День идиота

18 августа 2004 г., 14:27
Москва

 

Этот выезд в Ярославль я запомню надолго. А ведь все так хорошо начиналось…

Марина, подруга Иры, уехала на лето со своими детьми в деревню Рязанцево, что в 25 км от Переславля-Залесского. Они меня давно туда зазывали в гости, но как-то все было недосуг. Да и с Ирой у меня произошло, мягко говоря, довольно значительное охлаждение отношений, в связи с чем наша компания практически распалась. Но вот выдался удобный повод – 14 августа ЦСКА играет в Ярославле против «Шинника», и можно было совместить приятное с полезным.

Расписанный до мелочей план, казалось, учёл всё. В субботу, 14 августа, в 9 утра мы выезжаем на машине от Медведково, в Пушкине подбираем Марининого мужа Сергея и едем а Рязанцево. После обеда, отдыха и подвижных игр на свежем воздухе едем на футбол в Ярославль, возвращаемся с победой в Рязанцево, выпиваем крепкие напитки и забываемся здоровым пьяным сном. В воскресенье – шашлыки, продолжение подвижных игр и отдыха на свежем воздухе и неспешное возвращение в Москву к вечеру 15 августа.

Поскольку спальных мест в «домике в деревне» не хватало, каждый должен был захватить с собой то, на чем и под чем он будет спать. В связи с этим я взял с собой огромный двуспальный надувной матрас, который притащил еще из Штатов, ибо он лучше всего подходил для такого ночлега. Матрас занял у меня 2/3 объема немаленького рюкзака, а в оставшуюся треть вместились: одеяло, смена белья, волейбольный мяч, фотоаппарат, бадминтонные ракетки, шампуры и 4 кг замаринованной телятины для шашлыка. Взвалив все это на плечи, в 8:30 утра я отправился ловить машину до Медведково. В этот момент начал накрапывать дождик…

Еще в четверг, глядя в окно на дождливую погоду при +15 и посмотрев прогноз на выходные, я выразил Ире сомнения относительно целесообразности поездки. Но Ира попыталась их развеять, возразив, что главное – хорошая компания. Что ж, с этим поспорить было сложно. Но, тем не менее, до последнего момента меня не покидало чувство, что не надо ехать. Вот просто не надо и все. А вы говорите, что мужской интуиции не существует…

Ира также попыталась успокоить нас двумя ключечвыми фразами, которые мы ей потом долго припоминали: «Ну, дождь даже если и пойдет, то не целый же день он будет лить… И вообще, если будет сильный дождь, мы никуда не поедем – что ж мы, идиоты что ли?».

В субботу, 14 августа, в 9:30 утра группа из четырех идиотов и идиоток (Ира Н. в качестве водителя, Ира С. в качестве моей как бы подруги, Миша и я) под проливным дождем в рыжей «трешке» взяла курс на север. В Пушкине в машину сел пятый идиот – Сережа. Еще через 2 часа мы были в Переславле, где закупили продукты на рынке.

Дорога из Переславля в Рязанцево протяженностью около 25 км оказалась настолько пустынной, что невольно начали закрадываться мысли о какой-то мистике. Проливной дождь только усиливал это ощущение. Зато повеселили названия населенных пунктов: Большая Брембола и Малая Брембола. Неподалеку и вовсе располагался поселок с прекрасным романтичным названием Любилки.

Домик Марины в Рязанцеве явно нуждался в капитальном ремонте. Но даже при всем при этом от него веяло какой-то удивительной русской душевностью, чем-то из далекого-далекого детства. Печка в доме, туалет на улице, рукомойник, вода из колодца, две кошки.

После того как все продукты питания были разгружены, выяснилось, что мы забыли купить растительное масло. Девчонки поехали в магазин, а мы остались в доме. Через минуту случилось то, что и должно всегда случаться в таких поездках – сломалась машина. Причем, она не просто сломалась: Ира Н., выезжая со двора, умудрилась переехать бетонный столб довольно внушительного размера, который она не заметила в высокой траве. Съехать с него она уже не могла, поскольку этот столб, врезавшись под капот, заблокировал коробку передач и педаль газа.

Как известно, на голодный желудок принимать серьезные решения – дело опрометчивое, поэтому мы за обедом в спокойной обстановке обсудили дальнейший план действий, ибо задачу попасть в Ярославль на футбол никто не отменял. Было решено попытаться стащить машину со столба, а если совсем все будет плохо, то доехать до Ярославля на электричке. Как мы будем после матча добираться обратно, мы представляли слабо. Тем более что с самого утра нас «радовал» не прекращавшийся ни на секунду проливной дождь.

Нам повезло, и все оказалось не столь безнадежно. Подкрепившись и набравшись сил, мы вшестером взялись за дело. «Жигуль» оказался сравнительно легеньким, и общими усилиями мы смогли стащить его с треклятого столба. Однако к моменту высвобождения автомобиля мы уже все были промокшие насквозь.

