возвращались обратно только в 9 вечера. Как работала наша делегация – вопрос отдельный. Вернее, та часть делегации, которая жила не в санатории, а в гостинице рядом с дворцом спорта, то есть непосредственно организаторы турнира. 6 июля, въехав в Чехов, все синхронно ушли в запой. Каждый вечер они квасили до очумелого состояния, каждое утро опохмелялись и шли на работу. И так все 10 дней. При этом всё было организовано безупречно и на высшем уровне, ни одного сбоя за все время, и самые высокие оценки ФИБА – лишнее тому подтверждение. Видимо, это и есть русское ноу-хау, абсолютно непостижимое для иностранцев.

Гигантские шахматы15-го июля был выходной – один из двух на этом турнире. И если на первый я мотнулся в Москву, то на второй я решил, что полноценно отдохну, раз уж суждено мне было поселиться в санатории. Сходил в баню и в бассейн, посидел в шезлонге на балконе с книжкой, взял напрокат велосипед и проехался по лесу, сходил на дискотеку, а главное – воспользовался всеми шестью приемами пищи!

На дискотеке я себя ощутил пионервожатым на фоне всех остальных: старше 17-ти лет там, похоже, вообще никого не было. Эх, как бы много я отдал, чтобы десяток лет сбросить сейчас! Не помню я такого количества очаровательных девочек в дни своей молодости. И вообще, я сделал для себя неутешительный вывод – я старею… Потому что на молодежной дискотеке я чувствую себя не в своей тарелке… Потому что 20-летние девчушки в самом соку обращаются ко мне на «Вы»… Успокаивает только то, что мне больше 30-ти никто не дает, а значит, если набраться достаточно наглости, то можно себя и за 25-летнего выдавать. Главное, как говорится, есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах!

Тем временем, из оздоровительного детского лагеря «Сокол» по соседству с санаторием периодически доносились знакомые до боли мелодии горна – подъем, обед, отбой… Нет, пожалуй, десятка лет долой маловато будет, я бы все двадцать с удовольствием сбросил. А вообще, посетила меня мысль поехать в лагерь вожатым – думаю, это будет интересно. Видимо, этим летом я уже опоздал, а вот на будущее – почему бы и нет?

Дворец спорта "Олимпийский"Но это все мечты. А в реальности после второго выходного предстояло отработать последние два дня – полуфиналы и финалы.

Противостояние Россия-Литва в финальном матче само по себе вызывало огромный интерес. Еще в советские времена грандиозные матчи ЦСКА–«Жальгирис» производили такой ажиотаж, что, говорят, все улицы Литвы в это время вымирали, и худшим врагом любого литовца был тот, кто осмеливался в этот момент оторвать его даже на мгновение от телевизора. С тех пор, конечно, страсти немного поутихли. Тем не менее, исторический подтекст финального матча сделал свое дело. К этому стоит добавить, что Литва в прошлом году была чемпионом Европы среди первых национальных команд.

Поистине, это был матч двух достойных соперников. Литовская «молодежка» под руководством легендарного Римаса Куртинайтиса бойко начала турнир, но немного «подсела» к решающим матчам, чуть ли не с сиреной вырвав в полуфинале победу в одно очко у достаточно средней сборной Израиля. Российская команда, наоборот, начала турнир неважно, но по ходу соревнования разыгралась, а ключевой в психологическом плане была игра против Италии, когда россияне героически вытянули казалось бы безнадежно проигранный матч, отыграв отставание в 21 очко и закончив встречу с разницей в +4. В полуфинале сборная России, ведомая Евгением Пашутиным, на удивление убедительно разобралась с командой Сербии и подошла к решающему поединку, что называется, в оптимальной форме.

Аншлаг за час до финального матчаЗа год работы во дворце спорта «Олимпийский» в Чехове такого аншлага я не наблюдал ни разу. За час (!) до матча трибуны были практически заполнены. А когда команды вышли на площадку, то не то, что яблоку, а зернышку негде было упасть: забиты были все места, все ложи, почти всё пространство за щитами; люди сидели и стояли в проходах, на ступеньках и на коленях друг у друга, разве что с потолка не свисали. В зале, рассчитанном на 3500 зрителей, находилось никак не меньше 4000, а шум стоял такой, что, барабанные перепонки готовы были лопнуть. В такой атмосфере проиграть означало взять на душу несмываемый грех!

И зрители не обманулись в своих ожиданиях – поединок вышел достойный финала и проходил, что называется, на качелях: интрига не спадала практически до последней минуты. И все же, победив со счетом 61:53, сборная России впервые в истории стала молодежным чемпионом Европы. С чем я всех и поздравляю!

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>