Зато автомобиль завелся и поехал! Времени оставалось лишь на то, чтобы погрузиться в него и неспешно взять путь на Ярославль. Вшестером, как кильки в банке, мы спрессовались в машину и поехали. Через 5 минут поездки из-под капота повалил дым, и датчик температуры зашкалил за отметку 130°. Пришлось остановиться и посмотреть под капот. Так и есть: вытек весь антифриз. Все-таки пробили мы систему охлаждения.

Это была уже полная брембола. Большая и малая в одном флаконе. Я с Ирой С. вышел на пустынную дорогу и под проливным дождем стал голосовать – в надежде остановить хоть одну из проезжавших машин, которые и так показывались здесь довольно редко.

Зеленый «Форд» просвистел мимо, но, в конце концов, остановился метрах в ста и дал задний ход. Молодой парень без раздумий согласился прицепить нас к себе на трос и отбуксировать до автосервиса. На его лице обозначилось искреннее изумление, когда мы вшестером высыпали из маленьких «Жигулей». Четверо сели в «Форд», а я с Ирой Н. остался в ее прицепленной «трешке». Руль доверили мне. Вот только буксировщик наш через какое-то время, видимо, забыл, что едет он не один, и разогнался до 90 км/ч. Ливень застилал окно, а в 3-х метрах передо мной размытым зеленым пятном маячил «Форд». Я, конечно, любитель острых ощущений, но в тот момент мне стало действительно страшно, поскольку я чувствовал, что в любой момент могу потерять контроль над автомобилем. Сидевшая рядом Ира просто закрыла лицо руками. Мобильная связь в этой дыре не работала, и мне пришлось уповать лишь на то, что они услышат сигнал, на который я жал в течение последних секунд 30-ти. Услышали. Остановились. Я отправил Иру высказать им все, что мы о них думаем, и заодно попросить больше 60-ти не разгоняться.

Через 15 минут мы благополучно доехали до автосервиса, который уже собирался закрываться. Два совсем юных паренька-механика, на вид не старше 20-ти лет, вошли в положение и принялись осматривать автомобиль. Мы скептически взирали на этих юнцов, надеясь, что они хотя бы знают разницу между винтом и шурупом и не доломают машину окончательно. Впрочем, альтернативы на тот момент у нас особо не было. Дождь стоял сплошной стеной, и тащиться по селу в поисках другого автосервиса нам не очень хотелось. Мы начали обсуждать план доезда до Ярославля автостопом – на случай, если ремонт затянется или окажется невозможным.

В результате осмотра мальчишки пообещали за полчаса все починить. И, что самое удивительное, починли! Правда, не за полчаса, а за полтора. Они поставили новый шланг охлаждения взамен пробитого старого, сменили воздушный и масляный фильтры, залили новый антифриз. Сработано все было на совесть, добротно и профессионально. За материалы Ира Н. заплатила около 700 рублей и в ужасе стала соображать, сколько сейчас с нее сдерут за работу…

Тем временем парень на «Форде» терпеливо ждал все полтора часа, пока закончится наш ремонт, и даже свозил нас за это время к родственникам Марины в Переславле, которые нам выдали по теплому свитеру, чтобы не сильно замерзнуть на футболе. И вот наш «Жигуль» снова обрел «самостоятельность». «Форд» можно было отпускать. Его водитель осторожно поинтересовался, может ли он быть свободен. На мой встречный вопрос «сколько мы Вам должны» он, кажется, готов был обидеться: о каких деньгах может идти речь?

Какое же счастье, что мир не без добрых людей!

Когда мы снова оказались в машине, Ира Н. села за руль и заговорщицким тоном спросила:

– Как вы думаете, сколько с меня взяли за ремонт?

Каждый из нас невольно стал вспоминать школьные уроки астрономии, чтобы не промахнуться в оценке стоимости. После нескольких минут гаданий Ира не вытерпела:

– Сто рублей!

Мы думали мы ослышались… Сто рублей! Так не бывает!

А проливной дождь тем временем не прекращался ни на секунду. Самое забавное, что и сейчас мысль отказаться от посещения футбольного матча казалась преступной. Даже несмотря на то, что мы успевали только ко второму тайму. Ведь столько всего уже пережито, что теперь отступать в последний момент было бы просто глупо. Мы снова взяли курс на Ярославль, и всю дорогу Ира Н., как заклинание, повторяла магические слова: «Сто рублей… сто рублей… сто рублей… так не бывает…».

Как и ожидалось, к стадиону мы подъехали к концу первого тайма. ЦСКА проигрывал 1:2. Мы, все увешанные красно-синей атрибутикой, ринулись на гостевой сектор, однако наткнулись на закрытые ворота. Весь дрожавший от холода мент, у которого зуб на зуб не попадал, с огромным трудом нам сказал, чтобы мы п-п-п-покупали б-б-б-б-билеты, но нас все равно не п-п-п-пустят на сектор, п-п-п-потому что б-б-б-билетная касса уже закрыта. Мы вопросительно посмотрели друг на друга, пытаясь понять сию замысловатую логику. После минутных переговоров со стражами правопорядка нам стало ясно, что на гостевую трибуну нас не пустят. Пришлось срочно прятать цвета и идти через центральный вход. Для этого надо было обойти стадион. Под не прекращающимся ни на секунду проливным дождем.

Стадион мы обошли и без билетов, совершенно бесплатно, вписались на трибуны через центральный вход. Подошли максимально близко к нашим, но один сектор нас все равно разделял. Так мы и стояли вшестером, под зонтами, отдельной кучкой, скандируя «ЦСКА!» и «Отсоси у красно-синих! Эй! Эй!» После многочасового ливня футбольное поле, даже в сухие дни не блиставшее хорошим состоянием, теперь и вовсе напоминало нечто среднее между болотом и огородом. Мяч застревал в лужах, игроки скользили, о содержательной игре не могло быть и речи. Увы, игроки «Шинника», видимо, привыкшие играть на таком газоне, оказались лучше приспособленными к непогоде и сумели довести матч до победы – 2:1. Мы же, несолоно хлебавши, но полные впечатлений, повернули в обратный путь. Под не прекращающимся ни на секунду проливным дождем.

Однако на этом наши приключения в Ярославле не закончились. Мне позвонил мой компаньон и попросил срочно перевести ему на счет деньги – дело было безотлагательным, и для этой цели мне требовалось найти Интернет-кафе. Какой-то прохожий нам показал общее направление на нужное заведение, и мы поехали туда, в сторону набережной. Ночью, под проливным дождем.

Интернет-кафе упорно не хотело обнаруживаться. Мы минут 20 ездили кругами по набережным, избороздили все улочки и переулки, но все безуспешно. В конце концов, со словами: «Все! Никуда больше я не поеду!» Ира остановила машину у очередного темного дома и выключила двигатель. Около минуты мы сидели и смотрели друг на друга, пока кто-то из нас не заметил метрах в 10 впереди на этом самом темном доме вывеску. Она гласила: «Интернет Кафе». Как машина не взорвалась от нашего оглушительного хохота, я не знаю…

В помещении было тепло и сухо! Более того, там можно было не просто посидеть за компьютером, но и выпить чашечку горячего кофе! Ира С. достала из кармана клочок бумажки. На глазах у изумленных работниц кафе эта бумажка по мере разворачивания превращалась в промокшую почти насквозь 500-рублевую банкноту. «На все!» Гулять – так гулять! Посетители Интернет-кафе с нескрываемым удивлением взирали на мокрых и до неприличия громко разговаривающих людей, периодически впадающих в состояние истерического хохота.

Последним в помещение кафе гордой, неспешной, величавой и преисполненной чувства собственного достоинства и неотразимости походкой вошел Он. Сережа, грызя сушку, вплыл в здание Интернет-кафе с видом человека, у которого в подчинении находится как минимум пол-Ярославля, включая это кафе. Он – владелец мира и всего, что есть на этом свете! Небрежно прислонившись к косяку двери, он продолжал грызть свою сушку. Но что-то в нем было не то, что-то не сходилось… И вдруг до нас дошло – свитер, который он в машине надевал в темноте, оказался задом наперед!

По большому счету, за нашу реакцию на это явление нас должны были вышвырнуть из кафе и внести во все черные списки, кои передавать во все заведения близлежащих областей. Однако нас просто попросили вести себя потише…

Всю обратную дорогу машину вел я. Как оказалось, человек может приспособиться ко всему – даже к продукту советского автопрома. Спустя два часа мы доехали до Переславля и повернули налево в сторону Рязанцева. В ночной темноте эта даже днем пустынная дорога казалось еще более зловещей. В течение всех 25 км нам не попалось ни одной машины – ни встречной, ни попутной. Несколько раз дальний свет фар выхватывал из темноты перебегавших дорогу ёжиков, и приходилось лавировать, чтобы не наехать на них.

По такой дороге особенно сочно воспринимались всякие страшилки, которыми Миша пугал девушек. И словно в подтверждение, в какой-то момент мы увидели мужика в плаще с капюшоном, который неторопливо брел по обочине дороги. Что он делал между двумя Бремболами один в такое время под проливным дождем в кромешной тьме и, главное, как ориентировался и как видел, куда он идет? Почему-то подумалось о том, что очень не хотелось бы сейчас здесь сломаться, ибо помощи в этом случае было бы ждать решительно неоткуда. Ну, разве что, от мужика в капюшоне. Если он не маньяк какой-нибудь.

Прибыли мы в Рязанцево мокрые и замерзшие. Причем мокрые насквозь. Сушиться и согреваться было негде, сухие носки закончилась. Калорифер нагревал комнату, но на одежду мощи у него уже не хватало. Оставалось уповать на здоровый иммунитет наших организмов.

Мы выпили чаю и перед отходом ко сну сыграли в нашу любимую игру – буриме. Это когда каждый участник пишет 4 строчки стихотворения, видя только две предыдущие, к которым он должен срифмовать свои. И так по кругу. Как обычно бывает, среди довольно средних произведений, один стих оказался шедевром:

Приятно быть женою лесника,
Всю жизнь прожить с любимым на природе,
Пропалывая грядки чеснока
В своём родном и милом огороде.

Ещё приятней быть женой бомжа –
Тут что ни день, то яркость впечатлений.
Пусть денег даже нету ни рожна,
А диалог наш из одних местоимений.

Зато бесплатно кормят нас везде,
А водку у прохожих я стреляю –
Не в этом суть! Проблема в ерунде:
Когда домой приеду, я не знаю…

А где любовь? Ее в помине нет,
О сексе я давно уж не мечтаю,
Зато хожу я часто в туалет
И за детей своих переживаю.

А ведь могла бы я актрисой стать,
В кино сниматься, выступать на сцене,
Но на мою судьбу давно всем наплевать,
Один есть в мире человек – великий Ленин!

Я по его заветам буду жить,
И жизнь покажется мне проще и светлее.
Ведь знаю я, что Родину любить –
Это не просто дрыхнуть в Мавзолее.

На сей приятной ноте мы и стали устраиваться на ночлег. Сережа с Мариной ушли в свою комнату, а мы вчетвером расположились в гостевой. Миша и Ира Н. выбрали себе по отдельной кровати сомнительной комфортности. Я же с Ирой С. расположился на надувном матрасе. Чтобы накачать его, понадобилась ровно 1 минута: прилагающийся к нему электрический насос, взвыв словно пылесос, играючи справился с этой задачей. Морфей принял нас в свои объятия мгновенно.

Посреди ночи я проснулся от испуганного, почти панического шепота Иры С.: «Здесь кто-то есть. Я видела, как он прыгнул сюда!» Я прислушлся, и действительно создавалось впечатление, что какой-то маленький зверек гуляет по комнате. Крыса? Барсук? Скунс? Опоссум? Ёжик? Змея? Вдруг из-под Мишиной кровати раздалось негромкое «мяу!». Я про себя похихикал и расслабился. Однако реакция Иры повергла меня в состояние смеховой истерики: «Витя, КТО ЭТО??!! Я боюсь!!!». Если бы я мог говорить в тот момент, то я бы непременно сказал что-то вроде «Ира, это всего лишь крокодил, он тебе сейчас откусит ногу». Душивший меня смех перебудил всех остальных обитателей комнаты, которые услышав историю, тоже разразились хохотом. А черный котёнок Чапа, широко раскрыв карие глазенки в свете фонарика, пребывал в искренном недоумении, почему же его невинное «мяу» вызвало столь бурную реакцию.

В это же время я обнаружил, что сдулся наш матрас, и мне пришлось снова включать «пылесос». В течение ночи я включал его еще 3 раза, а утром обнаружил причину – дырка в матрасе, которую я заклеил когда матрас уже был не нужен.

Дождь лил всю ночь, но к утру немного успокоился. В какой-то момент даже выглянуло солнышко. Омрачал сию идиллию только сильный ветер. Тем не менее, мы развели костер и принялись жарить шашлык. Девушки накрыли скатерть, нарезали овощи и хлеб. И вот, когда первая партия шашлыков была в процессе поедания, а вторая еще только жарилась, непонятно откуда набежала туча и пролилась очередным ливнем. Сначала, надеясь, что это временное явление, мы накрывались скатертью. Однако когда стало понятно, что это надолго, пришлось сбежать в дом.

Этот русский экстрим, продолжавшийся все выходные, назывался просто: не судьба. Практически любой замысел, возникавший у нас в течение этих двух дней, терпел неминуемый крах. Так что оставалось лишь собрать вещи и трогаться в обратный путь…

Дома я был часам к 10 часам вечера и, с остервенением сорвав с себя мокрую одежду, из которой я не вылезал два дня, нырнул в горячую ванну. Уже в ночи разбирая рюкзак, я с тоской посмотрел на бадминтонные ракетки и волейбольный мяч, которые нам так и не пригодились. Что ж, до лучших времен теперь. И ведь каков закон подлости – как только закончились выходные, на дождь не осталось и намека, а столбик термометра снова поднялся до отметки +25.

Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>